Комментарий «УГ»

Татьяна ГУСЕВА, заместитель руководителя Департамента образования:

- Проведение выездного семинара-совещания по изучению опыта инклюзивного образование в Центральном округе стало логическим продолжением проведенного нами Гражданского форума, посвященного образованию детей с ограниченными возможностями здоровья, конференции по той же теме в Западном округе, международной конференции в МГППУ, а также множества различных конференций, семинаров, дискуссий и мероприятий, которые уже состоялись в нынешнем году, объявленном Годом равных возможностей. В Центральном округе выстроена стройная система, в которой инклюзивным образованием занимаются и в ДОУ, и в школах, и в учреждениях дополнительного образования.

Сегодня создан городской методический совет при МГППУ. Совет будет заниматься разработкой концепции осуществления инклюзивного образования, тех нормативно-правовых документов, которые нам необходимы, научно-методическим сопровождением, повышением квалификации.

У нас есть Центр образования «Технологии обучения», в котором учатся более тысячи детей, среди них примерно 240 обучаются по общей программе, все остальные - по дополнительным программам. Мы опробовали форму дистантного обучения, необходимого не только детям-инвалидам, но и здоровым детям, которые, скажем, вынуждены уезжать на длительное время на соревнования или тренировки. Тут есть проблемы, и их тоже нужно решать. Но прежде всего следует разобраться с обучением детей с ограниченными возможностями здоровья, определить те учреждения, которые готовы вступить в этот процесс. Это и детские сады, и центры образования, и школы, и центры дополнительного образования. Нам нужно определить, где, как и когда будут работать ресурсные центры. Тут занимаются традиционной культурой как феноменом, основная задача - найти место традиционной культуры в современном мире. Оказалось, что все это соприкасается с жизнью ребенка, а кроме того, имеет очень серьезный эффект в процессе реабилитации больных детей. У нас работают сильные специалисты в московских медико-психолого-социальных центрах, особенно в центрах реабилитации и коррекции, которые были изначально созданы для реабилитации или абилитации. Например, в Зеленограде это школа надомного обучения, на базе которой создается реабилитационный центр. Мы попросили Центр «Тверской» дать предложения насчет того, какое оборудование должно быть в таком центре, какие специалисты должны там работать. Если нам удастся поддержать создание центров материально, то процесс пойдет успешно. Но в Центральном округе работу по инклюзивному образованию когда-то начинали без особых средств, используя внутренние ресурсы.

Сегодня важно определить, кто в округах будет заниматься инклюзивным образованием, кто будет его сопровождать, заниматься научно-методической поддержкой. Например, в Центральном округе в методцентре есть такие специалисты, которых специально обучили, в том числе, командируя за границу.

В Бельгии мне понравилось, когда ребенок, включенный в общую среду, сопровождается специалистом из специального коррекционного образовательного учреждения. Сейчас мы думаем, как это можно сделать у нас, тем более что у нас есть сильные специалисты.

Мы запросили городские педагогические вузы о том, какие курсы повышения квалификации они могут предложить. МГППУ предложил курсы «Психолого-педагогическое сопровождение инклюзивного образования», МГПУ замахнулся на проведение многочасовых курсов по инклюзивному образованию и ранней комплексной помощи.

Располагается «Тверской» на первом этаже обычного здания. Директор центра Марина Семенович (она еще и руководитель окружного проекта «Стрижи») ведет нас по длинному коридору, в котором много родителей и детей, пришедших сюда в надежде получить помощь в решении своих проблем - от обычной школьной неуспеваемости до различных вариантов отклоняющегося развития. Такую помощь им тут оказывают, ведь в «Тверском» Семенович удалось создать команду высококвалифицированных профессионалов, имеющих полное представление об особенностях развития каждого ребенка. В одном из кабинетов на ковре вместе с психологом играет малышка, говорят, еще недавно она не могла произнести слово так, чтобы взрослые поняли, что сказано. Сегодня она уже осмысленно высказывает свое мнение по поводу собственной фотографии, увиденной на мониторчике фотоаппарата. Ее бабушка-опекун в это время получает советы от другого специалиста. В конце коридора в огромной комнате дети вместе с родителями тоже играют, но игры очень напоминают обычные повседневные домашние хлопоты. Дети деловито управляются с различными щетками для подметания пола, наливают воду в вазы, протирают полочки и столики. Им так интересно, что они уже не оглядываются на мам, не ищут их поддержки, они вполне самостоятельны, и это, разумеется, результат успешной работы центра, который помогает этим детям адаптироваться в окружающей их действительности.

Центр работает по отработанной схеме. Сначала семья попадает на так называемый диспетчерский прием. Специалисты - логопед, психолог, детский невролог, дефектолог, социальный педагог - знакомятся с ребенком, определяют его актуальные трудности, стараются понять причины возникновения этих трудностей, намечают стратегию коррекционно-развивающей помощи, выстраивают оптимальный образовательный маршрут. При этом ребенок направляется на занятия к специалистам центра или же его родителям дают рекомендации насчет того, в каком учреждении округа или города ему нужны консультации.

В самом центре работает слаженная междисциплинарная команда - педагоги, медики, психологи, работа может быть индивидуальной и групповой. Самых маленьких, начиная с 3-4 месяцев, сопровождают сотрудники отдела ранней помощи, тут дети и родители занимаются вместе в группе «Мамалыш»; с 8 месяцев до

3-4 лет дети вместе с родителями посещают интегративные группы «Я Сам». С детьми от

4 до 6-7 лет, имеющими серьезные нарушения в развитии, работают в рамках отдела «Лепотека». А еще в центре есть нейропсихологический отдел, отдел психологического консультирования. Словом, имеются все возможности для оказания помощи детей и семьям.

Вообще центр мог бы успешно работать и сам по себе, оказывая помощь и консультации семьям, имеющим детей с проблемами. Но на определенном этапе пришло понимание, что, кроме этого, должны быть еще и партнеры, тогда в единой связке можно будет решать широкий круг проблем. Так сначала партнером стал детский сад №1465, который первым в Москве более двадцати лет назад стал реализовывать интегративный подход к воспитанию и обучению, затем в компании появилась еще и школа №142, позже к ним присоединялись все новые и новые дошкольные и школьные учреждения района. Таким образом, складывалась некая образовательная инклюзивная вертикаль, которая постепенно переросла в инклюзивную образовательную вертикаль «Детский сад - школа - Центр» с превращением «Тверского» в ресурсный центр инклюзивного образования в масштабах округа. Для чего вообще нужна такая вертикаль? Для того, чтобы была общая стратегия развития и адекватное методическое сопровождение, чтобы был обмен опытом как по вертикали, так и на каждой ступени образования, чтобы отработать эффективный механизм подготовки, переподготовки и методического сопровождения всех педагогов и специалистов, участвующих в инклюзивном образовании. Ну, скажем, посещает ребенок детский сад, где ему оказывают существенную помощь, но потом он приходит в школу, где понятия не имеют о том, как работали с этим ребенком. Но, только зная все, школа сможет эффективно развивать ребенка и выстраивать для него образовательный процесс. Поэтому как-то в ЦАО сделали любопытный эксперимент: повели учителей начальных классов в детские сады, чтобы педагоги посмотрели, как работают их коллеги-«дошкольники» с потенциальными первоклассниками. Помимо всего прочего, такой контакт двух ступеней образования помогает скорректировать учебные планы занятий, когда учитель начальной школы уже не занимается обучением ребенка тому, чему он был обучен в детском саду.

Инновационный и глубинный смысл такого партнерства чрезвычайно важен. Специалисты очень хорошо знают, что чем раньше ребенку с проблемами окажут помощь, тем больше у него шансов адаптироваться в окружающую действительность. Если ребенку и семье оказывать помощь с самых первых месяцев жизни, если сопровождать его постоянно, то только это и может обеспечить его реальное право на образование, когда разумным образом будут сочетаться обучение, воспитание и социализация. Сегодня Марина Семенович убеждена в том, что нужно организовывать взаимодействие уже с женскими консультациями и роддомами, то есть будущим мамам нужно дать знания об инвазивных методах пренатальной диагностики, о необходимом дородовом медицинском обследовании, о службах ранней помощи. Это следует делать для того, чтобы момент узнавания диагноза ребенка не стал необратимой трагедией для родителей. Опыт поддержки таких родителей, информирования их о возможных путях развития ребенка, о службах, оказывающих им помощь, уже есть. Например, служба «Даунсайд Ап», с которой сотрудничает Центральный округ, помогла снизить количество отказов семей от детей с синдромом Дауна за десять лет с 85% до 50% .

Сегодня чрезвычайно важен поиск дополнительных ресурсов для развития инклюзивного образования. Причем ресурсов не только и не столько материальных, сколько интеллектуальных. Их может дать система взаимодействия с социальными партнерами, но не только в сфере образования. Марина Семенович думает, что партнерами могут стать властные органы, высшая школа, департаменты, в том числе департаменты здравоохранения, соцзащиты, общественные организации, родительские ассоциации. По ее меткому выражению, центр играет роль своеобразному перекрестка, где сходятся информационные, содержательные, смысловые потоки, где каждому ребенку могут дать направление, двигаясь по которому он, несомненно, в конце концов придет к жизни, наполненной смыслом и радостью.

* * *

В детском саду №224 в Большом Каретном переулке, который возглавляет Ирина СОРОКИНА, работают с детьми группы риска. А еще с детьми, имеющими нарушения зрения (амблиопия, косоглазие, астигматизм, миопия, гиперметропия). Работать с такими детьми трудно, но педагоги на трудности не жалуются.

Всего в детском саду четыре группы, две из них - особенные. Первая - для незрячих детей, вторая - кратковременного пребывания для незрячих детей с множественными нарушениями развития (органическое поражение центральной нервной системы, органическое поражение мозга, минимальная мозговая дисфункция, ранний детский аутизм, детский церебральный паралич). В 2007 году в этом ДОУ открыли еще и лекотеку для незрячих детей и их родителей, в которой более 80 семей получили помощь специалистов, где для родителей проводят индивидуальные и групповые занятия. Мы смогли увидеть одно из таких занятий: две мамы сидели за столом в маленькой комнате и усердно записывали каждое слово педагога. По словам Ирины Сорокиной, родители могут получить консультации о правах семей, имеющих детей-инвалидов, обсудить динамику индивидуальной работы и перспективы развития ребенка, встретиться с другими родителями, воспитывающими незрячих малышей, поделиться и получить бесценный жизненный опыт, посетить такие семинары, как «Доступная среда для людей с ограниченными возможностями - первый шаг к цивилизованному обществу», «Тактильная книга своими руками», «Развитие детей раннего возраста с тяжелыми нарушениями зрения», «Игры и игрушки для маленьких детей с нарушением зрения», «Книга в жизни незрячего ребенка», «Незрячие люди и их достижения в современном мире», «Незрячий ребенок и театр».

Чтобы понять, как оказывать помощь таким детям, нужно понять, прочувствовать их беду, представить себя на их месте. В этом ДОУ есть человек, который тоже ходит в черных очках, ей лучше всего удается работа с родителями, она рассказывает им, что переживает тот, кто не видит или плохо видит, какие проблемы тут возникают и как можно помочь малышам. Кстати, Елена Насибулова, ведущий тифлопедагог, лауреат конкурса «Сердце отдаю детям», тоже очень хорошо понимает проблемы воспитанников - когда она переступила порог детского сада №224, у нее уже был опыт работы с незрячими детьми. Как написала несколько лет назад в своем дневнике Елена Андреевна, «...у меня росла маленькая сильная девочка, которая видела только свет, которая перевернула всю мою жизнь... но здесь, в этом детском саду, я все начинала с чистого листа...».

В этом удивительном детском саду малышам помогают познавать мир, используя слух, обоняние, осязание, получить уникальную возможность увидеть луч света на занятиях в «Темной комнате», заинтересоваться миром, который его окружает.

В России наработан значительный опыт в области тифлопедагогики, но педагогам ДОУ сегодня приходится использовать и новейший зарубежный опыт по развитию и обучению незрячих детей:

- метод диагностики незрячих детей «Наблюдение и раннее сопровождение незрячих детей» (М.Брамбринг, университет Билефельд, Германия);

- программу «Step by Step» (Международный центр подготовки специалистов по работе с детьми с нарушениями зрения «Sensis», Голландия);

- концепцию активного обучения (Active Learning Approach, Lilli Nielsen);

- программу диагностики светоощущения в «Темной комнате».

В конце небольшой экскурсии по детскому саду №224 нам показали прогулочную площадку, где все создано, что называется, не только с умом, но и с душой. А это так важно, когда к воспитанию детей с проблемами относятся так неформально, так тепло и с такой любовью, что это видят даже те, кого судьба лишила зрения.

* * *

Заведующая детским садом №1921 Элеонора ВОЛОШИНА сразу рассказывает о том, что ДОУ два года назад отпраздновало свой 70-летний юбилей. Но нынешнее здание сада, вся его территория навевают мысли не о дне вчерашнем, а о дне сегодняшнем, устремленном в будущее.

Впрошлом году старое здание снесли и выстроили на том же самом месте новое, причем по индивидуальному проекту. В новом здании созданы все условия для инклюзивного образования. Например, есть сенсорная комната, в которой подобраны специальные игрушки, дидактические материалы. В сенсорной комнате происходит комплексное воздействие на все органы чувств и нервную систему ребенка, формирование радостного настроения и ощущения полной безопасности, оказывается помощь в преодолении проблем взаимодействия с людьми и окружающим миром, преодолении трудностей в общении и приобретении новых друзей. Для этой замечательной комнаты создана даже программа по развитию сенсорных ощущений. А еще детский сад гордится своей игровой комнатой, где проводятся коррекционно-развивающие игры, где много всяческих игрушек и игр, но особо выделяются конструкторские системы «Интерстар» - уникальные наборы конструкторов для детей, которые стимулируют, развивают и обучают детей на специальных конструкторских занятиях. Есть тут еще и удивительная система полетто: чтобы иметь возможность воспроизвести звуки, слова или мелодии, ребенку достаточно прикоснуться к цветным кнопкам специального устройства. Понятно, что такие комнаты, как сенсорная и игровая, больше всего помогают детям, имеющим ограничения в развитии и здоровье.

Самое современное структурное подразделение в этом детском саду - лекотека, в которой работают учителя-дефектологи, педагог-психолог, учитель-логопед, социальный педагог, музыкальный руководитель. Сюда на занятия приходят дети, имеющие различные виды нарушений развития, значительные ограничения возможности личностного роста, обучения и социальной адаптации. Но самое большое внимание тут уделяют детям с тяжелой формой зрительной депривации, а также с синдромом РДА. В студии эстетического воспитания лекотеки проводятся занятия по музыке - детей обучают игре на музыкальных инструментах и умению двигаться под музыку, предлагают занятия по изобразительному искусству, развитию речи.

Конечно, понятно, что для таких занятий нужны хорошо подготовленные специалисты, они есть, но работают не только в рамках лекотеки, но и обучают других сотрудников детского сада, проводя для них консультации, «круглые столы», педагогические советы. Нельзя тут обойтись и без сотрудничества с родителями. Пап и мам тоже учат - доступным методам развития и коррекции в домашних условиях, закреплению у детей уже полученных умений и навыков, родителям дают домашние задания, оказывают консультационные услуги, устраивают открытые просмотры занятий в детском саду. И педагоги, и родители могут воспользоваться библиотекой ДОУ, в которой представлены различные пособия по воспитанию и обучению детей, в том числе с особыми образовательными потребностями.

* * *

Директор Центра образования №1447 имени Н.А.Островского Елена ВОЛКОВА встречает нас прямо на ступенях школы, которой явно гордится. А как иначе? Ведь ее школа стала уже настоящей инклюзивной.

Пять лет назад в школе №142 (тогда это был номер нынешнего ЦО) была открыта экспериментальная площадка «Внедрение современных психолого-педагогических технологий в работу ОУ». Эксперимент заключался в создании единой образовательной вертикали: Центр психолого-педагогической реабилитации и коррекции - детский сад - школа и отработке нового содержания и форм организации учебно-воспитательного процесса. Вот в процессе этой экспериментальной работы и была создана модель инклюзивного образовательного пространства.

Чего достигла школа, можно увидеть воочию. Тут опробовали модель включения «особого ребенка» в массовый класс при постоянном сопровождении логопеда, дефектолога, психолога, физиотерапевта. Мы зашли в класс, выбрав его наугад, не специально. Дети с проблемами видны сразу чисто внешне, но после нескольких минут урока они становятся видны по совсем другим характеристикам. Мальчик за первой партой так активно и правильно отвечает на вопросы учителя, так быстро и четко выполняет его задания, что начинаешь забывать о его проблемах и ограничениях. Похоже, он и сам об этом уже забыл, ведь ничем не отличается от своих одноклассников, а подчас и обгоняет их в учебных успехах. Сегодня в школе 8 интегративных классов, в которых обучаются дети с синдромом Дауна, РДА, ДЦП, ЗПР и так далее, есть комбинированная группа детского сада.

Успех в работе, как говорится, налицо, но как он достигнут, с какими трудностями встречались педагоги?

На этот вопрос директор отвечает довольно подробно. Во-первых, не было штатных специалистов для постоянного сопровождения и осуществления коррекционно-развивающих программ. Во-вторых, недостаточно были подготовлены педагоги, работающие в интегративных классах. В-третьих, были реальные сложности с использованием методов многоуровневой подачи материала в рамках одного урока. Наконец, в-четвертых, был слабо отработан функционал педагога сопровождения. Все эти трудности были отработаны в рамках эксперимента.

Конечно, педагогам довольно сложно работать в таком разнородном классе, но они работают, так как понимают - ребенок развивается быстрее, обучается лучше, если он постоянно находится в среде сверстников. Учитель занимается очень многим: ему нужно освоить самому проведение учебных занятий, проводить экскурсии, праздники, постоянно общаться с довольно сложной категорией родителей так, чтобы они стали его единомышленниками и соратниками. Учителю нужно научиться работать так, чтобы учитывать преемственность в работе, четкое координирование деятельности воспитателя, психолога, учителя-дефектолога, логопеда и других специалистов. Каждый педагог ЦО понимает: один он мало чего может добиться, в одиночку не получится создать необходимые условия для обучения и развития ребенка в интегративном классе. Только работа в команде специалистов поможет создать индивидуальный план обучения каждого проблемного ребенка, разработать для него индивидуальную образовательную программу и воплотить ее в жизнь. Для успешной работы учителю нужно формировать в разнородном классе толерантное отношение детей друг к другу, что, конечно, очень непросто.

Мы шли по этой школе, где все продумано до мелочей, где в рекреациях много игрушек, диванчиков и всего того, что помогает детям переключиться с одного вида деятельности на другой, где в спортивном зале сделано специальное покрытие, чтобы ребята могли бегать босиком (это считается очень полезным для здоровья и развития), в классах есть практически все, чтобы учебный процесс был полноценным и успешным.

А провожал нас настоящий ансамбль народного творчества. Провожал песнями, лихой игрой на ложках, танцами. Кто в этом ансамбле был с проблемами здоровья и развития, а у кого таких проблем не было и нет, мы так и не поняли. Просто в этой школе так работают, что дети с проблемами оказываются полностью интегрированы в среду своих сверстников и не комплексуют по поводу этих проблем. Это помогает им быть как все.

* * *

Завершалось наше путешествие в Центре «На Вадковском», где его руководитель Юлия Лившиц предложила нам... поиграть с необычной куклой по имени Лука Лукич.

Конечно, в этом Дворце творчества есть много разных программ, секций, кружков, где дети могут вдоволь позаниматься любимым делом. Например, лепкой из глины или вышиванием. Центр посещает значительное количество детей с проблемами здоровья, которым тут помогают в процессе творчества интегрироваться в среду здоровых детей. В последнее время «На Вадковском» есть объединение «Липки.Круг» для детей с онкозаболеваниями, где реализуется программа, органично вошедшая в процесс инклюзивного образования. Тут все кружки работают в интегративном режиме. А еще есть уникальная программа «Доктор-кукла», занимается ее реализацией Александр Греф - художественный руководитель бродячего театра «Бродячий вертеп», член Союза театральных деятелей РФ, член международной ассоциации кукольников UNIMA, кандидат химических наук, доцент. Когда-то по инициативе Грефа в «Ликах» - реабилитационном отделении Онкоцентра на Каширке - открылись творческие мастерские для детей. Позже Греф предложил программу психологической помощи болеющим детям, которую начал реализовывать сначала в отделении гематологии Морозовской клинической больницы, затем в Первом хосписе для детей с онкологическими заболеваниями, потом в отделении онкогематологии РОНЦ имени Блохина РАМН. У Грефа в Центре «На Вадковском» есть уютная комната, в которой все необычно. Тут занимаются традиционной культурой как феноменом, основная задача - найти место традиционной культуры в современном мире. Оказалось, что все это соприкасается с жизнью ребенка, а кроме того, имеет очень серьезный эффект в процессе реабилитации больных детей. Кресла переехали сюда из Театра оперетты, у одной из стен - выставка-коллекция старинных инструментов, коллекция ремесел, которая отличается тем, что она - коллекция ремесленных технологий. Когда ребенок начинает, скажем, ткать, выясняется, что он включается в такую историческую ленту, что начинает чувствовать себя много лучше. Отдельного объединения ткачества в центре нет, но больные дети входят туда вместе со здоровыми детьми. В традиционной русской театральной культуре было два классических кукольных представления: «Рождественский вертеп» (и тут он есть, тут показывают детям театр «Бродячий вертеп» регулярно) и «Петрушка» (техника, на овладение которой нужно минимум семь лет). Все это очень важно для работы с детьми в рамках инклюзива. Но есть тут еще довольно известный персонаж Лука Лукич (у него семь братьев в мире), главное действующее лицо программы, которая реализуется в детских онколечебницах. Лука Лукич снимает стресс у детей, впервые попавших в больницу, он здоровается, играет, провожает в палату, посещает детей и родителей, находящихся в боксах. Задача авторов этой программы - сделать лечение для детей нестрашным. Нам тут же показали, как работает Лука Лукич, и это оказалось делом увлекательным. А провожал нас из центра веселый Петрушка, задача которого создавать всем исключительно веселое настроение, которое подняли позже еще и юные музыканты - лауреаты конкурса «Юные таланты Московии», им инклюзивные технологии дополнительного образования помогли стать настоящими мастерами.