Несмотря на то что некоторые вопросы кажутся простыми и очевидными, именно за ними скрыты технологии, найденные за годы работы в области формирования инклюзивного пространства. Инклюзия - это не одно образовательное учреждение, не сумма технологий, не общественная или профессиональная организация, это сложная среда, в центре которой разнообразные образовательные потребности детей. Всех детей, и в том числе детей с проблемами в здоровье. Инклюзивное образование - ответ на запросы населения.

В своем понимании инклюзии мы прошли несколько этапов - от специального коррекционного образования до территориальных вертикалей различных образовательных учреждений. Коррекционное образование нынче очень важно, в нашем округе это старейшие учреждения, в стенах которых, можно сказать, выросла коррекционная педагогика. Кадровый потенциал этих учреждений чрезвычайно высок. Сохраняются профессиональная преемственность и высокие требования к стандарту профессиональной квалификации педагогов. Но самое ценное в специальных школах - уникальные педагогические технологии, которые становятся залогом высоких результатов обучения воспитанников. Мы продолжаем, поддерживаем и развиваем коррекционное образование. Примером этого служит тот факт, что 21 педагог-дефектолог стал лауреатом Гранта Москвы в рамках реализации приоритетного национального проекта «Образование». При этом особое внимание мы уделяем инновационным аспектам коррекционного образования. На основе современных педагогических технологий разработаны программы абилитации детей, обучение которых еще 5 лет назад считалось невозможным. Появилось первое в городе образовательное учреждение, которое ведет работу по начальной профессиональной и допрофессиональной подготовке детей-инвалидов, - Центр социально-трудовой адаптации и профориентации. Его работа ориентирована на взаимодействие с социальными учреждениями, обеспечивающими рабочие места. Я уверена, что с этим учреждением знакомы во многих округах, так как оно пользуется огромным спросом у населения и мы получаем много запросов от других округов.

Более заметным стало участие общественных организаций и родительских ассоциаций в работе системы образования. Мы расцениваем это как сигнал роста правового самосознания населения, его субъектность, желание активно влиять на образование. Родители в большей степени заинтересованы, настороженны и внимательны к любым инновациям, потому что «родители особых детей - особые родители».

Но все-таки коррекционная среда - замкнутая среда. Около 15 лет назад перед системой города и образованием округа встала задача размыкания этой среды путем создания системы интегративного образования с широким включением в нее дополнительного образования. Развитие коррекционной системы в ЦАО нашло свое продолжение в новых интегративных моделях. Приведу пример: в учреждениях дополнительного образования, кроме общеизвестных направлений, реализуются программы по иппотерапии, анималотерапии, танцы на колясках, лего-конструирование и другие. Интересен опыт совместных театрализованных представлений школы-интерната для слабослышащих детей №37 и общеобразовательной школы №123. Реализуются проекты «В боулинг вместе», «Параолимпийцы среди нас».

Важнейшим шагом по пути к инклюзии стало создание диагностических классов на базе коррекционных школ. Их основная задача - разработка индивидуального коррекционно-развивающего образовательного маршрута «особого» ребенка. Чаще всего это дети, имеющие ранее диагноз «необучаемые».

Еще одно направление обновления коррекционной среды - ее информатизация. Кроме своих ресурсов, мы используем еще ресурсы Ай-Школы.

Следующей технологией размыкания среды коррекционного учреждения стала совместная продуктивная деятельность «особых» и нормативных детей и, как ее итог, организация совместных выставок и массовых акций: высадка луковичных и сирени на территории образовательных учреждений, «Праздник хлеба», выставка детских работ в рамках фестиваля «Надежда», лего-фестиваль. Все мероприятия округ выстраивает, не отделяя творчество детей коррекционных школ от массовых. Это видят и педагоги, и родители, такая совместная деятельность тоже шаги к инклюзии.

Сеть коррекционных учреждений обладает большим инновационным потенциалом и базой обучающих и воспитательных технологий. Вместе с тем развитие современного образования предполагает расширение вариативности образовательных учреждений и педагогических технологий. Так, 8 лет назад на территории округа появились группы родителей, которые выразили желание обучать своих детей не в системе коррекционного, а в системе общего образования вслед за мировыми тенденциями. Перед нами встала задача открытия интегративных детских садов и школ, что потребовало организации новой образовательной среды, нового уклада, работы с родительской общественностью и педагогическими коллективами, особой организации психолого-педагогического сопровождения.

Следующим шагом стало появление в округе отдельных инклюзивных садов и школ, и наше решение - создать их. Первая вертикаль: «детский сад - центр - школа» была создана в Тверском районе. В нее вошли ДОУ №1465, школа №1447 и центр психолого-педагогической реабилитации и коррекции «Тверской». По инициативе педагогов был создан проект «Стрижи». Сегодня с привлечением общественных организаций проект получил международный статус, руководителем проекта была назначена директор центра «Тверской» Марина Семенович. Это решало проблему преемственности между различными уровнями и ступенями образования. Одни и те же специалисты сопровождали семьи как в дошкольном учреждении, так и при переходе в школу. Перед поступлением в первый класс дети уже были знакомы. На праздниках толерантности и уроках добра между собой знакомились родители, а дети включались в совместную деятельность как с учениками начальной школы, так и с детьми старшей группы детского сада, особое внимание уделялось взрослым - педагогам и родителям здоровых детей, которые относились к идее не только осторожно, порой и агрессивно.

Сегодня в ЦАО работают 8 территориальных вертикалей в районах «Басманный», «Замоскворечье», «Мещанский», «Пресненский», «Таганский», «Тверской», в Хамовниках и на Якиманке, хотя в четырех районах эта система сложилась, а в четырех только формируется. Каждая вертикаль включает в себя дошкольные и школьные образовательные учреждения и центр психолого-педагогического и медико-социального сопровождения. В вертикаль включено 47 образовательных учреждений. ЦППРиК «Тверской» стал ресурсным центром инклюзивного образования, который координирует деятельность общественных организаций, организует стажировки специалистов, проводит конференции.

Реально можно давать оценку пятилетнему опыту работы. Сегодня стали очевидны проблемы развития инклюзивного пространства. Во-первых, «особый» ребенок не может быть помещен в образовательную среду «внезапно». Подготовка к включению состоит из нескольких этапов и ориентирована не только на «особого» ребенка, но также и на родителей всех детей, психологов, которые его сопровождают, педагогов, работающих в инклюзивных классах, всех учащихся, персонал столовой и так далее. Во-вторых, инклюзивная среда не может быть «навязана» образовательному учреждению чьим-то решением - она требует готовности как суммы материально-технических условий, человеческих и профессиональных взаимоотношений.

Следующий шаг - создание инклюзивной среды округа. Сегодня в ЦАО проживают 1250 детей-инвалидов. В системе коррекционного и инклюзивного образования обучаются 1592 ребенка-инвалида, из них 1125 детей обучаются в специальных коррекционных школах, а 460 - в инклюзивных образовательных учреждениях (из них 51 ребенок обучается в школах). Потребность в местах постоянно возрастает, нестыковка цифр говорит о том, что в ЦАО обучается значительное количество детей из других округов. Это свидетельствует об особом внимании к проблеме реализации прав ребенка со стороны родителей и широкой общественности как к государственной проблеме, о чем говорит уполномоченный по правам ребенка. Ясно, что для удовлетворения потребности родителей необходимо боле активное включение эффективных управленческих механизмов. Как же это делаем мы?

В округе разработана концепция инклюзивного образования, создан и активно работает совет по инклюзии, в который входят представители инклюзивных и коррекционных школ Москвы, представители ведущих психолого-педагогических центров, научные сотрудники ведущих психологических педагогических вузов, а также представители общественных организаций (ассоциации «Даунсиндром», РООИ «Перспектива», родительская ассоциация «Даун Сайд Ап» и другие).

В нашем округе разработаны элементы нормативно-правового обеспечения инклюзивного образования. К сожалению, на уровне округа значимость этих локальных актов весьма условна (положения об инклюзивном классе, диагностическом классе, о ресурсном центре). Намечены долгосрочные планы по включению учреждений в территориальные вертикали для обеспечения шаговой доступности. Это позволяет нам вначале знакомить с темой круг директоров, затем двигаться по уже отработанным положениям вовлечения управленцев в практику.

Для информирования родительской и педагогической общественности издается ежеквартальный журнал «Стрижи». В методическом центре создана служба психолого-педагогического и социального сопровождения образования, в том числе и инклюзивного. Тем не менее, выстраивая стратегии управления развитием инклюзивной среды, мы осознаем необходимость учета рисков, которых немало. Это:

- разочарование родителей (тревожность родителей в связи с возможными проблемами при получении аттестатов, желание получить высокий образовательный результат, даже если ресурсы ребенка ограниченны);

- слабость нормативно-правового обеспечения;

- отсутствие механизмов финансирования инклюзивных образовательных учреждений (что приводит к дискриминации школ, работающих в таких условиях);

- слабая информированность родителей особых детей об уже существующих возможностях и о различных формах инклюзивного воспитания;

- наличие межведомственных барьеров не на уровне взаимоотношений, а на уровне документов и локальных актов;

- профессиональные стереотипы специалистов как коррекционной, так и общей педагогики, мешающие разрабатывать и совершенствовать методы и формы реализации инклюзивного подхода в образовании;

- требования родителей обучаться именно в конкретном образовательном учреждении зачастую невыполнимы, так как появление третьего или четвертого «особого» ребенка в классе разрушает инклюзивную среду;

- учителю трудно организовать учебный процесс при наличии в классе 2-3 «особых» детей с диагнозами, требующими принципиально разных педагогических подходов, работа такого учителя должна стимулироваться материально.

Учет рисков ставит новые управленческие проблемы, которые уже невозможно решать только на уровне округа.

Я считаю, что необходимо решить несколько проблем. Во-первых, необходимо минимальное нормативно-правовое обеспечение на уровне города. Возможно также введение повышающего коэффициента финансирования инклюзивных образовательных учреждений, так, например, делается при наличии экспериментальных площадок. Нужно планировать комплектование инклюзивных школ на уровне столицы. Департамент социальной защиты разработал карту индивидуальной программы реабилитации ребенка. В работе над этой картой должна участвовать и система образования. Сведения об образовательных потребностях ребенка и его родителях должны поступать в управление образования как можно раньше, до его зачисления в детский сад, а лучше - с момента рождения. Тогда мы сможем готовить учреждение к приходу ребенка. Архиважно на уровне города обобщить и сделать доступной информацию об инклюзивных учреждениях.

Основной постулат инклюзивного образования: не ребенок должен подстраиваться под существующие образовательные условия, а вся система образования должна быть гибкой средой, отвечающей реальным возможностям ребенка.

Шаги по пути инклюзии изменят всю систему образования, которая вынуждена все более внимательно относиться к правам детей и их родителей, ориентироваться не на свои возможности, а на образовательные потребности детей.