Количество игровых автоматов и интернет-кафе, имеющихся сегодня в столице Молдовы растут, как грибы после дождя, а открываются где угодно: при входе в магазины, кафе, на рынках. Но более всего хозяева этих заведений любят «лепиться» на виду у потенциальных своих клиентов - школ, колледжей, вузов.

- В нашем микрорайоне интернет-кафе на каждом углу и понятно, какой это соблазн для ребят, - рассказывает Татьяна РЕМЕНКО, директор 26-й столичной школы. - На переменах учителя вынуждены постоянно заглядывать в близлежащие кафе и «извлекать» оттуда подростков. Но через урок-два они снова оказываются там же, не говоря о том, что есть ребята, которые после занятий просиживают в интернет-кафе сутками. Для хозяев игорных заведений главное - деньги, поэтому они не прислушиваются ни к нашим, ни к родительским просьбам.

У психиатров Молдовы даже появился новый термин - «жок де норок», то есть - «игра на счастье». Если судить по растущему числу подростков-игроманов, мы стоим на пороге эпидемии, последствия которой трудно переоценить. Вот пример всего лишь одной загубленной души.

Историю 15-летнего Димы я узнала еще прошлым летом, тогда же мы с ним и познакомились. Передо мной сидел умненький и рассудительный подросток, прекрасно понимавший, что его пристрастие к игровым автоматам ничем хорошим закончиться не может.

Мы с ним тогда о многом говорили. Дима рассказал, что непременно станет дальнобойщиком - как герои любимого им одноименного фильма, он честно признался, что совсем не любит читать. На мой вопрос, как они со сверстниками проводят свободное время, Дима недоуменно пожал плечами: «А как его можно проводить? Ну, смотрим телек или играем на интерес». Помолчав, честно признался: «На деньги, конечно, а иначе что за игра?» Последними своими словами Дима сам обозначил одну из серьезнейших «прорех» в нынешней системе воспитания подростков - если, конечно, система как таковая нынче имеет место быть, а именно: из жизни этого мальчика, как и других его сверстников, совсем исчезли групповые, коллективные игры, о значении которых для формирования юных душ говорить не приходится.

Исчезли они совсем не случайно, а по принципиальным методологическим и иным соображениям: как известно, сегодня делается упор на воспитание лидеров, то есть самодостаточных одиночек, которым чувство коллективизма в какой-то мере даже противопоказано. А вот игровые автоматы как нельзя лучше соответствуют тому, чтобы создать у подростка на время полную иллюзию лидерства и собственной значимости.

А недавно я узнала, что Диму разыскивает полиция. Повод более чем серьезный: он украл у матери огромную сумму денег в долларах и с ними исчез. Поиски велись почти две недели: полиция интересовалась друзьями, которые могли бы ей подсказать местонахождение беглеца, но почему-то бравым сыщикам не пришло в голову заглянуть в игорные заведения. Первой об этом подумала классный руководитель подростка и в одном из игорных залов микрорайона обнаружила своего ученика. Картина, открывшаяся учительнице, повергла ее в полный шок: перед Димой лежала гора долларов - как оказалось, около десяти тысяч, и это были лишь остатки той роскоши, которой он, несовершеннолетний мальчишка, совершенно свободно и открыто пользовался на глазах у взрослых людей, ни у одного из которых, судя по всему, не возникло даже мысли спросить: а откуда у тебя деньги, мальчик? Все это время Дима, по его словам, жил в гостинице (без документов), одна ночь пребывания в которой стоила 150 долларов.

Директор интерната, где учится Дима, рассказала, что в последние месяцы большие деньги для него - не такая уж редкость, он уже хорошо понял, что на них можно многое купить в этой жизни. Здесь, в интернате, дети сами убирают за собой, моют полы, стирают свои вещи, но Дима нанимал себе «рабов», и они за него убирали. Вот такой «крутой» мальчик из «новых». Что ждет его дальше, как сложится дальнейшая судьба? Пока он находится дома, школу не посещает.

Главному герою романа Достоевского «Игрок», в очередной раз проигравшемуся до последнего гульдена и выпрашивающему в долг под «честное слово», один из его знакомых говорит: «Вы будете здесь и через 10 лет». И добавляет: «Пропал человек, потому что сам хочет».

Чего хочет мальчик Дима и такие, как он, жертвы «одноруких бандитов», трудно сказать, хотя бы потому, что сами они вряд ли в силу возраста могут до конца осознать всю глубину постигшей их беды.

Кишинев