Никто не оборачивается вслед этому экзотическому для европейца облачению. Во-первых, потому, что глазеть на других считается дурным тоном, во-вторых, потому, что демократия давным-давно утвердила в сознании граждан незыблемость принципов равенства всех и прав каждого. В том числе права на инакомыслие - как политическое, так и религиозное.

Британия исповедует в своей социальной политике принцип сосуществования сепаратных национально-религиозных коммун и групп на основах взаимопризнания и уважения своих этническо-религиозных различий. А посему прятать или срывать эти различия, переодевая граждан из этнических одеяний в общегражданское платье, в Британии не собираются. Носи кому что вздумается - хоть паранджу, хоть головной убор вождя индейского племени. По мнению генерального секретаря Национальной ассоциации школьных директоров Дэвида Харта, запреты национальной одежды могли бы «воспалить чувствительность» в школах с большим числом мусульманских учащихся. Британия всегда дозволяла школам находиться в ведении церкви католической и церкви протестантской, мусульманской мечети и еврейской синагоги... И потому девочки в мусульманских платках и мальчики в иудейских шапочках чувствуют себя в британской школе как дома. И когда видишь, как на перемене весело резвятся на школьном дворе девчонки в джинсах последней модели, но в плотном головном платке (традиция!), начинаешь понимать, что мудрость, вероятнее всего, на стороне тех, кто считает, что не надо торопить события. Интеграция разных верований и культур - процесс неспешный. Но если те, кто со звездой Давида, и те, кто с арабским платком, сидят в школе за одной партой - это значит, что у них есть общая дорога. И к какому бы храму она ни вела, главное, чтобы по этой дороге шли мир и согласие.

Лондон