- Как хорошо, что бывают такие встречи - они помогают изучить ситуацию в отношении учащихся, родителей и учителей к качеству образования в школе, потому что качество образования в итоге - это главный критерий всего того, что происходит в системе образования.

Рассматривая школу как организацию, которая полностью удовлетворяет образовательные потребности современного общества, только 5,6% процента учителей сказали, что их это устраивает. Я много думала над этим показателем и, в общем, он не вызывает у меня какой-то большой тревоги. Думаю, что такое критическое отношение к тому, что происходит в своем кругу, в своем коллективе, вообще в системе образования, явление нормальное для учителя, который, конечно же, хочет максимально все сконцентрировать и сделать идеальным с точки зрения оказания помощи детям. Треть учителей считают, что школа находится в кризисе и требует изменений. Здесь очень важно понять, о чем идет речь - о каких изменениях и на чем учителя сосредоточили свое внимание. Существенно увеличилась доля учителей, которые считают необходимым условием обеспечения качества образовательного процесса участие в нем родителей и общественности. Если в 2007 году такой же замер говорил о том, что только 7% учителей склонны считать, что роль родительской общественности нужно признавать, то в 2008-м это уже 20%. То есть, видимо, налицо то взаимодействие, которое и привело к повышению его значимости в лице нашей учительской общественности.

Я думаю, очень важно и другое: 46% учителей считают, что школа должна готовить творческих и квалифицированных специалистов. В это понятие они, естественно, вкладывают и те методики, которыми обладают, и то поле, на котором они работают.

Если говорить о родителях, то существует расхождение мнений учителей и родителей по поводу основных направлений и результатов образования. Кстати, родители очень часто и много сосредотачивают свои помыслы вокруг цели школы - подготовить ребенка к поступлению в вуз. На мой взгляд, это явное зауживание той задачи, которую решает школа. Поступить в вуз оказывается самым главным и ведущим. Думаю, что если на это ориентироваться, то завтра мы будем ЕГЭ ставить как главную цель и задачу, будем желать, чтобы все сдали единый госэкзамен, набрали как можно больше баллов, а все остальное может, к сожалению, остаться вне поля нашего зрения. Я думаю, что родительский совет должен пригласить к себе на заседание тех, кто проводил такое исследование (оно достаточно репрезентативно), и, может быть, поговорить о нюансах всей этой палитры мнений, потому что для того, чтобы был показатель не 20%, а выше, мы к этому должны стремиться. Учителя должны понять, что родители это не только те люди, которые привели ребенка в школу, а вечером просмотрели дневник и расписались в нем. Родители должны превратиться в педагогов по месту жительства. Не имея педагогического образования, но имея ответственность за воспитание собственного ребенка, они должны, во-первых, хотеть помогать учителю, стать союзниками школы, во-вторых, они должны уметь это делать. Вот насчет того, чтобы уметь, нужно решить гораздо более сложную задачу. Подчас, когда ничего не умеешь, как правило, кажется, что ты все знаешь. Те родители, что не вникают в систему педагогики, те родители, что огульно оценивают то, что происходит в школе с их ребенком, как правило, меньше всего знают, что такое вообще педагогический процесс, что такое педагогика, и не хотят в этом разбираться. Хорошие родители параллельно с ребенком учатся, параллельно с ребенком овладевают какими-то педагогическими методиками, мы знаем очень много примеров, особенно с детьми-инвалидами, когда родители, прилагая нечеловеческие усилия, помогают педагогам, которые тоже прилагают такие усилия, и делают просто чудеса. Ребята-инвалиды, когда так активно объединяются усилия родителей и педагогов, иногда достигают больших и лучших результатов, чем многие здоровые и нормально подготовленные к учебе дети. Поэтому нам очень важна такая стыковка педагогической и родительской общественности.

О чем я хочу попросить родителей? Прежде всего о том, чтобы они были нашими союзниками. Нам надо поддержать в нашем образовательном пространстве, в школьном коллективе детей из многодетных семей и многодетные семьи, детей-инвалидов и их семьи. У нас пока еще чуть больше ста школ работают по инклюзивным методикам образования, их еще не так много: школ в Москве 1500, и 107 инклюзивных школ - малая толика. Нам нужно с родителями пройти общий урок доброты, чтобы открыть двери и доброе сердце тем детям, которые не похожи на наших здоровых детей и которым важно получать образование вместе с ними. Нашим здоровым детям нужно научиться восхищаться этими детьми, быть добрыми, толерантными по отношению к таким детям. Нашим детям нужно будет жить в обществе для всех. Раньше оно было закрыто для инвалидов, они находились в доме, в лучшем случае в коррекционных школах, потом им негде было работать, и они снова закрывались в доме один на один со своими болячками и проблемами. Сейчас мы строим и иной город, и иное общество, чем раньше привыкнут и те и другие дети общаться друг с другом, тем быстрее мы сможем выйти на новое качество жизни. Кстати, не дай бог, здоровым детям стать инвалидами! Но я думаю, что устойчивость в подготовке к любым трудностям в жизни, которые могут появиться у человека невзначай, это тоже воспитание ребенка, когда рядом находится инвалид. Ребенка не надо пугать тем, что если он будет прыгать, скакать и делать то, что мы ему не разрешаем, переходить дорогу в неположенном месте, то он будет инвалидом. Пугать ребенка не нужно, но наши дети должны понимать: если с ними что-то случится, у них должно быть ощущение того, что, даже сев в инвалидную коляску, они не заканчивают свою жизнь. Они должны понимать: есть Петя, с которым они учились, несмотря то что он в инвалидной коляске, в МГУ поступил, нормально учится и живет, вообще отчаиваться не нужно. Мы о многих вещах в воспитательном плане говорим, а это один из аспектов в пользу того, почему здоровым детям нужно быть в среде тех ребят, которые столкнулись с такими сложностями в своем здоровье.

Я помню, несколько лет назад, когда мы еще только начинали, когда еще не было программ Года ребенка, Года семьи, когда мы были немножко на другом этапе развития, я встречалась с многодетными мамами, выспрашивала у них, в чем заключаются сложности их жизни. Все проблемы социального, материального порядка были в таких разговорах на втором плане, многодетные мамы говорили: «Помогите, чтобы нас нормально воспринимали в школьных коллективах. Мы не платим за одно, мы не платим за другое, нас освобождают от третьего, наши дети менее красиво одеты, они, может быть, не могут позволить себе то, что могут позволить себе другие дети. В результате мы ощущаем себя изгоями, особенно те из нас, чьи дети учились в хороших, элитарных школах. Наши дети кожей чувствовали, как там им было неуютно!». Сейчас таких разговоров с многодетными мамами стало меньше, а многодетных семей в Москве за шесть последних лет - в два раза больше. Многодетные семьи у нас окружены заботой, вниманием, сейчас мы учредили и вручили 22 семьям специальный знак «Родительская слава». Каждая из этих семей проходила перед нами, мы о них немного рассказывали и еще раз убеждались, какие это потрясающие семьи. Конечно, среди многодетных есть разные семьи, точно так же, как разные есть и среди имеющих одного ребенка. Надо нам сделать все для того, чтобы этим семьям было уютно в школе. Я недавно рассматривала записку, которую по поручению мэра готовили Департамент образования, Департамент по физкультуре и спорту. Родители жалуются на то, что огромная инфраструктура, созданная в городе в области образования, в области спорта и в области культуры, не может быть использована бесплатно, что везде нужно платить. Я решила в этом детально разобраться, посмотреть, где, какой процент, сколько платят, кто платит, а кто не платит. Есть достаточно грустные показатели (не в целом, в целом они нормальные: на 97% занятия бесплатные в образовании - в кружках и секциях), но если посмотреть отдельные коллективы, то многодетным там нужно либо выворачиваться наизнанку и искать где-то деньги, чтобы быть на уровне, либо все эти балетные кружки, все эти спортивные кружки, все эти кружки иностранного языка их не касаются, и их дети там заниматься не будут. Точно так же дела обстоят и с подготовительными курсами для поступления в первый класс. Одним это можно, они счастливы и рады как можно раньше решить вопрос, потому что ребенок пойдет учиться в элитную школу, для других это борьба по месту жительства - они говорят: «Давайте я пойду в эту школу!», а им в ответ: «Тут все места уже заняты!» По этому поводу у нас будет принято решение - мы получили от мэра задачу немножечко приструнить тех, кто делает свой бизнес на государственной базе. Я разбиралась по письмам, кто, сколько и за что платит. Иногда это просто безумие. Выпускные вечера начинаются - безумие. Экзамены начинаются - безумие. Мне прислали письмо из одной школы, и все сказанное в нем подтвердилось. Список: меню на экзамены для учащихся, меню на экзамены для учителей (с бутылкой коньяка), подарки всем, вплоть до гардеробщицы (кстати, я нормально к этому отнеслась - почему, если дарят подарки директору школы и учителям, не подарить что-то и гардеробщице, которая таскает одежду?). Список огромный, четырнадцать тысяч рублей будьте любезны, родители, выложить только в рамках подготовки к экзаменам. Ну куда, ну зачем?! Принесли другое письмо: замечательная балетная студия, сорок пять тысяч рублей в год нужно заплатить, чтобы ребенок ходил в эту студию. Причем там есть вся шкала ценностей, вплоть до того, что 1500 рублей зачем-то нужно платить, так как организация, устраивающая этот балет, - член ЮНЕСКО и там полагается платить какие-то взносы. Тапочки предписывается покупать только в этом магазине и ни в каком другом. И так далее и тому подобное. Я спрашиваю: «А арендную плату эта организация школе платит, делая такой бизнес на ее площадях?» Посчитала, не поленилась - два с половиной миллиона эта организация получает за то, что устраивает занятия для детей. Мы где-то уже зашли за предел разумного. Я понимаю, что существует закон платных услугах, существует потребность у родителей, у них есть на это деньги, но давайте это выстраивать так, чтобы это не было ущербно для тех детей, которые не могут заплатить, чтобы это не было за пределами здравого смысла.

Самая большая проблема в городе - устроить ребенка не в детский сад, хотя 22 тысячи детей в очереди на устройство в ДОУ, самая большая проблема - устроить ребенка в первый класс. Когда надо устроить ребенка в первый класс, мы все стоим на ушах - иначе не скажешь. Идут звонки, жалобы, кто-то разводит костры, занимая очередь с ночи. Если набирают четыре подготовительных класса, а открывают потом только три первых, то, естественно, целый класс остается за бортом, потому что школа устраивает конкурс. Да плюс еще к тому, что в школу не могут попасть люди, желающие отдать детей по месту жительства, имеющие право поступить туда и без этого подготовительного класса.Что получается? Люди, которые платили деньги и водили детей в подготовительный класс (среди них есть и малоимущие, которые напрягались, чтобы платить эти 3-4 тысячи рублей в месяц за обучение ребенка), требуют - и правильно делают, что требуют! - место для ребенка в искомой школе.

Система дошкольного образования у нас в Москве очень серьезная. Большинство дошкольных учреждений работают по методикам активной подготовки детей к школе. Мы в это вкладываем большие бюджетные деньги. Обучение, скажем, в Центре развития ребенка намного дороже, чем в обычном детском саду. И вот из этого ДОУ ребеночка, за которого государство платит, чтобы его там готовили к школе, три раза в неделю забирают во второй половине дня и ведут его учиться в школу за деньги родителей. Зачем мы тогда тратим бюджетные деньги? Давайте мы будем их снимать и на эти деньги откроем, например, еще дополнительно два детских сада. У нас и туда капают деньги - вольница неизвестно какая, и школы себе позволяют больше, чем нужно. Это все очень серьезные вопросы, может быть, они напрямую не касаются знаний по математике, по физике, качества образования, но их надо решать. Кстати, те кто вводит эти платные образовательные услуги, как правило, хорошо учат, как правило, дают хорошие знания, но упорядочить весь этот процесс взимания платы, конечно, нужно.

Тут не могу не сказать, что очень и очень многое зависит от родительских комитетов. Как только мы начинаем говорить с руководством школы, с педагогами, первое, что слышим в ответ: «Это не наше дело, мы вообще к этому не имеем отношения! Это все решил родительский комитет, это все родители от нас просят, мы только исполняем их волю!». Давайте мы вместе с родителями подумаем, как нам эту волю формулировать. Мы не будем двигаться с шашкой наголо: все вырубаем, ничего не разрешаем, ничего не допускаем. Мы нормально стоим на земле, мы понимаем, что надо действовать в первую очередь в интересах детей. Но социальную составляющую происходящего необходимо хорошенько обдумать. Не нужно давать чрезмерно на этом зарабатывать нечистоплотным людям, есть же нормативы, если нет - нужно их разработать, определить, с какими ценами нужно пускать в школу, а с какими закрывать вход. В конце концов у нас есть негосударственный сектор образования, там рыночная система: сколько родители платят, столько с них и берут. В государственных школах нам все же надо выработать какой-то регламент в области оказания платных услуг, чтобы мы диктовали, а не нам диктовали.

Родители спрашивают и получают ответы

- Можно ли сделать так, чтобы будущий первоклассник походил в школу, познакомился с учителем и почувствовал, есть ли у него совместимость с этим педагогом или ему нужно идти к другому?

- Просто так, в свободном режиме, учитель не сможет общаться с будущим первоклассником - у него есть работа со своим классом. А вот устраивать Дни открытых дверей в школах, информировать родителей об учителях, об особенностях его работы с детьми, о его методиках необходимо.

- У меня двое детей, один - в школе, другой - в детском саду. Можно ли сделать так, чтобы телеканалы рассказывали о тех новшествах, которые есть в системе столичного образования, о той колоссальной работе, которую ведут образовательные учреждения?

- Спасибо, что вы замечаете хорошую и инновационную работу нашей московской системы образования. Моя оценка совпадает с оценками родителей. В последние годы у нас произошла большая подвижка в работе дошкольного образования не только потому, что мы стали строить новые детские сады, но и потому, что этой системой мы стали заниматься более творчески, поставили перед собой большую амбициозную цель - показать всему миру наше дошкольное образование и получили право проведения в Москве Всемирной конференции ЮНЕСКО по дошкольному образованию. Похвастаюсь: именно Правительству Москвы принадлежит идея, которую мы подарили ЮНЕСКО. Это организация, которая занимается культурой и непрерывным образованием. Когда мы стали смотреть программу ЮНЕСКО, в которой есть начальное, общее, высшее образование, то спросили у генерального директора: «А вот образование от 0 до 6 у вас рассматривается?» Оказалось, что нет, и мы подарили ЮНЕСКО свою программу дошкольного образования от нуля до шести лет, предложили наши лучшие коллективы, которые стали коллективами ЮНЕСКО, а потом предложили провести в Москве Всемирную конференцию. Всемирная конференция - это не только парадные протокольные мероприятия, это и демонстрация того, что мы сами уже наработали в этом плане. Поэтому в последнее время мы проводим много выставок, «круглых столов», у нас наряду со «Школой будущего» появился проект «Детский сад будущего». Я довольна тем, как развивается и продвигается эта тема в содержательном плане. Вы абсолютно правы, что многие родители, приводя утром своего ребенка в детский сад, а вечером забирая, даже не представляют себе, что происходит с ним в дошкольном учреждении, что их здесь не только кормят, поят, выгуливают, но, самое главное, здесь их образовывают. У нас в некоторых детских садах есть свои театры, есть детские сады с профилями (спортивным, эстетическим и так далее), есть детские сады для детей глухих, слепых, с ДЦП. Все это хорошо, мы не захлебываемся от восторга, но видим, что идет продвижение. Даже у тех, кто этой проблематикой занимается, глаза горят больше, чем горели раньше. Конечно, ТВ должно уделять работе ДОУ больше внимания и больше рассказывать о хорошем опыте.

- Юрий Лужков сказал, что нам нужно пригласить в детские сады богатых москвичей, чтобы они по достоинству оценивали в социальном плане те образовательные услуги, которые оказывает городская система дошкольного образования, и, может быть, платили по-иному, чем платят люди среднего достатка или малоимущие. Как вы относитесь к этим словам мэра?

- Мы их обдумываем. Один из тезисов, которым можно подкрепить слова Юрия Михайловича: у нас самая дорогая плата за пребывание ребенка в детском саду 1210 рублей, самая маленькая - 580 рублей. Представим себе, что человек, который зарабатывает миллиарды, тоже водит своих детей в наши городские детские сады, так как негосударственных детских садов очень мало и они не очень востребованы даже такими богатыми людьми. Но богатый человек тоже платит 1200 рублей в месяц за пребывание его ребенка в государственном детском саду, он чаевые в ресторане дает больше. Он даже не может себе представить, что там делают с его ребенком, а ребенок приходит домой и начинает рассказывать родителям стихи, сказки, петь, танцевать - его в ДОУ всему этому учат. Думаю, что в пригласительном плане нам можно было бы сказать богатому человек, что пребывание его ребенка в детском саду стоит городскому бюджету, предположим, девять тысяч рублей. Может быть, этот человек согласится платить столько, весь детский сад будет знать, что этот папа, который приводит сюда ребенка, платит за это по полной цене. За счет того, что этот папа платит такие деньги, другой ребенок из малообеспеченной или многодетной семьи может посещать платные кружки на бесплатной основе. Это будет такая солидарность внутри коллектива, и это нормально. Мы не будем тут принимать никаких законов, регулирующих этот процесс, потому что есть законы, по которым мы работаем, но в пригласительном плане, мне кажется, вполне это можно делать, и если в каких-то хороших родительских комитетах произошел бы внутри такой разговор, это было бы хорошо и современно.

- Будет ли изменена плата за посещение в ДОУ групп кратковременного пребывания и центрах игровой поддержки? Ведь по форме и содержанию деятельности они очень похожи, но одни родители платят 550 рублей, а другие водят детей бесплатно, и возникает вопрос, почему.

- Когда устанавливали такие цены, то считали, что это справедливо. В ЦИПРах мама находится вместе с ребенком, а в группах кратковременного пребывания ребенок присутствует несколько часов с воспитателями. Но сейчас мы взяли этот вопрос на проработку и надеемся принять решение вместе с родителями.

- Возникают вопросы по поводу 20-дневного меню в ДОУ. Изменится ли оно, прекратят ли детей в некоторых ДОУ кормить пельменями, рыбными палочками, сухими завтраками, вместо соков давать витаминизированные напитки, вызывающие аллергию?

- У нас есть меню, утвержденное федеральным Институтом питания. Это слишком сложная проблема, чтобы ею занимались неспециалисты. Те суммы - от 90 до 132 рублей в день, которые выделяются из бюджета города, идут на питание детей по типовому меню. Если кормят так, как вы говорите, то этого делать нельзя, это та пища, которая не входит в эти показатели. Это не связано с 20-дневным меню, детские сады у нас готовят сами, туда идет поставка только продуктов. Поэтому нужно знать, в каких учреждениях это происходит, и мы будем там наводить порядок, так как этого быть не должно. Если сегодня 20-дневное меню вдруг не нравится, если оно может быть усовершенствовано, то давайте будем этим заниматься. Мы сейчас работаем над тем, чтобы в школы и ДОУ поступали только свежие и качественные продукты. Москва развивает свой агросектор в других областях России, у нас есть около десятка своих птицеферм, есть свои поля, свои животноводческие предприятия, и мы стараемся привозить продукты оттуда. Сейчас речь идет о том, чтобы тому, кто готовит пищу для детей, отдавать право приобретать продукты не где попало, а там, где продукты качественные и свежие. Все это делается для того, чтобы была гарантия высокого качества и свежести.