Принятый в России (кроме Финляндии и католического Привислянского края) юлианский календарь был утвержден церковью на Никейском соборе 325 года. Сущность этого календаря заключалась в том, что через каждые три года, состоящие из 365 дней, наступал високосный год в 366 дней, поэтому в феврале прибавлялся 1 календарный день. Юлианский календарь, постоянно опаздывая, отстает от нового григорианского стиля: в течение ХХ и ХХI столетий разница составляет 13 дней (в ХХII будет 14 дней).

Как видно из древних летописей, начало года на Руси относилось к 1 марта, а при Великом князе Василии Дмитриевиче (годы правления: 1389-1425) было перенесено на 1 сентября, но счет годам по-прежнему шел от сотворения мира. Петр I своими указами от 19 и 20 декабря 1699 европейского года повелел по примеру всех христианских народов вести летосчисление не от сотворения мира, то есть с прибавкою 5508 (или 5507, в зависимости от месяца) лет к христианскому летосчислению, а от Рождества Христова; и считать Новогодье не с 1 сентября, а с 1 января.

Интересно, что Петр в указе от 20 декабря отнес к 1 января не только начало года, но также и начало нового столетия. В указе от 19 декабря царь был не очень строг: он разрешил желающим вести счет прошедших лет по-старинному от сотворения мира, но с непременным условием проставлять везде рядом и годы нового летосчисления.

Возникает любопытный вопрос. Почему Петр, проводя российскую реформу календаря, не воспользовался усовершенствованным григорианским стилем? Вводя на Руси европейские правила, можно было бы одновременно перевести отсчет времени по тем же образцам. Почему Петр, предпринимая крупную реформу в самобытной России, не совершил ее по лучшему образцу, так, как он это делал в других государственных делах?

История говорит нам о том, что календарь Григория ХIII, предложенный в 1582 году, был введен в ХVI веке беспрепятственно лишь в католических странах. Протестантские же государства приняли его значительно позднее и после долгих колебаний. Они, порвав с папою, не желали принимать у себя новшества, рекомендованные папским окружением.

Германия, Дания, Голландия, а затем и немецкие кантоны Швейцарии, ввели у себя григорианский календарь лишь в 1700-1701 годах, а Англия и Швеция и того позже: в 1752 и 1753-м.

Петр в своих реформах подражал преимущественно голландскому и немецкому устройству, поэтому для России наш царь заимствовал от протестантских соседей еще действовавший у них в 1699 году юлианский календарь. Когда же он узнал в 1700-х годах о перемене чисел годовых дней, то не решился на вторичную переделку календаря в своем государстве и на прибавление к новым датам 11 дней, тогда составлявших разницу между двумя стилями.

Россия была очень консервативна в своих устоях. Введение нового летосчисления и так повлекло недовольство народа. Петр понимал, что частые перемены были бы пагубны для самого нововведения. Они породили бы недоверие к прочности и устойчивости реформы и подорвали бы в корне все лучшие начинания.

Прошли многие десятилетия.

Попытка ввести в России григорианский календарь была сделана при императоре Николае I, в 1830 году. Заседавший по вопросу календаря в Академии наук особый комитет из ученых высказался за реформу, но министр народного просвещения князь Ливен представил государю доклад об опасностях и неудобствах, связанных с переменой стиля. И реформа была отвергнута.

Снова этот же вопрос поднимался в 1863 году на международном Статистическом конгрессе, но там прозвучали лишь рекомендации и пожелания.

В 1898 году было предложено отменить все високосные дни «29 февраля». Планировали, что таким образом в далеком тогда 1956 году русский календарь естественным путем совпадет с григорианским. Однако решили, что это принесет много попутных неудобств.

Григорианский календарь имеет меньше високосных лет, нежели юлианский. Поэтому при переводе старых дат, начиная с Петровского времени, в современное летосчисление надо прибавлять 11 дней, если речь идет о ХVIII веке, 12 дней (ХIХ век), 13 дней (ХХ и ХХI века).

Начало ХХ века представлялось многим россиянам удобным моментом для преобразования календаря.

Специальная комиссия под председательством известного профессора астрономии Глазенапа, состоявшая из представителей всех ведомств, в 1899 году пришла к особому заключению и объявила через газеты, что ввести в России григорианский календарь невозможно, потому что он «как католический не может применяться в русском народе». Комиссия решила приступить к работам по основанию «своего собственного русского календаря». Эту идею поддерживал и ученый Дмитрий Менделеев. Дело опять затянулось.

Прошло несколько лет, и с 14 февраля 1918 года советская власть легко и просто, без церемоний и долгих обсуждений, одним из своих декретов ввела в новой России григорианское летосчисление. Видимо, руководствуясь не западным влиянием, а главным своим лозунгом «Отречемся от старого мира, отряхнем его прах с наших ног».

Русская церковь, однако, отделенная в революцию коммунистами от государства, продолжает жить и поныне по юлианскому календарю. Это оправдывается разными причинами. Существеннейшей из них является та, что самый главный праздник в году - Пасха - высчитывается по календарю старого стиля. И верующие православные люди, доверяя своей церкви, знают, что именно в Пасху по юлианскому календарю с небес посылается огонь к Гробу Господню.

Не понимая всех тонкостей в различиях календарей, иностранцы удивляются, почему празднование гражданского Нового года (день Обрезания Господа) в России предшествует русскому празднику Рождества Христа. Получается, что еще не родившийся Мессия был подвергнут обряду обрезания. К тому же в настоящее время порядок расстановки празднования этих двух дней закреплен и узаконен в современном государственном календаре.

Однако те, кто знает нюансы нашей истории, следуя здравому смыслу и отмечая русское Рождество 7 января, празднуют Новый год в ночь с 13 на 14 января.

Русские всегда были загадочным для остального мира народом, почитавшим свои национальные нравы и традиции. И это, наверное, совсем неплохо.

Татьяна БИРЮКОВА, москвовед