Ратный труд Людмилы Калининой на фронте и в мирное, но очень неспокойное и нередко опасное время отмечен боевым орденом Красного Знамени, двумя орденами Отечественной войны и двумя - Красной Звезды, медалью «За боевые заслуги» и множеством других. На Южном, а затем на Северо-Кавказском фронте Людмила Ивановна руководила восстановлением боевой техники. После войны окончила вместе с мужем Борисом Калининым Высшие курсы Красной Армии - читай: стали разведчиками. Супругов направили под «крышу» Закупочной комиссии Министерства внешней торговли в Вашингтон.

Почти два года подполковники Калинины проработали в Штатах. И не без пользы, что подтверждают их награды той поры. А потом мужа перевели из США начальником Штаба объединенной комендатуры союзных войск в Берлин. Там они служили до 1950 г. Но до этого была война.

Уже в 41-м, когда на награды скупились, Калинину наградили первым орденом Красной Звезды. Их отряд под командованием замначштаба Южного фронта генерала Федора Харитонова в течение трех суток сдерживал натиск немцев. Круглые сутки военинженер Калинина вместе с подчиненными ремонтировала боевую технику - танки, орудия, самоходки, организовывала доставку боеприпасов и пищи на передовую.

В наградном листе, когда Людмилу Ивановну представляли ко второй Красной Звезде, командующий бронетанковыми и механизированными войсками (БТиМВ) Северо-Кавказского фронта указывал: «Работая старшим помощником начальника отдела ремонта и эвакуации, военинженер 2 ранга Л.И. Калинина с апреля по июль 1943 года обеспечила возврат в строй 1.525 танков. Из них капитально было отремонтировано более 700. Только с 22 по 30 июля под ее руководством отремонтировали 236 танков и эвакуировали 241».

Для справки: это не батальоны, а практически две полнокровные танковые армии, в которых во время войны было до 800 танков и САУ.

А выглядело это так: с нейтральной полосы между нашими и фашистами обычно по ночам из-под самого носа врага ремонтники вместе с военинженером «Людмил Иванычем» утаскивали к своим истерзанные снарядами танки. А затем опять же невдалеке от передовой восстанавливали их, чтобы с утра они вновь пошли в бой. Какие там 20 км, где по боевому уставу предписывалось оборудовать фронтовые реммастерские! Ближний лесок в километре-другом от наших окопов, вот и вся безопасность. Артобстрелы, налеты фашистской авиации, посвистывание случайных и не всегда мимолетных пуль...

- Времени не было, - объясняет то «безумство храбрых» полковник в отставке Калинина. - Да и танки наши, особенно «тридцатьчетверки», были очень ремонтопригодными. На них мы затрачивали раза в 2-3 меньше времени, чем на другие машины. Особенно много времени уходило на немецкие танки. Но восстанавливали их тоже, потом били гитлеровцев их же оружием.

...На фронт Людмила Ивановна попала через год после выпуска из академии бронетанковых и механизированных войск. А слушательницей стала только при поддержке легендарного А.И. Лихачева, директора тогдашнего ЗиСа, где работала слесарем по ремонту станков, была ударницей, комсомольским заводилой, одной из лучших спортсменок завода-гиганта: прыгала с парашютом, брала призы по плаванию, была Ворошиловским стрелком. А еще вовсю раскатывала на мотоциклете и даже трижды в числе полутора тысяч мотоциклистов участвовала в парадах на Красной площади. Единственная среди мужчин!

В академию она пробилась, в общем-то, самостоятельно. Упорство и «бронебойность» у Людмилы Ивановны в характере с юных лет. Такая она и до сих пор. Ездит на встречи ветеранов, на танковые полигоны, куда приглашают ее довольно часто, выступает перед молодежью. Даже с давним хобби - игрой в преферанс расставаться не желает. Пол-Москвы проехать - нет проблем. Зато и встреча со старыми друзьями душу греет. Правда, все меньше их остается...

А в 34-м Людмила сдала все экзамены, но зачислению в слушатели помешало переподчинение академии БТВ новому наркому. Тогда и потребовалась поддержка директора ЗиСа. Тот позвонил знакомому комиссару академии, спросил: почему, дескать, они там комсомолу дороги не дают? Комиссар засмеялся: «Это ты, Алексей Иванович, про вашу мотоциклистку? Да она нас здесь всех уже извела!.. Ладно, уладим дело».

От однокурсников-мужчин Людмила Ивановна не отставала ни в чем. Даже в строевой и тактической подготовке была в числе лучших. Будущим военным инженерам начальник курса Важоров не раз ставил ее в пример: вот как форма должна быть отутюжена, вот как блестеть сапоги, вот как надо штыком колоть! А за умелую организацию связи в полку на учениях удостоилась похвалы самого комбрига Барановского, офицера еще дореволюционной закалки, который прежде и представить не хотел «кавалер-девицу» среди своих подчиненных.

По выпуску из академии, в 1939 г., Калинину направили начальником механизации военного склада Московского военного округа. «Упрятать от настоящих дел захотели»,- решила тогда воентехник 1 ранга. И добилась, чтобы ее включили в женский экипаж танковой колонны Т-40 - легких плавающих танков, проходящих заводские испытания. Три с половиной тысячи километров из подмосковной Кубинки по бездорожью Украины и Белоруссии, с форсированием рек, по заболоченной местности провела она за рычагами машины.

Усилия на рычаги - по пуду на каждый, гидравлики-то не было. Порой не вылезали из танка по 19 часов! Когда в селе под Воронежем местные жители повели испытателей в баню, одна тетенька запричитала, глядя на девушек-танкистов. Их спины и пониже были в сплошных синяках... В память о том пробеге на кителе полковника Калининой рядом с ромбиком академии старый знак - «За отличное вождение танка».

В 43-м, когда в армии ввели погоны и новые звания, Людмила Калинина стала инженер-майором. В ее подчинении были подполковники Попов, Вавилонский, Кейсевич, майор Фукшанский, другие знающие офицеры. В хозяйство Калининой входили походно-ремонтный завод, 3 армейских ремонтно-восстановительных батальона, эвакуационная рота и более тысячи военнослужащих-специалистов. Но целых 13 лет ей, подполковнику, пришлось ждать, когда присвоят положенное по занимаемой должности звание - полковник. Это сделал 16 февраля 1955 г. Маршал Советского Союза Г.К. Жуков, ставший министром обороны.

А на войне другой будущий маршал и министр, командующий фронтом Р.Я. Малиновский решал судьбу супругов Калининых: «доброжелатели» доложили, что служит в управлении БТиМВ заместителем начальника отдела жена. Семейственность, понимаете ли, развели! Командующий фронта знал обоих, знал, как образцово выполняют оба свои обязанности. Ответил так: кто не знает об их супружестве, не подумает никогда о панибратстве. Людмиле Ивановне вручали букеты и награды еще два министра обороны - генерал армии Игорь Родионов и Маршал Российской Федерации Игорь Сергеев, тоже знакомые с героической женщиной-полковником.

...В декабре 2001 г. Л.И. Калинину наградили орденом Почета. Ее имя включено в двухтомник «200 выдающихся деятелей современности - участников войны». Вроде и немало наград, ее лично знает большинство видных военачальников, много настоящих друзей, пенсия неплохая. Но не может она жить пенсионером, не может без дела. Как и в боевой молодости, когда время выбирало лучших. Испытывало, закаляло. И воспитывало героев...