У любого человека есть свое представление о том, каким должен быть хороший учитель. Но меня попросили ответить на этот вопрос еще и потому, что когда-то мне довелось изобразить в кино молодого советского педагога. Фильм, рассказывавший о нем, долго ходил по экранам кинотеатров. Герой мой Степан Лаутин считался одно время человеком довольно известным, и, стало быть, я должен нести ответственность и за те мысли и чувства, которые пробуждал у зрителей созданный мною образ.

Есть и еще одно обстоятельство, связывающее меня со школой. Давно, в дни своей юности, я был учителем - всего полтора года. К этому делу я оказался непригодным: я не мог сладить со своими учениками, не мог найти дорогу ни к их разуму, ни к их сердцу. Не сумел и не смог заинтересовать учеников тем предметом, который им преподавал. Мой духовный мир был слишком легковесен. И мне было трудно увлечь моих воспитанников. Мое мировоззрение не настолько еще сформировалось, чтобы мое отношение к жизни стало ориентиром и для учеников.

Я провалился на своей работе, понял это и, избрав путь наименьшего сопротивления, сбежал из школы. Я был плохим учителем, так как неудачи сваливал на свою профессию, а не на себя, не на свое неумение и неорганизованность. Я убедил себя, что не я плох, а невозможно плоха профессия педагога.

Через несколько лет, работая в кино над образом советского учителя, я должен был заново и переосмыслить деятельность людей, занимающихся этим важнейшим и нужнейшим делом, и переоценить свой личный неудачный опыт. По-иному предстали теперь передо мной учительский труд и все его значение для нашей жизни. Наконец-то я уразумел, что работа учителя - не служба, а служение, что это не случайно подвернувшаяся работа, а призвание.

Но не получается ли, в таком случае, что это профессия избранных?.. Нет, это просто профессия честных и искренних, умеющих любить, умеющих верить людей. Профессия людей долга.

Прожив немалую жизнь, я понял, что неверно было дезертировать из школы. Думаю, что теперь, вероятно, смог бы уже стать учителем.

Несколько лет тому назад посчастливилось мне побывать в Китае. Интересная жизнь, которую мы увидели там, так затягивала и увлекала, что хотелось видеть и слышать как можно больше, хотелось понять как можно глубже все, что происходило в стране. И вот, в Мукдене, урвав несколько часов от своей программы, мы со сценаристкой Марией Николаевной Смирновой упросили наших китайских друзей свозить нас в деревню.

Гау Кан Цюн - так называлось селение, куда нас привезли. Деревня не отставала от города, жизнь в ней быстро и решительно менялась. И было интересно наблюдать воодушевление, с которым крестьяне налаживали у себя новые порядки.

Но самое глубокое впечатление сохранилось у меня от молоденькой девушки-учительницы. Она была необыкновенно трогательна и обаятельна в той непосредственности, с которой проявляла свое любопытство и симпатию к советским людям. Когда же она узнала, что Смирнова - автор сценария кинокартины «Сельская учительница», она уже не могла больше сдерживать свои чувства. Прижавшись к гостье из Советского Союза, она схватила ее руку и не отрывалась от Марии Николаевны уже во все время нашего пребывания в Гау Кан Цюн.

Нет, тут было что-то иное, чем дружеские чувства к человеку из близкой тебе страны. Мы решили узнать это, и девушка не стала запираться.

- Да, правда, Смирнова для меня особенно милый и дорогой человек... Недавно я окончила среднюю школу, и надо было решать - что же делать дальше? Продолжать ли учение или идти работать... и куда? Я колебалась... И как раз в эти дни своих раздумий увидела советский фильм «Сельская учительница». Он разрешил все мои сомнения, он ответил на мои вопросы - вот что надо делать, вот где лучше всего использовать свои силы, вот где нужнее всего мой труд...

Делая фильм «Учитель», в таком же плане рассматривали мы, участники картины, образ ее героя Степана Лаутина, молодого советского человека, который искал применения своим силам именно на самом нужном и важном участке нашей жизни.

Да, учительство это не случайная профессия. Это дело, за которое надо отвечать перед всем народом.

Многого я требую от учителя? Да, многого... Но не больше, чем от себя и от своих товарищей по работе в искусстве. А ведь и учителя, и художники, да и все люди творческого труда - одного поля ягоды. Такова наша жизнь, и нечего делать ее легче, безответственнее или спокойнее, так как потеряется тогда в нашем труде самое ценное и живое, и творчество наше превратится в бездушное ремесло.

Родители и учителя - мы вместе воспитываем детей. Мы вместе трудимся над тем, чтобы у ребенка выработалось определенное мировоззрение, чтобы он своими глазами смотрел на мир, знал цель своей жизни, шел по пути разума, добра и справедливости. На эту дорогу ребенка должны натолкнуть и пример родителей, и постоянное доброе влияние учителя.

Именно это и есть основная задача школы. Я совсем не хочу выступать противником накопления знаний. Знания, безусловно, необходимы, но приобретать их ученик должен, главным образом, сам. Хорош тот учитель, который умело наведет его на путь познания, воспитает у школьника любовь к учению, к самостоятельному мышлению. И потому учителю никак нельзя превращаться в простую копилку знаний. Он обязан быть для детей авторитетом во всех областях человеческого духа.