- Бранислав, я с удивлением узнала, что вы впервые в России. Что побудило вас наконец приехать сюда?

- Для нас Россия - братская страна и друг. Мы поддерживаем дружеские связи более чем с тридцатью профсоюзами в Европе и мире. Подумали, что пора начать сотрудничать и с российскими профсоюзами. У нас много общего, ведь в бывшей Югославии и в Советском Союзе системы образования были очень похожими и очень хорошими. Одними из лучших в мире. Думаем, они сильно испортились из-за тех веяний, которые приходят из Западной Европы и США. Лучшее нужно было сохранять и передавать этот опыт другим странам, а не наоборот. Мы часто встречаемся с российскими коллегами на различных мероприятиях Интернационала образования. Но эта встреча - начало более тесного сотрудничества, которое, надеемся, будет развиваться.

- Как и когда был образован профсоюз, который вы возглавляете?

- Первый профсоюз образования был основан после Второй мировой войны. В бывшей Югославии профсоюзы были более централизованы, чем теперь. У нас существовала особая система социализма, основанная на самоуправлении. Работающие на предприятии сами руководили производством. Коммунистическая партия имела не такое огромное влияние, как в СССР, и профсоюзы от нее зависели в меньшей степени. Роль профсоюзов тогда была другой: они организовывали экскурсии, оказывали материальную помощь. Со сменой политического строя их функции изменились. Наш профсоюз возник на волне перемен в 1991 году, тогда он объединял работников образования и науки. Сейчас сотрудники научно-исследовательских институтов в него не входят.

- Чем отличаются два других крупных профсоюза образования Сербии от вашего?

- Эти профсоюзы были образованы политическими партиями, чтобы способствовать уничтожению режима Милошевича, и получали большую помощь из-за рубежа, причем не только от профсоюзных организаций. То есть они были очень политизированными и финансировались Западом. В них работают только на общественных началах, освобожденных сотрудников там нет. Мы с моим коллегой Иваном Павичевичем тоже боролись против Милошевича, состояли в демократической партии Вацлава Коштуницы. Мы и сейчас в ней состоим, но как рядовые члены. При этом, занимаясь профсоюзной работой, мы не агитируем за свою партию.

- Легче стало без Милошевича?

- Немного легче. Но кто-то считает, что с ним было лучше. Мы пережили тяжелое время - бомбардировки натовских самолетов. Думаю, если бы Россия была тогда сильнее, то и бомбардировок могло не быть.

- Вы поддерживаете какую-то связь с преподавателями в сербских анклавах Косово?

- Сейчас три тысячи членов нашего профсоюза находятся в Косово. Они работают по сербским программам образования и зарплаты получают из Сербии. Наши муниципальные общины фактически отделены от остального Косово. Поддерживается постоянная связь между сербским государством и сербами Косово, особенно в той части, которая находится на севере и граничит с Сербией. Труднее поддерживать связь с анклавами на юге Косово. Обстановка там меняется каждый день, американцы делают все, чтобы весь мир признал Косово как независимую страну. США оказывают давление и на те страны, где господствует ислам. Идет очень серьезная борьба между сербской и американской дипломатией. На данный момент албанцы в Косово занимаются преимущественно торговлей людьми, продажей наркотиков и оружия, предприятия не работают, зарплаты очень низкие. Сербские преподаватели получают гораздо больше от сербского правительства, чем учителя в албанских школах.

- Если говорить о зарплате учителей, то какова она по сравнению со средней по стране?

- Она не очень отличается, например, от зарплаты врачей. В стране средняя зарплата 300 евро в месяц, а в образовании - 350 евро.

- Бранислав, вы давно занимаетесь профсоюзной работой?

- Я профессор математики, долгое время работал в математической школе в небольшом городе Панчево под Белградом, потом в средней школе с юридическим уклоном. В 1999 году был избран председателем Профсоюза работников образования Сербии и возглавляю его уже 10 лет. Можно сказать, что мы одно из крупнейших объединений в составе Конфедерации автономных профсоюзов Сербии. В нее входят 30 отраслевых и территориальных профсоюзов страны и более ста муниципальных организаций.

- Какие задачи решает ваш профсоюз сегодня?

- Сейчас в парламенте Сербии обсуждаются четыре закона, которые нас касаются. Самый важный из них - о системе образования в Сербии. Кроме того, это законы о детских садах, о студенческих общежитиях и об учебниках. Последний закон установит те организации, которые получат право выпускать учебники. Раньше только один институт в Сербии имел такое право, а потом учебную литературу стали выпускать частные институты и издательства. В одной и той же школе преподаватели по одному предмету часто рекомендовали детям покупать разные учебники, это была анархия. Нынешний министр образования, с которым мы успешно сотрудничаем, добивается того, чтобы со следующего года все дети получали бесплатные учебники в школах. Мы будем участвовать в обсуждении всех четырех законов. Обычно в профсоюз присылаются редакции законопроектов, и мы вносим в них свои предложения. Недавно в Сербии появился новый орган - Национальный совет образования, в который вошли эксперты, государственные чиновники и представители профсоюза. С парламентом страны у профсоюзов связь слабая. Очень часто нам приходилось устраивать забастовки, потому что иначе мы не могли решить проблемы в образовании: переговоры ни к чему не приводили. Последние забастовки прошли два года тому назад. Мы тогда добились повышения зарплат на 10 процентов. Эта основная причина, которая побуждает людей выйти на улицы. Если мы поднимаем другие проблемы, бастовать они не хотят.