Алексей КУДРИН, министр финансов России:

Единый социальный налог будет зависеть от размера зарплаты

- С 2005 года мы хотим установить Единый социальный налог в размере 26 процентов для годовых зарплат до 300 тысяч рублей, в размере 10 процентов - для зарплат от 300 до 600 тысяч рублей и 2 процентов - для зарплат выше 600 тысяч рублей в год. При этом бюджет потеряет 10 миллиардов долларов (но это можно частично компенсировать увеличением налога на добычу полезных ископаемых и повышением экспортных пошлин на нефть), а компании сэкономят около 280 миллиардов рублей.

Отчисления в Фонд обязательного медицинского страхования уменьшатся с 3,6 до 2,8 процента, а финансирование Фонда социального страхования - с 4 до 3,2 процента.

Татьяна КУПРИЯНОВА, заместитель председателя ЦК Профсоюза работников народного образования и науки:

Чтобы лечиться, педагогу не надо болеть

Предложения по реформе системы налогообложения нисколько не удивили: новое правительство продолжает курс старого. Оценить все решения в нюансах профсоюз пока не может - нас перестали звать на мероприятия, подобные совместным коллегиям министерств. Видимо, потому, что наши резоны могут нарушить общую благостную обстановку согласия в рядах реформаторов. Так что выводы и оценки можно делать только в общем виде.

На заседании прозвучало предложение Минфина о грядущем уменьшении Единого социального налога. Что это означает для бюджетников? Прежде всего то, что педагоги, медики и работники культуры практически лишатся гарантий на оплату дней временной нетрудоспособности. Чтобы иметь деньги на лечение, педагогу не нужно болеть - таков печальный парадокс.

Финансисты не собираются менять размер подоходного налога, устанавливать дифференцированную налоговую шкалу, чтобы больший налог платили те, кто имеет большие доходы. 13-процентный налог приводит к тому, что бюджеты не наполняются так, как необходимо для реализации многих социальных программ, и в первую очередь для повышения зарплаты.

Подоходный налог - это один из важнейших источников пополнения региональных и муниципальных бюджетов. Было бы справедливо, если бы налог был дифференцированным. В результате сохранения нынешней уравнительной системы налогообложения поступления в казну увеличиваться не будут. Это подтверждают многие экономисты.

Совместная коллегия двух министерств ничего в нашу пользу не решила. Напрашивается вопрос: а зачем собирались? Собирались, как я думаю, для того, чтобы уверить товаропроизводителей в том, что налогов с них будут собирать меньше для стимулирования роста производства.

Евсей ГУРВИЧ, научный руководитель некоммерческого партнерства «Группа содействия эффективной экономической политике»:

Чем богаче экономика, тем работники...

Единодушия в оценке факторов роста экономики не существует, еще меньше единодушия по поводу того, что делать для продолжения этого роста. Цены на нефть - важный фактор. Но бюджет получил от высоких цен на нефть ориентировочно 32 миллиарда долларов, а чистое погашение внешнего долга за последние четыре года составило 25 миллиардов. То есть деньги пошли в основном на погашение долгов, а не в инвестиции, обеспечивающие стабильность экономики. Правительство приложило максимум усилий для того, чтобы решение задач макроэкономической политики не мешало росту экономики. В результате активизировался частный сектор, началось инвестирование, увеличились темпы роста производительности труда, сформировался средний уровень промышленности. Все это результаты улучшения макроэкономической политики. Теперь речь должна идти не об исчерпании прежних ресурсов, а о том, что один круг макроэкономических задач решен и нужно браться за следующие - структурные и институциональные. Структурные заключаются в диверсификации экономики и налогообложения, изменении внутренних цен на энергоносители и так далее; институциональные - в построении качественной системы государственного управления, системы защиты собственности.

Возникает вопрос: почему чиновники так уверены в социальной направленности экономической политики? Логика в том, что снижение налоговой нагрузки ускорит рост развития экономики, а это в свою очередь поможет увеличению базы социальных отчислений и улучшению социального положения бюджетников.

Леонид ГРИГОРЬЕВ, ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН:

Образованный человек платит государству за то, что имеет

Наш средний класс, пусть численно и небольшой, очень похож на настоящий, западный - по образованию, по профессиям, по относительной финансовой устойчивости. Но у российского среднего класса есть одна весьма неприятная с точки зрения экономистов особенность: он не платит налогов. Может быть, со временем ситуация изменится, а может быть, и нет: привычка - вторая натура.