- Основным документом, в соответствии с которым в последние годы осуществляется краевая политика в сфере образования, стало постановление губернатора края «Об утверждении основных положений Концепции стабилизации и развития общего образования на период до 2005 года». В 2003 году завершился первый этап реализации концепции. За три года нам удалось сделать многое. В частности, создать систему обеспечения учебниками образовательных учреждений в соответствии с новыми программами, сеть муниципальных и краевых экспериментальных площадок, а систему повышения квалификации педагогических кадров переориентировать на качественные изменения в содержании общего образования.

- Людмила Филипповна, что для Министерства образования является главнейшим приоритетом?

- Конечно же, общее образование. Ведь от качества подготовки в школе зависит будущее молодежи. Так получилось, что в какой-то промежуток времени мы не считали, сколько детей не ходят в школы. Когда же в 1998 году - тогда еще я была председателем Комитета общего образования - провели ревизию, то цифра нас шокировала. Оказалось, что порядка 1500 детей не учатся. Из них около 800 человек не сидят за партами из-за того, что им не в чем ходить в школу. Поэтому первой приоритетной программой комитета, которая теперь реализуется и краевым Министерством образования, стал всеобуч. Мы сразу же провели акцию «Помоги собраться в школу». Губернатор края Виктор Ишаев выделил средства на одежду, обувь. Один миллион рублей перечислили частные лица и акционерные общества. На эти деньги мы закупили необходимые школьные принадлежности. Одежду, обувь, ручки, тетрадки, карандаши, учебники - все это дети из социально не защищенных семей получили бесплатно. Вторая акция в рамках программы всеобуч «Каждому подростку гарантированное получение среднего образования». Суть ее состоит в том, что все малообеспеченные школьники бесплатно получают школьную одежду и учебники. В этом году на 440 тысяч экземпляров учебников Министерство потратило около 21 миллиона рублей. Но самое главное, нам удалось создать банк данных детей, которые по каким-то причинам не могут ходить в школы. Благодаря этой работе 1 сентября 2003 года практически все школьники края сели за парты. Единственное, нам не удалось найти только 100 человек. Увы, этих детей мы уже потеряли: они успели стать беспризорниками.

Еще один опыт, которым мы можем гордиться, это вариативные программы. У нас проходит постоянная краевая экспертиза на все имеющиеся учебники. Мы сузили вариативность: из 15 программ приоритетными сделали 3, и под них заказываем учебники. Причем обязательно проповедуем их преемственность, начиная с начальной и заканчивая полной средней школой. Но прежде чем что-то принять, а от чего-то отказаться, мы посмотрели, какие программы и учебники у нас прижились, провели экспертизу с участием учителей-практиков, ученых, методистов Хабаровского краевого института переподготовки и повышения квалификации педагогических кадров.

Подобных программ по поддержке и развитию образования в Хабаровском крае много. Это программы по информатизации образования, одаренным детям, сельской школе, педагогическим кадрам, укреплению учебно-материальной базы. Последнюю министр образования края Людмила Обухова называет про себя индустрией образования. В отличие от других регионов России здесь создали специальный резервный фонд, куда в случае чрезвычайных ситуаций может обратиться любое образовательное учреждение. Всего же на подготовку к 2003-2004 учебному году Министерство образования получило 53 миллиона рублей. На эти деньги муниципальные школы сделали ремонт, обновили мебель, закупили учебные наглядные пособия, спортивный инвентарь, государственную символику, компьютерную технику, школьные автобусы. В этом году в статье расходов появилась еще одна строка - станочное оборудование и инвентарь для трудового обучения, ведь в 2004-2005 учебном году край вступает в эксперимент по предпрофильной подготовке учащихся 9-х классов общеобразовательных учреждений края в соответствии с распоряжением губернатора края от 12 марта сего года.

- Концепция модернизации российского образования реализуется во всех регионах, и мы не исключение. Но мы не бросаемся во все эксперименты как в омут с головой, - рассказала Людмила Филипповна. - Прежде чем что-либо принимать и реализовывать, советуемся с родителями, педагогами, учеными. Только после разговора с общественностью, принимаем решение участвовать в экспериментах или нет. В частности, мы не стали участвовать в эксперименте по 12-летней школе. И сделали это оправданно, осознанно. На мой взгляд, эксперимент был провальным, неподготовленным: не было подготовлено ни учебников, ни программ, не было тех, кто будет руководить этим научным процессом. Мы следили, как идет эксперимент в других регионах, и, если честно, глубоко им сочувствовали. Потому как ничего, кроме проблем, он не принес. Поэтому Министерство образования Хабаровского края решило пойти другим путем. Для себя взяли некоторые вопросы, которые были затронуты в 12-летке. Например, преемственность дошкольного и школьного образования. Под это мы создали научно-практическую лабораторию.

Вообще подобных лабораторий у Министерства образования семь: дошкольное воспитание, младшие школьники, одаренные дети, лаборатория реструктуризации и оптимизации сельской школы, дети улицы, социальная адаптация ребенка и технологическое образование. Последняя лаборатория занимается профильным обучением и уже подготовила концепцию по профильному обучению. Хотя есть всероссийская концепция, краевое Министерство образования здраво рассудило, что при проведении эксперимента необходимо учитывать региональные особенности. Ведь профильное обучение прежде всего связано с социально-экономическими условиями каждого субъекта страны.

- Людмила Филипповна, в прошлом году край принял участие в эксперименте по ЕГЭ.

- Да, два года мы не принимали участия в этом эксперименте, а в прошлом решились. Но опять-таки, прежде чем войти в эксперимент, мы наблюдали, анализировали, взвешивали все «за» и «против», высылали своих «разведчиков» в близлежащие регионы - Новосибирск и Якутию. Как мне кажется, в ЕГЭ есть много рационального и нерационального. Например, мой коллега министр образования и науки Нижегородской области Сергей Наумов считает, что стандарты не подготовлены для проведения ЕГЭ. Отчасти он прав, но ЕГЭ унифицирован, поэтому и нужен. Другое дело, к нему надо готовить, обучать детей технологии. В Америке тестирование - норма жизни. Говорить, что ЕГЭ - панацея от всех бед и что только он определяет качество образования, нельзя. Эксперимент он и есть эксперимент. Его механизм должен совершенствоваться, чтобы действительно не навредить ребенку. Мы же ЕГЭ уже не боимся, потому как поучаствовали в нем. Более того, даже делимся опытом с другими территориями.

- А чего вы боитесь?

- Меня тревожит демографическая ситуация в крае. В 2003 году 9-й класс закончили 22 тысячи школьников. В 2005 году эта цифра снизится до 19 тысяч, а в 2009 году у нас будет всего 10 тысяч выпускников 9-х классов. Со старшеклассниками та же картина: в 2003-м их было 14 тысяч, в 2009 году будет всего 7 тысяч выпускников, а в 2010-м - 6,9 тысячи. Но нам-то надо жить, надо готовить будущее, надо будет как-то эти потоки распределять: сколько человек перевести в 10-й класс, сколько направить в НПО и СПО, а сколько - в вузы. Поэтому уже сейчас необходимо осознанно подходить к профильному обучению, которое напрямую связано с социально-экономическими условиями нашего края.

Из-за угрозы демографического кризиса мы решились на вынужденную меру: оптимизацию сети школ. Дело в том, что ежегодно у нас на 10 тысяч школьников становится меньше. Поэтому, чтобы максимально эффективно использовать бюджетные средства, предоставить учащимся качественное образование и высококвалифицированных учителей, министерство проводит инвентаризацию и по ее итогам недоукомплектованные образовательные учреждения, к сожалению, закрываем. За три года, что существует министерство, закрылось 13 школ, 7 реорганизовано. В этом году мы закрыли 5 школ: три городские, одну поселковую и одну сельскую. Здание же передаем вузам, техникумам или профтехучилищам.

- Сельские школы тоже закрываете?

- Наоборот, сельские школы стараемся сохранять. В отличие от центра России у нас не так много малокоплектных учебных заведений - порядка 79. Школа на селе - больше чем просто образовательное заведение. Это - центр, в том числе и культурный. Порой в селе нет клуба, а школа - есть.

- А как учителям живется?

- И правительство, и Министерство образования края социальной поддержке учителей уделяют много внимания. У нас есть закон о приоритетности образования, предусматривающий льготы, которых нет ни в одном регионе. Это льготы за продолжительность стажа работы, северные надбавки, надбавки в сельских территориях. Также реализуется закон, принятый краевой законодательной Думой, «О целевой подготовке специалистов для социальной сферы», в том числе для системы образования. В связи с этим наступила стабилизация педагогических кадров. Если говорить о зарплате, то в среднем учителя получают около 6 тысяч рублей. Порой сельский учитель получает больше городского. Так что задержек по выплатам заработной платы и вакансий на местах у нас практически нет.