- Виталий Владимирович, сколько детей-инвалидов в столице получают высшее образование?

- До сих пор это было неизвестно. Мы решили ликвидировать этот пробел и собрали сведения по 16 столичным вузам, проведя полный мониторинг. Из общего числа студентов, обучающихся в этих вузах, лишь полпроцента составляют инвалиды. При этом характерно, что в основном это студенты-очники (91,43%), очно-заочная и заочная формы обучения представлены очень слабо (соответственно 4 и 4,57 процента).

- Есть ли, на ваш взгляд, в этих вузах условия для обучения инвалидов?

- Ни в одном вузе нет специальных методик обучения инвалидов, технологий подготовки к работе с ними, учебных планов, адаптированных к особым нуждам и реальным потребностям таких студентов. Очень мало квалифицированных и специально подготовленных кадров для работы с ними.

Кроме того, ни в одном вузе Москвы, кроме института-интерната, нет необходимых условий для обучения студентов-инвалидов: не сооружены пандусы, съезды и подъезды к зданию, нет лифтов, поручней, санитарно-гигиенических комнат, не приобретены приспособления, облегчающие таким студентам пользование компьютерами, нет учебных кабинетов, оснащенных индукционной петлей, звукоусиливающей аппаратуры, слуховых аппаратов, микрофонов, УКВ на ультракоротких проводах, учебных пособий, переведенных на язык Брайля, компьютерные классы не оборудованы специальной клавиатурой с бегущей строкой Брайля, вообще мало специальных обучающих компъютерных программ.

- Почему?

- Почему нет всего этого, понятно: государство не финансирует через вузовские бюджеты работу по созданию специальных условий для обучения лиц с ограниченными физическими возможностями, не выделяет средства ни на подготовку специальных кадров, ни на создание программ обучения и методических пособий, ни на оплату дополнительных ставок для людей, которые должны сопровождать инвалидов, - помощников преподавателя, сурдопереводчиков. Наверное, поэтому в уставах высших учебных заведений и не прописаны права инвалидов на дополнительные, специально созданные условия для образования, поэтому нет в вузах тех административных структур, которые занимались бы организацией и управлением учебного процесса для инвалидов, слабо поставлена медико-психологическая работа по поддержке их обучения. Когда мы проводили мониторинг в 16 московских вузах, выяснилось, что в 4 из них учет студентов-инвалидов ведет профсоюзная организация, в пяти - студенческий отдел кадров, в двух только бухгалтерия имеет данные о таких студентах, а в 4 неполные и разрозненные данные об инвалидах имеют только деканаты. Опрос выявил, что нет связей между вузами и общественными организациями инвалидов, коррекционными школами, колледжами, имеющими специализированные группы инвалидов.

- Между тем все это архиважно для образования инвалидов, и такие условия создают за рубежом.

- Современный отечественный и зарубежный опыт доказывает, что наиболее полно задачам максимально открытого для лиц со специальными потребностями образовательного пространства соответствует особо организованная образовательно-реабилитационная среда, специально приспособленная и обеспечивающая инвалиду индивидуально ориентированные условия для освоения профессиональных образовательных программ, адаптации к общественной жизни и решению проблем, сопутствующих обучению: социально-бытовых, досуговых, физкультурно-спортивных.

- Трудно ли нам в России создать такую среду?

- Опыт Московского городского психолого-педагогического университета подтверждает, что дело это архисложное. С момента появления вуза большое внимание мы уделяли работе с детьми, имеющими ограниченные возможности, заботясь именно о создании такой среды. Такой подход мы использовали при работе со слепоглухонемыми детьми из Загорской школы-интерната (сейчас многие выпускники этой школы работают в нашем университете), с детьми с ограниченными возможностями на базе зеленоградской школы надомного обучения № 367, при обучении студентов с нарушениями опорно-двигательного аппарата на факультете специальной психологии МГППУ (в этом году первые студенты этого факультета уже закончили университет).

Для разработки учебно-методических, технических и программных средств обучения студентов-инвалидов мы создали в университете две целевые учебно-производственные лаборатории.

- Но при этом обучение становится реабилитацией?

- Конечно. Прежде всего мы относимся к обучению как к процессу профессиональной реабилитации, включающему в себя экспертизу потенциальных профессиональных возможностей, профессиональную ориентацию, профессиональную подготовку, а также рациональное трудоустройство детей, имеющих ограниченные физические возможности.

- Как вы думаете, инвалиды должны обучаться отдельно от здоровых детей?

- Мы считаем возможным и даже обязательным совместное обучение инвалидов и здоровых учащихся. Этот метод уже доказал свою эффективность во многих странах мира и позволяет на деле сохранить высокие стандарты высшего образования для детей с ограниченными возможностями, ориентировать их на общий рынок труда, развивать их социальные навыки. Что интересно, в этом случае удается снизить реально высокую стоимость обучения инвалидов в вузе.

Сегодня многие вузы реализуют принцип непрерывного образования. Мы считаем, что этот принцип можно реализовывать и для обучения инвалидов: 5 студентов Социально-педагогического колледжа при МГППУ обучаются по таким программам, которые позволят им продолжить образование в университете, а мы думаем о том, чтобы ввести новые специальности (издательское дело, компьютерный дизайн), увеличить набор таких детей в колледж и строить работу с ними в рамках целостной программы «колледж - вуз».

Виктория МОЛОДЦОВА