Вообще довольно серьезная вещь - введение ЕГЭ в качестве уже обязательной формы. Юрий Михайлович Лужков не раз говорил о сложности и непродуманности некоторых образовательных реформ, но я думаю, что здесь надо смотреть, какие еще шаги сделать, чтобы обезопасить московскую систему образования, потому что проблемы есть серьезные. В связи с ЕГЭ у нас обязательными становятся математика и русский, а литература, которая на протяжении века, а может быть, больше была ключевым, базовым предметом российского образования, таковым быть фактически перестает, становится предметом по выбору. Более того, литература сдается в форме ЕГЭ, а она в принципе не приспособлена именно к идеям этого предмета, так говорят даже те, кто создает КИМы. Я думаю, что одновременно речь идет о духовно-нравственном воспитании, но в то же время все то, что делает литература для духовно-нравственнго воспитания, получается, идет у нас по выбору.

Напомню, что наш аттестат всегда назывался аттестатом зрелости, думаю, путем такого ответа на какой-то набор вопросов трудно судить о зрелости. Здесь нужно понять, что именно умение выражать свои мысли и чувства, культуру письменной речи, знание и понимание литературы и гражданская зрелость и позиция будут очень важны. Поэтому хочу предложить, чтобы экзамен в виде сочинения остался в московских школах как базовый экзамен, чтобы он не пересекался со всей этой схемой ЕГЭ, чтобы проводили его в феврале, чтобы это было необходимым условием получения «аттестата зрелости».

Управление информатизации должно подключить образовательные учреждения к Интернету до 1 сентября 2009 года. Хочу надеяться, что этот пункт будет выполнен. Но, кроме подключения к Интернету, есть совершенно новый содержательный вопрос, а именно: а что же мы делаем с помощью наших электронных носителей? Я думаю, что главный акцент в этом году нужно сделать на электронных материалах. Мы очень долго спорили и сделали целую систему по экспертированию бумажных учебников, а вот что происходит с электронными учебными материалами и со всем остальным, мне кажется, пока еще очень плохо представляют себе и учителя, и даже методисты.

Кроме этого, несмотря на то что у нас школы подключаются к Интернету, что у нас есть развитая информационная сеть, продолжается (и на это жалуются и учителя, и директора) огромный бумажный документооборот. Я думаю, что можно рассмотреть возможность принятия нормативных документов для системы образования о статусе электронной подписи. В ситуации, когда родители сегодняшних школьников умеют пользоваться Интернетом, получается, что учителя часто ведут вообще два журнала (электронный и бумажный), и получается, что вместо сокращения работы происходит ее увеличение. Сайты открыты почти во всех наших школах и детских садах, но, думаю, нужно сделать следующий шаг по открытости: указать те необходимые сведения, которые должны быть там обязательно информативно указаны, потому что сегодня каждая школа выставляет, естественно, только то, что для нее выгодно и интересно. Сегодня многие вещи, которые интересуют родителей по приему в школу, по тому, что там происходит, на этих сайтах найти нельзя, поэтому нужно, видимо, обозначить основные позиции, которые должны обязательно быть на сайтах школ и детских садов.

Надеюсь, что в будущем учебном году будет наконец решен вопрос о создании Дворца творчества «Интеллект», который бы объединил все выставки, передвижные лаборатории, что мы найдем все-таки постоянное место для этой важнейшей работы.

Мы очень многое делаем для обеспечения безопасности. У нас есть одна, как мне кажется, проблема, которую мы не очень рассматривали в предыдущие годы. Речь идет о статусе школьной территории. У нас в образовательных учреждениях наладили охрану внутри учреждения, а что происходит на школьной территории - вопрос, который, как мне кажется, надо поставить более серьезно, потому что жертвами грабителей и хулиганов становятся маленькие дети (и телефоны сейчас стали отнимать, и бывают случаи насилия). Мне кажется, что территории детских садов у нас в достаточной степени отслеживаются, а вот со школьными территориями получается так, что в Москве эти территории проходные. Я думаю, что этот вопрос надо решить, чтобы в Москве, с одной стороны, территории школ были открыты для учеников, но, с другой стороны, они не были проходными, как это часто происходит.

Я бы предложил, может быть, уже не в этом году, а с будущего года ввести раздел, которого у нас вообще почти никогда нет в такого рода постановлениях, - раздел «Образование взрослых». Им должен заниматься, конечно, не только Департамент образования, но сейчас, именно во время кризиса, когда мы говорим о переподготовке, в том числе на базе наших колледжей, когда мы говорим о том, что многие уходят на пенсию иногда не по своему желанию, нам нужно думать не только о переподготовке тех взрослых, которым нужно искать другое место работы, но и о тех, кто раньше ушел на пенсию или просто хочет освоить что-то еще. Мне кажется, это непрерывное образование, мы его декларируем, но как понятие «образование взрослых». Дошкольное образование уже вошло как ключевой вопрос в систему непрерывного образования. Профессиональное тоже сегодня входит в эту систему, а образование взрослых пока еще находится в каком-то факультативном положении, о нем вспоминаем только иногда.

Мы сегодня говорим о том, каким должен быть Год учителя. Этот год должен быть не только красивым, там, благородным. Нужно из эмоциональной сферы все перевести в чуть более трезвую сферу по отношению к Году учителя. Что здесь я имею в виду? Международные исследования, в которых участвует Россия в последние годы, - PISA, TIMS и все остальные и которые демонстрируют очень разные результаты разных стран, показали еще одну очень интересную вещь: не коррелируют прямо вложения в образование и хорошие результаты. Если смотреть на те страны, которые действительно стабильно и традиционно в последние годы становятся лидерами во всех международных исследованиях в области образования (такие, как наш сосед - Финляндия), то там совсем другой критерий. Там идут вложения не в образование вообще, а вложения в учителя, вот это конкретное вложение в учителя дает высокие результаты. Финны встречали многие наши делегации и говорили, что никаких секретов в их образовании нет, просто в центре всего находится учитель, причем не только с точки зрения финансовой, не только с точки зрения зарплаты (есть страны, в том числе в Европе, где зарплаты выше, чем в Финляндии), а с точки зрения общественного признания.

Учителя года Москвы должны стать серьезными медийными фигурами. У депутатов, например, все время спрашивают: «Как вы относитесь к поздней весне? Как вы относитесь к «Евровидению»?», к чему угодно. Учитель года должен непрерывно быть на страницах печати, он должен быть непрерывно на телевидении, он должен участвовать в обсуждении не только образовательных вопросов. Мне кажется, Год учителя должен решать эти проблемы - не только финансовые, но и медийные проблемы, иначе мы не повысим этот самый статус, о котором мы столько говорим и который действительно единственное, что дает на самом деле результаты в образовании.

Учитель года Москвы-2009 учитель истории Владимир Кружалов сказал, что каждый день учителя доказывают своим скромным трудом свою любовь к городу, к Родине, что, он надеется, эта любовь станет взаимной. Я очень хочу, чтобы эта любовь в нашем городе стала взаимной именно в Год учителя.