Комментарий «УГ»

От того, сколько ученых покинет Россию, зависит все: и благосостояние общества, и его будущее, и какое место в мировом рейтинге будет занимать страна. Увы, все складывается так, что российские ученые несмотря на патриотизм и желание работать дома помогают благополучным зарубежным странам становиться еще более благополучными. Может быть, пора нам перестать быть такими добренькими и работать на «чужого дядю», а стоит взять пример с Южной Кореи. Там с «утечкой мозгов» разобрались следующим образом: открыли лаборатории, в которых зарплата соответствовала американским стандартам. Только так - реальными действиями, а не словами можно оставить ученых в своей стране. Пока государство этого действительно не поймет и не скажет в поддержку науки твердое «да», мы так и будем латать дыры, экономить на всем и влезать в долги.

- Я фундаментальщик и говорил только о тех ученых, кто занимается фундаментальной наукой. Гранты же подняли оборонщикам. Сейчас я нахожусь в некоторой растерянности и чувствую себя перед коллегами неловко, - признался Максим.

Однако не только из-за встречи с президентом молодой ученый растерялся. Зарплата Чернодуба порядка 5 тысяч рублей в месяц: 900 рублей - ставка, 4000 - надбавка за статьи, публикации, работу со студентами. А так как надбавка часто недоплачивается, то и получают ученые то тысячу, то две, то три тысячи рублей. Бывает, что и вообще остаются без зарплаты. Например, сотрудники ИТЭФа еще не получили деньги за январь.

У самого Института теоретической и экспериментальной физики Минатома России дела идут тоже не очень: помимо проблем с выплатой зарплат сотрудникам из-за сокращения финансирования закрываются важные направления исследований. В частности, отключается свет, что приводит к перебоям в работе одной из самых главных установок института - ускорителя элементарных частиц. Практически свернута работа со школьниками. И это происходит после того, как в 2003 году ученые ИТЭФа сделали открытие нобелевского уровня.

- Есть такое состояние - пентакварк. Вся материя состоит из мельчайших частиц - кварков, которые «ходят» либо вдвоем, либо втроем. Когда кварки ходят втроем, то получаются нейтроны и протоны, потом ядра атома, из атомов - молекулы, затем мы с вами. А тут возникла частица, в которой кварки короткое время «живут» впятером, - объяснил Максим Чернодуб. - Когда бывший министр атомной энергетики об этом рассказывал, то гордился, мол, институт нужен, а через несколько дней директор ИТЭФа сообщил нам, что финансирование по линии министерства сократили фактически в два раза. Если бы такое произошло в Японии, то, как я подозреваю, министр бы уже через несколько дней лишился своего места. Такое чувство, что наши чиновники считают ученых, занимающихся фундаментальными исследованиями, лишним грузом. У меня уже лежат приглашения на работу в разные страны, но я выберу Японию. Там я проработал два года, сейчас собираюсь на два месяца. Очень бы хотелось, чтобы государство изменило свое отношение к фундаментальной науке, иначе придется уехать из России навсегда. Потому что, как ни парадоксально это звучит, в настоящий момент наши ученые-фундаментальщики больше востребованы за рубежом.