Наш Центр профориентации имеет замечательную ресурсную базу, которая позволяет развивать деятельность в таких направлениях, как профинформирование, профдиагностика, профконсультирование, психологическая поддержка.

Посетители нашего центра - различные категории населения, самые сложные, как оказалось, - дети с ограниченными возможностями здоровья. Начиная работу в этом направлении в прошлом году, мы столкнулись с множеством проблем, так как специальных методик профориентации с такими детьми, как оказалось, не существует.

Рассматривая три фактора выбора профессии, мы, конечно, делаем упор на фактор «могу». Детям с ОВЗ зачастую свойственны неадекватные способы профессионального самоопределения, у одних это отсутствие собственных профессиональных намерений в связи с низкой самооценкой здоровья, пассивностью и личностными особенностями, у других - недооценка тяжести своего заболевания, когда подросток считает себя вполне здоровым и убежден, что вскоре излечится, при этом некоторые планируют реализовать себя в профессии, не достижимой по их физическим возможностям. Поэтому задача, которая ставится перед специалистами центра, - показать учащимся необходимость учета фактора здоровья, ознакомить с основными медицинскими противопоказаниями к различным группам профессий. Для этого создаются специальная база данных по различным противопоказаниям и примерный перечень рекомендуемых профессий.

Со дня открытия центра мы тесно сотрудничаем со школой №367 в области профориентации, работа идет по всем основным направлениям, мы стараемся в своей деятельности использовать консультации через Интернет, видеоконференции.

Дети-инвалиды имеют право на профессиональное образование, которое признается неотъемлемой частью национальной системы и включает профессионально-техническое, среднее специальное и высшее образование. Право-то они имеют, а вот такой возможности у них практически нет. Практика работы высшего образования свидетельствует о том, что, за редким исключением, необходимые образовательные услуги студенческой молодежи с ОВЗ отсутствуют. Это затрудняет или делает невозможным их профессиональное обучение.

Если говорить о профессиях и специальностях для детей-инвалидов, то существует экстренная необходимость в их расширении. Особенно это касается специальностей гуманитарного цикла. Ведь многие инвалиды могли бы стать великолепными практическими психологами. Понятно, что полноценное профессиональное образование лиц с ОВЗ реально только в том случае, когда при организации обучения действительно созданы специальные образовательные условия. В то же время необходимо признать, что интеграция инвалидов в студенческую жизнь труднодостижима. Что может сделать тут психологическая служба? Помогать таким детям выбирать профессию и строить дальнейшую стратегию жизни, осознавая имеющиеся у них возможности и ограничения, предъявляемые болезнью, выработать рекомендации, в которых бы нашли отражение как клинические, так и психологические данные.

Проблемы, о которых идет речь, имеют государственный характер, и решать их нужно на государственном уровне.

Виктория НИКОЛАЕНКО, директор специальной коррекционной школы-интерната VI вида №44:

- Идя по пути инклюзии, ни в коем случае нельзя забывать о системе коррекционного обучения, потому что только эта система имеет возможность выстроить комплексный подход, изменить социальную среду, в которую мы должны погрузить ребенка с особыми нуждами. Это не наши придумки, это положение Льва Выготского, которое в области дефектологии, по-моему, никто не отменял, и никогда оно не будет отменено.

Есть некая проблема, которую и я, и все мы наблюдаем, наверное, в последнее время. Давайте посмотрим, как изменилось отношение общества к людям с особыми потребностями. В начале 90-х годов оно было враждебным, мы если и видели таких людей, то очень редко. Они появились у нас после 90-х годов, когда с первой гуманитарной помощью мы получили инвалидные коляски и наши инвалиды вдруг вышли на них на улицу. За прошедшие с тех пор годы эта ситуация перестала быть враждебной, но сказать, что она стала позитивной, я, например, не могу. Мы приняли этих людей, мы признаем их права, но обыватели в целом не особо сильно желают понимать их проблемы. Я в этом вижу следующую ситуацию: изменение отношения общества в лучшую сторону - заслуга педагогов, психологов, коррекционных школ, надомного обучения, которые на своем уровне формируют это отношение к нашим детям с ОВЗ своими доступными средствами.

К сожалению, открытие проблем в полном объеме с анализом ситуации можно прочитать в «УГ-Москва», в специализированных журналах по педагогике и психологии, то, что мы видим в остальных СМИ, - мизер, в этих публикациях наши проблемы обсуждаются крайне однобоко (были плохие люди, которые наших детей-инвалидов заперли в четырех стенах, а вот пришли хорошие люди и этих детей пустили к нам ко всем). Просматривая прессу, я нашла выступление человека, которому все вроде бы должны верить, - Евгения Гонтмахера, доктора экономических наук, профессора, заместителя директора Института мировой экономики и международных отношений РАН. Выступая с докладом «Россия на пути к равным возможностям», подготовленным коллективом, которым Гонтмахер руководил совместно с представителем ООН в Российской Федерации, с докладом, который дошел до самого верха нашей властной вертикали, Гонтмахер сказал: «Мы продолжаем развивать эти коррекционные школы, а это ГУЛАГ для детей!». Меня после этих слов взяла оторопь. Самой объективной оценки как таковой нет. Это мы сами пришли к выводу, что полное объективное отношение к проблемам, изменение ситуации в обществе, в отношении к нашим детям с ОВЗ, их инклюзии, интеграции, обучению, толерантности, что надо рассматривать все как три стороны одного вопроса, потому что цель у нас одна - вывести ребенка с ОВЗ, социализировать его и интегрировать. За счет чего? За счет разных процессов. Это задача государства. Сейчас полностью исчезли телепередачи: в Западном округе была замечательная передача, которую делал журналист, объективно знакомящий жителей округа с проблемами инвалидов, и мы могли иметь свои впечатления об этом. Сейчас этой передачи, к сожалению, не стало, в общедоступных газетах нет вообще информации, вскрывающей эти проблемы. Опять мы остаемся с проблемами наедине.

Я провела анализ форумов, сайтов в Интернете, которые объединяют детей-инвалидов и взрослых инвалидов, и заметила такую закономерность: родители из регионов массово обращаются с просьбами помочь их детям попасть в московские школы с коррекционным обучением, поскольку там, где они живут, дети не развиваются, никакой подвижки там нет, ситуация только ухудшается - ребенок растет, а время проходит.

Сегодня многие родители, имеющие детей с ОВЗ, хотят, чтобы их дети учились в массовой школе. Я не против этого, я всегда за то, чтобы были инклюзивные дети, которые могут обучаться в общеобразовательных школах, состояние интеллектуального развития которых при таком обучении не ухудшится, для которых климат обучения в такой среде станет только лучше. Но во многих случаях мы имеем дело с детьми, имеющими тяжелые нарушения. У нас в интернате дети с тяжелыми двигательными, интеллектуальными, речевыми нарушениями, когда налицо множественные нарушения развития. Они нуждаются в создании специальной образовательной среды, в создании специальной ситуации социального развития, в оказании комплексной помощи, когда много людей разных профессий (и медики, и педагоги, и психологи) работают на одно. Это можно сделать только в учреждениях коррекционного обучения. Надо идти по пути одновременного развития и инклюзивного, и коррекционно-дифференционного обучения, причем обратить особое внимание на оказание этой помощи детям самым маленьким, надо начинать чуть ли не с нуля, с рождения, и вести их по жизни, готовить к тому, что, может быть, будут случаи введения их в общеобразовательные школы. Мы пошли по такому пути: детям после окончания школы, получения общего полного образования или после окончания школы восьмого вида предлагаем пройти профессиональную подготовку в нашей же школе (у нас четыре специальности, которым мы обучаем), и после окончания обучения они получают соответствующий документ государственного образца об освоении той или иной специальности. У нас в прошлом году был выпуск, четверо поступили и учатся в МЭСИ. Сейчас мы создаем производственные отделения школы, задача которых - попробовать трудоустроить детей в форме занятости, так как мы понимаем, что работа как таковая для них недоступна.

С чем мы столкнулись, так это с проблемой межведомственного взаимодействия. Мы оформляем все документы, и выясняется, что если эти дети официально оформляются в производственное отделение, то они при этом теряют московские доплаты к пенсии. И это притом, что он сошьет в день одну-две наволочки. Эту проблему можно и нужно решить, надо только о ней заговорить громко.

Елена АДАМОВА, директор ЦВР «Синяя птица»:

- Все программы, которые сейчас существуют, - модернизации системы дополнительного образования, «Столичное образование-5» и другие - включают вопросы работы с детьми с ОВЗ или с особыми детьми. В СЗАО этому уделяют очень большое внимание, у нас были разработаны специальные программы Года равных возможностей, программа развития всего округа, в которую включены эти вопросы, все ОУ в этом году защитили программы развития, в которых есть определенные разделы по работе с детьми, имеющими особенности. В нашем ЦВР такое подразделение работает всего три года, срок, конечно, небольшой, но есть уже положительные результаты. В этом году наши ребята из особого подразделения - студии «Генезис» - представляли на выставке «ЭКСПО-2009» свои работы, защищали свои проекты, получили за это грамоты и дипломы. Более того, они принимали участие в других научно-технических проектах на окружном уровне.

В нашем центре обучаются более 2800 детей, мы ведем занятия по 11 направлениям, «Генезис» пришел к нам как бывшее родительское объединение, родители особых детей, получившие педагогическое образование, знающие и понимающие проблему изнутри, знающие, что такое ребенок с особенностями, могут оказать помощь не только своим детям, но и другим детям, которые приходят к нам на занятия. Это подразделение в целом существует уже более 19 лет. Надо сказать, что педагоги, которые работают с детьми «Генезиса», люди особенные, обладающие знаниями, душевные, умеющие сопереживать, радоваться даже за самые маленькие результаты, работать единой командой с коллегами и родителями. Бессменный руководитель подразделения - Ольга Тихомирова, профессиональный врач и профессиональный педагог, имеет два высших образования, человек с тонко организованной эмоциональной сферой, чутко реагирующий на чужую боль и беду. Благодаря ее усилиям «Генезис» и имеет такую большую историю.

Сегодня в «Генезисе» работают 8 педагогов, открыты более 40 учебных групп, реализуются 22 программы дополнительного образования по различным направлениям при поддержке трех психологов, двух логопедов-дефектологов и на основе интеграционного личностно ориентированного подхода. Группы формируются по коммуникативно-уровневому признаку на основе выявленных при первичной диагностике психофизических особенностей восприятия, привычных формах взаимодействия ребенка. Занятия строятся на основе проблемной активной деятельности, включиться в которую может любой ребенок на доступном ему уровне. В конце занятия педагог проводит обсуждение сделанного вместе с детьми, отмечает значимость личного вклада каждого в общую работу. Многие дети, уделом которых были четыре стены, могут учиться, общаться со сверстниками в адекватном режиме и в удобной форме (очно, заочно, консультативно). Большинство детей - учащиеся негосударственных образовательных учреждений разных районов Москвы или получают надомное образование в виде экстерната, надомного обучения или обучения в семье.

«В «Генезисе» проводится большая комплексная работа с семьями для повышения психолого-педагогической компетенции родителей, улучшения качества взаимоотношений в семье. Это лекции, семинары, тренинги, совместные занятия психологов с детьми и родителями, консультации по вопросам обучения, общения, конструктивного взаимодействия.

Для качественного ведения образовательного процесса педагогу интеграционной группы нужен помощник - адаптер. Прежде всего это внешний адаптер - любой человек, который имеет возможность наладить внешние отношения с ребенком. Затем ребенок передается внутреннему адаптеру, хорошо, если им становится другой ребенок с сохранным интеллектом. Это процесс, который направляется педагогом и поддерживается в дальнейшем. По мнению родителей, у детей, посещающих студию, улучшается успеваемость, отношения с родителями и учителями в школе значительно улучшились. У детей расширились представления о собственных возможностях, они научились технике конструктивного взаимодействия со сверстниками, противостоянию различным зависимостям, борьбе с собственными комплексами, организации своей учебной работы с опорой на сильные стороны своей личности, с учетом собственного вклада. За время обучения в «Генезисе» более 50 детей получили психолого-педагогическую помочь, достаточную для обучения в массовой школе, в профильных лицеях и даже в профессиональных колледжах. Из 8 подростков группы экстерната 9-го класса 2007 года двое поступили в библиотечный колледж, трое - в профильные классы средних школ Москвы и сегодня стали студентами юридического факультета РГГУ.

Наталья МАКСУТОВА, заместитель директора ЦПМСС «Лекотека» Северного округа:

- Самая большая проблема межведомственного взаимодействия - недостаток информации. Раннее выявление детей затруднено, так как дети попадают в медицинские учреждения, редко в образовательные, получается, что поликлиники не дают родителям нужной информации об образовании, образованию - о том, что такие дети есть, а образование дает информацию в листовках, небольших объявлениях, но та теряется. Получается, что дети есть, выявлены, но родители не знают, какие услуги может дать система образования, например дистанционное обучение. Мы должны знать, какому родителю мы можем дать такую информацию. Сейчас идет разговор о подготовке больших красочных плакатов, которые мы вывесим в поликлиниках.

Есть специалисты разных ведомств, которые часто работают не в своих учреждениях: медики - в школах, педагоги - в учреждениях медицинских и социального обеспечения. В результате они лишаются своих льгот, возможности проходить переподготовку и повышать квалификацию в своей области и в своем ведомстве. Например, если педагоги работают в Доме ребенка (а это медицинское учреждение), то не могут повышать квалификацию в системе образования, лишаются педстажа, в ЦПМСС работают медики, которые имеют маленькие отпуска (28 дней), а рабочая неделя у них больше, чем у педагога, они лишаются своих медицинских льгот, у них большие сложности при лицензировании, при определении стажа. Сегодня нет нормативов для специалистов в зависимости от сложности диагноза детей, с которыми они работают, нет нормативов по работе с надомным выездом (специалист готов выехать, но непонятно, как ему это оплачивать). Мы можем взять юриста, но какой юрист пойдет работать с оплатой по 6-11 разряду? Поэтому юристов в образовании и нет.

Отсутствие информации приводит к дублированию структур: ЦПМСС есть в образовании и системе социальной защиты, но непонятно, по каким программам работают психологи в соцзащите, где эти программы утверждаются, где проходят повышение квалификации эти психологи, это все большая проблема.

Тамара КУЛИКОВА, кандидат педагогических наук, доцент МГППУ:

- Я профессиональный программист, поэтому меня интересуют компьютерные технологии, которые предназначены сегодня всем, но больше всего нужны детям с ограниченными возможностями здоровья, потому что в принципе именно в этих технологиях легко реализовать персонифицированные обучение, образование, а это очень важно для таких детей.

Какие основные направления? Есть развивающие компьютерные программы, которые я делаю такими, чтобы они действительно развивали ребенка, а не были каким-то сканированным учебником, который можно читать. Компьютерная программа для ребенка с ОВЗ развивает его логические способности, она сама проверяет ребенка, генерирует какие-то задачи и возможности, задач множество, и ребенок постоянно приходит к новым задачам. Есть профориентационные методики для детей с ОВЗ, так как мы должны развивать их для будущей жизни. Я делала эти компьютерные варианты на основе работ Николая Пряжникова, который занимается именно такими методиками. Естественно, существуют огромные интерактивные учебные комплексы по ведущим учебникам, в том числе вузовским для старших школьников, различные тестирующие программы, СМАРТ-технологии. Известно, что сейчас многие ОУ обеспечены СМАРТ-досками, а вот как это все использовать в полной мере, пока знают не все. В принципе такую технологию можно использовать так, что СМАРТ-технологии позволяют хранить динамические рисунки. В психологии есть такие тесты, которые по динамике развития рисунка позволяют судить о поведении ребенка. Работая с детьми, имеющими ОВЗ, нужно готовить и персонал, и педагогов, и психологов, и родителей. Поэтому в МГППУ разработаны компьютерные видеопособия, которые содержат готовые методики и представления о том, как работать с такими детьми.

Многие знакомы с методикой ШТУР - школьного тестирования умственного развития, они могут быть использованы в первую очередь для детей с ОВЗ, потому что нужно их профессионально ориентировать. Я разработала такую компьютерную методику, там есть обычные вопросы, как и во всяких других обычных анкетах, но в конце там есть 80 тестов, и компьютер сам обсчитывает всю программу и показывает, как строить индивидуальную карту психологического развития, дает качественный анализ ребенка, и все эти данные можно послать в единую базу, отслеживать поведение детей, их способности в какой-то из областей науки.

Вера ЛОПАТИНА, начальник Центрального окружного управления образования:

- Один из важнейших компонентов реализации инклюзивного образования - кадровый потенциал образовательных учреждений, который чрезвычайно высок в специальных (коррекционных) учреждениях, в них также сохраняется и профессиональная преемственность. Но самое ценное в специальных образовательных учреждениях - уникальные педагогические технологии, которые становятся залогом высоких результатов обучения у воспитанников. Мы продолжаем, поддерживаем и развиваем коррекционное образование. При этом особое внимание уделяется инновационным аспектам развития коррекционного образования. На основе современных педагогических технологий разработаны программы реабилитации детей, обучение которых еще 5 лет назад считалось невозможным. Только в прошедшем 2008-2009 учебном году в СКОШ были дополнительно открыты 20 классов для детей со сложной структурой дефекта. В округе активно ведет работу по профессиональной подготовке детей-инвалидов Центр социально-трудовой адаптации и профориентации (первое и длительное время единственное образовательное учреждение), работа которого ориентирована на взаимодействие с социальными учреждениями, обеспечивающими рабочие места. Центр работает в режиме образовательного учреждения полного дня и имеет клуб, в котором выпускники имеют возможность заниматься в кружках по интересам и общаться.

Более заметным стало участие общественных организаций и родительских ассоциаций в работе системы образования - мы расцениваем это как сигнал роста правового самосознания населения, его субъектность, способность активно влиять на образование. Они в большей степени заинтересованы, насторожены и внимательны к любым инновациям, потому что «родители особых детей - особые родители». 8 лет назад появились родители, выразившие желание обучать своих детей не в системе коррекционного, а в системе общего образования. Перед нами встала задача открытия интегративных детских садов и школ, что потребовало организации новой образовательной среды, нового уклада, работы с родительской общественностью и педагогическими коллективами, а также особой организации психолого-педагогического сопровождения.

Коррекционная среда не всегда может отвечать запросу родителей на социализацию ребенка с ограниченными возможностями здоровья. Перед системой образования встала задача совершенствования этой среды путем создания системы интегративного образования с широким включением в нее дополнительного образования. Развитие коррекционной системы в округе нашло свое продолжение в новых интегративных моделях. Например, в учреждениях дополнительного образования кроме общеизвестных направлений реализуются программы по иппотерапии, анималотерапии, танцы на колясках, легоконструирование, программы психологической помощи тяжелобольным детям, реализуются проекты «Паралимпийцы среди нас!», «Весенний ветерок» (соревнования по элементарному авиамоделизму), «Театр нашей Надежды».

Важнейшим шагом на пути к интеграции стало открытие диагностических классов на базе коррекционных школ. Их основная задача - разработка индивидуального коррекционно-развивающего образовательного маршрута «особого» ребенка.

Технология совершенствования среды коррекционного учреждения предполагает совместную продуктивную деятельность «особых» и нормативных детей и как ее итог - организацию открытых массовых мероприятий. Это высадка луковичных и сирени на территории образовательных учреждений, конкурсы, фестивали и выставки в рамках окружных и городских мероприятий: творческий фестиваль «Надежда», конкурс чтецов, спортивные соревнования «Моя спортивная семья», театральный фестиваль и так далее. Все эти мероприятия округ выстраивает, не отделяя творчество детей из коррекционных образовательных учреждений от творчества детей из массовых школ. Это первые шаги к инклюзии.

Очередным шагом стало появление в округе отдельных садов и школ, работающих в рамках инклюзивного образования. Так, возникла первая образовательная вертикаль в районе Тверской, в которую вошли ДОУ №1465, ЦО №1447 и ЦППРК «Тверской». На сегодняшний день образовательные вертикали построены в 8 из 10 районов округа (47 образовательных учреждений). Участниками проекта в 2009-2010 учебном году стали 57 образовательных учреждений, а ЦППРК «Тверской» теперь ресурсный центр инклюзивного образования.

Использование модели образовательной вертикали решало проблему преемственности между различными уровнями и ступенями образования - одни и те же специалисты сопровождали семьи как в дошкольном учреждении, так и при переходе в школу. Перед поступлением в первый класс дети уже были знакомы - на праздниках толерантности и уроках добра между собой знакомились родители, а дети включались в совместную деятельность.

Стали очевидны проблемы развития инклюзивного пространства - во-первых, «особый» ребенок не может быть помещен в образовательную среду «внезапно». Подготовка к включению состоит из ряда этапов и ориентирована не только на «особого» ребенка, но и на его родителей, психологов, которые его сопровождают, педагогов, работающих в инклюзивных классах, всех учащихся. Во-вторых, инклюзивная среда не может быть «навязана» образовательному учреждению чьим-то решением - она требует готовности как комплекс материально-технических условий, человеческих и профессиональных взаимоотношений, то есть должен быть сформирован «необходимый пакет» (термин употребляется окружным советом по инклюзии) включения в процесс инклюзии.

Следующий шаг - создание инклюзивной среды округа. Сегодня в округе проживают 1308 детей-инвалидов, обучаются и воспитываются в инклюзивных образовательных учреждениях 137 детей-инвалидов, включены в инклюзивное образование более 300 детей с ограниченными возможностями здоровья. Всего услугами образования ЦАО пользуются 1592 ребенка-инвалида (185 дошкольников и 1407 школьников). Расхождение цифр говорит о том, что вариативность образования в округе все более и более привлекает жителей других округов города. Потребность в местах постоянно возрастает. Это свидетельствует об особом внимании к проблеме реализации прав ребенка со стороны родителей и широкой общественности как государственной проблеме, озвученной уполномоченным по правам ребенка.

Ясно, что для удовлетворения потребностей родителей на этом уровне необходимо более активное включение эффективных управленческих механизмов, способствующих функционированию образования как первой ступени социального лифта для детей с ограниченными возможностями здоровья.

Как двигаемся мы?

Создан и активно работает совет по развитию инклюзивного образования в округе, объединяющий педагогов, родителей, управленцев, общественные организации, научных сотрудников вузов.

Разработаны и утверждены советом концепция инклюзивного образования, локальные акты как элементы нормативно-правового обеспечения инклюзивного образования в округе (положения об инклюзивном классе, диагностическом классе, о ресурсном центре).

Развивается сеть образовательных учреждений, работающих в рамках инклюзивного образования, с целью обеспечения шаговой доступности.

В окружном методическом центре создана служба психолого-педагогического и социального сопровождения образования, в том числе и инклюзивного.

Выстраивая стратегии управления развитием инклюзивной среды, мы тем не менее осознаем необходимость учета рисков, которых немало. Это:

разочарование родителей (тревожность родителей в связи с возможными проблемами при получении аттестатов);

слабость нормативно-правового обеспечения;

отсутствие механизмов финансирования инклюзивных образовательных учреждений;

наличие межведомственных барьеров;

профессиональные стереотипы специалистов как коррекционной, так и общей педагогики, мешающие разрабатывать и совершенствовать методы и формы реализации инклюзивного подхода в образовании;

зачастую невыполнимость требований родителей обучать детей именно в конкретном образовательном учреждении, так как появление третьего или четвертого «особого» ребенка в классе разрушает инклюзивную среду;

учителю трудно организовать учебный процесс при наличии 2-3 «особых» детей в классе с диагнозами, требующими принципиально разных педагогических подходов.

Учет всех рисков ставит новые управленческие проблемы, которые уже невозможно решать только на уровне округа:

- необходимо минимальное нормативно-правовое обеспечение на уровне города, и мы надеемся на скорейшее принятие закона «Об образовании лиц с ограниченными возможностями здоровья»;

- необходимо на уровне города обобщить и сделать доступной информацию об инклюзивных учреждениях;

- необходимо взаимодействие городского ресурсного центра при МГППУ и городского центра консультирования и диагностики «Надежда» при определении образовательного маршрута ребенку с ОВЗ.

Основной постулат инклюзивного образования: «Не ребенок должен подстраиваться под существующие образовательные условия, а вся система образования должна быть гибкой средой, отвечающей реальным возможностям ребенка». Шаги по пути инклюзии изменят всю систему образования, которая вынуждена все более внимательно относиться к правам детей и их родителей, ориентироваться не на свои возможности, а на образовательные потребности детей.

Именно такой путь развития образования позволит реализовать идею социального лифта каждому ребенку, каждой семье, даже если дети будут подниматься на «разные этажи» в соответствии со своими возможностями.