Окончание. Начало в № 10

Одно из проявлений - зооморфизм и антропоморфизм мифологических действий. Боги, духи и другие сверхъестественные силы действуют знакомым человеку способом, они так же думают и чувствуют, как человек и животные: раскаты грома - раскаты колесницы небесного бога, молнии, похожие на стрелы, есть стрелы, которые громовержец мечет в гневе.

Миф, безусловно, связан с практическими потребностями первобытного коллектива, пытающегося, с одной стороны, объяснить окружающий мир, следовательно, иметь инструмент для воздействия на него, с другой - поддержать единство первобытной организации. Миф предстает важнейшим средством поддержания порядка в этом коллективе, связывая его членов общими узами кровного родства с помощью мифов. Каждая общность, каждое племя имело свою собственную версию происхождения.

Таким образом, миф объясняет единство первобытного коллектива прецедентом, общей историей происхождения: разные австралийские племена произошли от разных зверей - от серых или красных кенгуру, страусов эму, орлов, диких котов и т.д. Одна из основных черт мифологического мышления заключается в том, что архаический миф излагает некую сакральную историю - историю о творении мира и всех вещей, которые в нем существуют. Явление объясняется некоей историей.

Примечание для учителя. Блестящая литературная имитация этой черты мифологического мышления - сказки Р.Киплинга (откуда у верблюда горб или почему у слона длинный нос, например). В стихотворении Бодлера «Благодеяния Луны» странные пристрастия и невероятная привлекательность возлюбленной поэта объясняются сакральной историей - подаренным в детстве поцелуем Луны. В современных ксенофобских мифах очень часто злобная природа того или иного врага объясняется какой-либо древней историей (например, множество всяких выдумок вокруг древнейшей истории еврейства), затаенной с древних времен злобой и т.д.

Священная история позволяла первобытному человеку обеспечивать порядок в общине, устанавливать строгие табу, преступление которых влечет за собой неизбежные неприятности - например, запрет на инцест (миф об Эдипе).

Современные исследователи классифицируют мифы по классам объясняемых явлений: космогонические мифы (мифы о происхождении всего сущего), антропогонические мифы (мифы о происхождении человека), этиологические мифы (мифы о происхождении отдельных вещей и явлений), теогонические мифы - в развитых мифологиях эти мифы объясняют происхождение богов. Отдельно можно выделять солярные (от греч. «солнце») и календарные мифы, которые объясняют смену дня и ночи, затмения солнца и луны, а также смену времен года.

Примечание для учителя. После разбора какого-нибудь советского текста может быть задан вопрос: почему мифы оказались столь востребованными в новейшую эпоху?

Дело здесь не только в том, что рационально объяснить все явления в мире оказалось невозможно. Новое время подарило человеку свободу, однако зачастую окружающая действительность оставляла его один на один с самим собой. Прежние родовые и цеховые связи распадались, чувство одиночества было особенно тягостным для того, кто не смог преуспеть в этой жизни. Это касалось не только отдельных людей, но и целых народов. Людям важно было почувствовать себя частью великого целого. Именно эти потребности удовлетворяли величайшие мифы XX в. - миф об особой миссии пролетариата и миф об особой миссии арийской расы.

Первобытный человек не различал классы предметов, типы и не выделял признаки, характерные для разных типов предметов. В мифологическом сознании, как говорил Ю.М. Лотман, каждое слово стремится к тому, чтобы стать именем собственным. Каждый предмет для мифа уникален и в то же время связан с другими предметами. Поэтому в мифологическом сознании наличие у индивида имени собственного гораздо важнее, чем наличие каких-то постоянных, с нашей точки зрения, признаков. Вот почему называние истинного имени открывает сущность вещи, позволяет открыть ее истинный смысл и воздействовать на нее. Сегодня, когда ребенка называют именем его отца или деда, на него чисто мифологически переносят черты этого отца или деда, думают, что он будет похож на него. Римские папы при восшествии на апостольский престол берут себе имя одного из своих предшественников, тем самым заявляя о своей политике на срок исполнения папских обязанностей.

Кроме того, миф - это единство символа и вещи (так как все заключено во всем), они нераздельны, именно поэтому миф кажется столь поэтичным и столь часто используется художниками и литераторами.

Оппозиции как принцип построения картины мира. Пытаясь соотнести собственное существование с огромным миром, первобытное мышление применяло простейшие приемы, отделяя «я» от «не-я», «верх» от «низа», «прошлое» от «настоящего». Таким образом, все мифологические сюжеты строятся на противопоставлении, применяют так называемые бинарные оппозиции.

С помощью противоположностей определяется место людей в пространстве: верх - низ; правый - левый; близкий - далекий; небо - земля; земля - подземный мир; восток - запад; во времени: прошлое - настоящее; настоящее - будущее; утро - вечер; день - ночь.

Противопоставления характеризовали и более общие жизненные явления: жизнь - смерть; свет - тьма; удовольствие - страдание. С помощью оппозиций определялся и статус человека: высший - низший; старший - младший; и, наконец, свой - чужой.

Поскольку все явления в мире были проявлением одного и того же, каждый двучлен соотносился с добром или злом, проявлением порядка (космоса) или первобытного хаоса. Все, что оказывалось знакомым, освоенным, понятным, обозначало проявление доброго, неопасного для человека начала. Все, что таило в себе неизвестность, оказывалось опасным и могло быть проявлением хаоса. Так, женщина могла быть опасна для мира человеческого, поскольку, во-первых, раз в месяц становилась «грязной», во-вторых, ее способность порождать жизнь одновременно означала, что она общалась с миром не-людей (миром предков и потомков), через нее потомки, посланцы не-человеческого мира, приходили в мир человека. Восток во многих мифологиях - место, где находится вход в царство богов, поскольку именно на востоке встает солнце. Запад - место, где солнце каждый день уходит из этого мира, следовательно, именно на западе находится вход в подземный мир. До сих пор в церкви алтарь находится на восточной стороне, а вход - на противоположной, западной стороне. Как правило, на западной стене церкви рисуют картины Страшного суда и сцены из мучений грешников в аду. У многих народов в мифах о происхождении мира действуют два брата-близнеца, один из которых является прародителем всех культурных достижений, создателем всех положительных вещей, от другого же происходит все мировое зло: так, если один является создателем плодородной земли, другой создает на ней неровности.

Необходимость противостоять чужому, хаосу, оградить хрупкий мир человека делает еще более крепким единство коллектива. Коллектив должен быть бдительным. Силы хаоса многолики, они могут превращаться и переливаться, плавно перетекать одна в другую. В любом противостоянии всегда есть сторона Добра и сторона Зла, будь то даже противоположность между правым плечом, за которым сидит ангел-хранитель, и левым, через которое для предотвращения злых козней полагается переплюнуть, так как там сидит бес...

Однако враг с мифологической точки зрения должен быть совершенно иным, точнее, не-человеком, именно тогда на него не распространяются нормы, принятые по отношению к другим людям. Только так могут быть оправданы средства, которые в обычной жизни считались бы неприемлемыми. В архаических мифах враги имеют, как правило, звериный облик: сфинкс, лернейская гидра, змеи, драконы. Впрочем, они могут принимать и человеческий облик, но только в целях обмана доверчивых обитателей человеческого мира. В новейших мифологиях мы, например, встречаемся с выражением «гидра мировой контрреволюции», «фашистская машина» и т.д.

Время и пространство в мифе. Итак, миф делит пространство на мир людей и мир не-людей - то есть, с одной стороны, мир высших сущностей, с другой - мир хтонических существ, ползающих гадов и т.д. В развитых мифологиях, как правило, структура мира трехчастна: на земле находится мир людей, загробный мир и царство темных сил, на небе обитают боги. Однако все-таки глобальное разделение мира на понятное и непонятное остается.

Мир не-людей в ранних мифах - это мир, где живут и действуют тотемические предки. В потустороннем мире все перевернуто с ног на голову, все не так, как в человеческом мире: «На острове Буяне стоит береза вверх ногами...».

Один из самых сильных мифологических образов - образ отражения, зеркала, в котором все перевернуто, все наоборот.

Конечно, раз в мире существуют «сфера влияния» Космоса и область, где безраздельно властвует Хаос, значит, существуют и границы между ними. Граница - еще одна очень важная категория в мифе. Именно она одновременно разделяет и соединяет между собой мир людей и мир не-людей. Граница может открываться в определенное время (например, в полночь, когда «умирает свет», рождается тьма, в полдень, дни солнцестояния, т.е. тоже в пограничные времена), и в мир начинают проникать силы Хаоса.

Действие мифологического рассказа происходит в некое доисторическое «первовремя», когда существуют и действуют демиурги, первопредки и культурные герои, в более поздних мифах - боги. Архаическое сознание с помощью этой сакральной истории стремится отделить в этом мире силы Хаоса от сил Космоса, или порядка. Ведь окружающая действительность для первобытного человека таила в себе неисчерпаемое количество опасностей. Миф же повествовал о том, каким образом из первоначального Хаоса появился тот Космос, тот хрупкий порядок, в котором живет человек и его род, следовательно, чтобы отличить полезное для человека от опасного, он должен всего лишь в своей жизни повторять то, что делали первопредки в процессе создания этого мира. Таким образом, реальное время (или профанное время, как его часто называют исследователи мифа) есть повторение того, что было в доисторическом прошлом племени или рода. Все это есть некий ритуал, способный обезопасить человека от сил Хаоса, тьмы, грозящих разрушить хрупкий человеческий мир. И время для первобытного человека представляется циклическим, а любое его действие должно иметь аналог в прошлом: любой поединок есть повторение первого поединка между богами или культурными героями, процесс добывания огня есть повторение того, что было некогда показано культурным героем. Как пишет известный исследователь мифов Мирча Элиаде, в проявлениях своего сознательного поведения «первобытный» архаичный человек не знает действия, которое не было бы произведено и пережито ранее кем-то другим, и притом не человеком.

Миф - это только мифопоэтический взгляд на окружающий мир, он включает в себя и магию как способ практического воздействия на окружающую человека природную и социальную среду или же его телесный или душевный мир с целью улучшения его положения или состояния в «земных» делах. Земля, на которой ничего не сеяли и которую не пахали, не имеет никакого образца, в этом она подобна первобытному Хаосу, она пребывает в состоянии, предшествующем творению. И перед тем как начать использовать ранее не возделанную землю, необходимо исполнять обряд, повторяющий акт творения.

Москва