«Я не могу иначе...»

- Валентина Васильевна, вы можете назвать свой самый крупный сценический триумф и самое большое поражение?

- По-моему, вообще само понятие сцены, выход на нее и соприкосновение с сердцами человеческими - это и есть в некотором роде триумф. Потому что каждый день каждый спектакль, концерт, каждая новая песня, которая становится популярной, это и есть твой маленький вклад в историю музыкальной культуры. И чем больше такого рода песен остается, запоминается, тем лучше. У меня таких песен очень много. Поэтому я считаю, что выполнила свое предназначение, оставив людям народные песни и песни, ставшие народными.

- Одной из самых популярных песен в вашем исполнении стала «Поговори со мною, мама». Кто был ее первым слушателем?

- Конечно, моя мама - Евгения Николаевна. Помню, она очень внимательно ее слушала, а в конце заплакала... Потом над этой песней плакали очень многие матери. «Поговори со мною, мама» - это своего рода исповедь. У нас с мамой очень доверительные отношения, я бесконечно ее люблю. Она всю жизнь работает: долгие годы была инженером-экономистом, а когда у меня родился сын, ушла на пенсию и помогала мне его растить.

- Вы исполняете песни так, будто сами пережили то, о чем рассказываете зрителям. Вам веришь... А как появилась песня «Носики-курносики»? Не связано ли это с рождением вашего сына?

- Она связана именно с этим событием. Песню мне подарил композитор из Сибири Борис Емельянов, стихи написала поэтесса из Львова Ангелина Булычева. Я впервые спела ее вместе с ансамблем Георгия Гараняна «Мелодия» 8 Марта в телевизионном «Голубом огоньке». Перед ее исполнением я сказала, что посвящаю эту песню своему недавно родившемуся сыну Николаю.

Еще в детстве стало понятно, что музыка - не его стезя, поскольку музыкантом надо родиться. Хотя у Николая прекрасный слух и хороший голос, ему эта профессия никогда не нравилась. Возможно, сыграло роль то, что он с малых лет видел, какой это тяжелый труд. Это ежедневная многочасовая работа, умение 24 часа в сутки держать себя в форме. Необходимо все время двигаться вперед, иначе легко отстать и остаться за бортом.

- Ваш голос звучит во многих фильмах. Названия некоторых уже давно забылись, а вот песни до сих пор живут.

- Вряд ли кто сейчас вспомнит картину «Это сильнее меня», но песню «Какие старые слова», которая в ней прозвучала, я пою до сих пор. Песню «Деревянные лошадки» я спела в фильме «Ребята с нашего двора», «Тополиный пух» - в картине «Невеста с севера». Еще я очень люблю петь для детей, поэтому с таким удовольствием озвучивала мультфильмы. Помните «Кабы не было зимы в городах и селах» из любимого всеми мультика «Зима в Простоквашино»? Эта песня сразу стала очень популярной.

- Вам когда-нибудь цензура запрещала петь те или иные песни? Вас это коснулось?

- Меня это не коснулось, никто никогда не проверял, что я пою, я не знала, что такое цензура. Я всегда пела то, что хотела, то, к чему стремилась моя душа и что приносило радость зрителям. Я всегда была патриотом своей Родины, пела о ее красоте, о наших родных полях и березах, о российской душе, то есть то, что востребовано во все времена.

- Почему ваши программы обращены именно к женским душам и сердцам?

- Мне кажется, что я понимаю душу современницы и стараюсь рассказать в песнях о женских радостях, надеждах, разочарованиях и утратах. Главная моя задача - помочь людям одухотворить жизнь, украсить ее новыми переживаниями, открыть шлюзы души, дать возможность напитаться добротой, человечностью, надеждой.

- Вы - москвичка, всю жизнь живете в столице.

- И очень люблю родной город. Люблю его шум, гам, суету. Правда, люди в Москве сейчас совершенно другие. Каждый занят своими проблемами, чувствуется ожесточенность, какая-то отстраненность. Больше половины жизни я прожила в центре Москвы, недалеко от Патриарших прудов. На моих глазах менялся облик города, и наряду с новым уходило что-то хорошее, что всегда отличало москвичей, и это очень жаль. Нынешнее время ожесточило людей. Словно для них нет никакого прошлого и они начали какой-то непостижимый новый отсчет времени.

- Валентина Васильевна, в свое время о вас ходило много легенд. Чьей женой вы только не были: и Льва Лещенко, и Эдуарда Колмановского... Как вы относились к подобным слухам?

- А как можно относиться к слухам? Естественно, смеялась над ними. Меня они никогда не шокировали. Я никогда не любила пустопорожние беседы, сплетни, светский бомонд, бесполезное времяпрепровождение, мне претит пошлость, вульгарность... Я всегда была примерной женой и никогда не была ничьей любовницей.

- Вы своей карьерой обязаны себе?

- Не люблю этого слова - карьера. Наверное, потому, что у меня шло все гладко и спонтанно. Я пела и пою только то, что считаю нужным, что люблю, я свободна в своей профессии.

- К вашим ногам что-нибудь бросали?

- Люди часто выходили на сцену и дарили разные красивые вещи: картины, даже кольца, еще дарили велосипеды, телевизоры, игрушки, часы, даже арбузы, варенье и различные соленья. Одна бабушка после концерта преподнесла... кулечек с орехами, только что собранными в лесу. Она протянула мне его и сказала: «Дочка, я всю жизнь мечтала тебя послушать, специально для тебя набрала в лесу орешков. Благословляю тебя, теперь и помирать не грех». Многие дети дарят свои любимые игрушки. И такими подарками я очень дорожу, потому что это память, благодарность зрителей, они идут от самой души.

- Вы уже свыше трех десятков лет на сцене, из вас мог бы получиться хороший педагог.

- Я не преподаю. Но у меня есть брат, которого я всю жизнь опекаю, веду как певца, у него хороший баритон. Сережа закончил Гнесинское музыкальное училище и Гнесинский музыкальный институт. Ему присвоено звание заслуженного артиста России, он участвует в моих сольных концертах, а не так давно в ЦДРИ прошел его творческий вечер, где я была ведущей.

- Вам доводилось переживать предательство или измену близкого человека?

- Конечно... Это очень тяжело, больно, но это не отразилось на моем характере, но отношение к жизни стало другим. Я прощаю тем людям, которые меня предали, потому что предательство - это слабость духа.

- У вас есть любимая эстрадная певица?

- Мне особенно близка Клавдия Шульженко, которую я люблю с детства. Какое счастье, что мне довелось пересекаться с ней в творческой жизни, выступать на одной сцене. Однажды - во время выступлений оркестра под управлением Силантьева в Звенигороде - оказалось, что разместиться выступающим, а нас было человек 60, практически негде. Кто-то предложил мне переодеваться в гримерной с Шульженко. Я так испугалась, сказала, что нужно обязательно сначала спросить ее согласия. Она охотно согласилась, сказав, что с удовольствием разделит со мной гримерную, потому что, мол, Толкунова - певица души...

- Зная ваши песни, не могу не спросить вас, каким вы видите будущее для себя и своей страны.

- Я жду только хорошего, а нашему народу хотелось бы пожелать воспринимать только лучшее и доброе. Мне бы очень хотелось увидеть такое время, когда люди научатся наконец отделять добро от зла, глупость от мудрости.