- 1 сентября 2004-2005 учебного года мы включаемся в проведение эксперимента по предпрофильной подготовке в 9-х классах. В работе примут участие 4 территории - два сельских района и два города: Хабаровск, Комсомольск-на-Амуре, Хабаровский и Вяземский районы. Эти территории были выбраны не случайно. На их базе работали 5 опытно-экспериментальных площадок по различным направлениям предпрофильной и профильной подготовки. Мы смотрели, как внедрять модули, учебные комплекты, которые сегодня предлагаются. Так что подготовка к эксперименту идет полным ходом. Сегодня идет отработка схемы участия школ. Нам важно знать, какие профили мы в силах охватить и какая модель наиболее будет приемлема для края. Например, для городских школ нам важна модель сетевого профильного обучения, то есть тандем школы, профессионального училища, высшего учебного заведения и предприятия, где в последующем молодой специалист может устроиться на работу. Для сельской школы рассматривается модель, которая позволит реализовать либо однопрофильное, либо многопрофильное образование, но уже внутри только учебного заведения. Сейчас мы работаем с каждым районом, с каждой школой, анализируем уровень подготовки кадров и базу, смотрим, насколько образовательные учреждения обеспечены учебниками.

- Ирина Александровна, зачем так основательно готовиться к эксперименту? Ведь профильная подготовка не нова, она всегда существовала в школах.

- Действительно, но сейчас Министерство образования Российской Федерации пытается все упорядочить. Факультативы, гимназии, углубленное изучение предметов - это все профильное обучение. Просто на сегодняшний день надо нормативно, законодательно определить и дать возможность ребенку реализовать главную цель: помочь самоопределиться. С проведением эксперимента по предпрофильному обучению меня беспокоит одно: не хватает квалифицированных учителей технологии. Вы, наверное, помните, кто раньше вел эти предметы и как они назывались. Труд и физру доверяли тем, кто умел шить, кроить, строгать, прыгать и бегать. Сегодня совершенно другая ситуация. Мы не можем неквалифицированным учителям, более того, людям, не имеющим педагогического образования, доверять детей. От этого зависит их будущее.

Еще меня очень волнует наличие психологов в школах. Несмотря на то что число их растет, этих специалистов все равно не хватает. Детей с патологиями с каждым годом становится все больше. Что такое один психолог на тысячу детей? Министерство образования решило исправить ситуацию, и в структуре института переподготовки кадров был создан краевой Центр психолого-медико-социального сопровождения. В прошлом году его вывели из структуры института как самостоятельную единицу. К сожалению, в некоторых отдаленных территориях мы не можем создать психолого-медико-педагогическую комиссию, потому как во всем районе нет ни нарколога, ни психиатра, ни психотерапевта. Зато в каждой территории края у нас есть общественный орган - краевой родительский совет.

...Три года назад в ноябре, в День семьи, Министерство образования провело первое краевое родительское собрание. Тогда оно было посвящено теме «Семья и школа - пути взаимодействия». В 2003 году обсуждалась проблема «Семья и школа - здоровье ребенка». На эти собрания съезжаются родители со всего края. Самых ответственных и заботливых награждают грамотами губернатора, благодарственными письмами и денежными премиями. Поначалу население восприняло эту работу министерства как заигрывание. Дескать, соберете в ноябре горстку людей и хвалите их, награждаете, а что дальше? А дальше в течение всего учебного года территориальные родительские советы оказывают консультативную, моральную и материальную помощь семьям, в том числе социально не защищенным и неблагополучным. В случае с последними чаще приходится работать с самими родителями. Безответственные мамаши признаются, что, если бы с ними по-человечески поговорили, они бы себя вели совсем по-другому: бросили бы пить, стали заботиться о детях и выполнять свой материнский долг. Пока опыт родительских общественных советов мало заметен: в детских домах и интернатах 83% воспитанников - социальные сироты. И только 17% - настоящие сироты. Однако Ирина Иванцева уверена, что со временем число детей в интернатах станет меньше. Первый заместитель министра образования края считает, что, несмотря на все социальные проблемы и болезни общества, ребенок должен расти в семье. И ее словам уже есть подтверждение: если в 2000 году в регионе было 8 приемных семей, то сейчас их уже 19. Ирина Александровна уверена, что ни один детский дом, даже самый замечательный, не спасет ребенка от пропасти. Это может сделать только семья.