Сейчас на разных уровнях принято говорить о необходимости повышения качества нашего образования. Применительно к техническим вузам это означает серьезную модернизацию учебных программ и, конечно, серьезное омоложение профессорско-преподавательского состава. Президент Российского союза ректоров академик Виктор Садовничий совершенно справедливо говорит о необходимости приобретения вузами оборудования для научных исследований и учебной работы. Конечно, это очень важная задача, но если средний возраст наших преподавателей на технических кафедрах сейчас составляет 60-65 лет, это значит, что очень скоро на этом оборудовании некому будет работать.

Молодые преподаватели во многих вузах просто отсутствуют, после окончания аспирантуры почти никто в вузе не остается. Нет желания приходить на преподавательскую работу и у специалистов с производства.

Проблема старения вузовских кадров усугубляется с каждым годом, и в конечном итоге во многих вузах она приведет к закрытию кафедр, научных школ, целых направлений подготовки специалистов. Происходит это в первую и единственную очередь потому, что в вузах продолжает сохраняться острейшая и позорнейшая проблема низкой заработной платы профессорско-преподавательского состава.

Никакие попытки или попытки попыток со стороны Правительства РФ изменить это положение пока ни к чему не привели. Если средняя заработная плата профессорско-преподавательского состава составляет по Москве 12-15 тысяч рублей с учетом всех надбавок и доплат, то понятно - никто в вузах работать не будет, тем более работать качественно. Не может зарплата профессора быть ниже зарплаты школьного учителя, а в Москве дело обстоит именно так.

Профсоюз об этом говорит уже много лет. Нас обвиняют в том, что мы печемся только о зарплатах и больше ни о чем не думаем. Да, нам важна зарплата, потому что мы считаем, что заработная плата ППС - главный вопрос сохранения качественного образования.

Введение с 1 декабря 2008 года новой системы оплаты труда к существенному изменению положения к лучшему, увы, не привело.

Профсоюзные комитеты вузов провели огромную работу: пошли конференции, коллективные переговоры, приняты новые положения об оплате труда. Спасибо ректорам, которые активно использовали потенциал профсоюза и не принимали ни одного решения без участия профсоюзного комитета. Ведь участие в принятии решений представителей трудового коллектива, роль которых играют профкомы, - важнейший элемент демократического общества. Но что в итоге? Конечно, говорить об окончательных результатах еще рано, но некоторые выводы уже можно сделать. По блицопросам, которые мы проводили в высших учебных заведениях, в среднем заработная плата преподавателей повысилась всего на 10%. Поэтому у многих возникает вопрос: почему так мало, если стимулирующий фонд, который дали в конце декабря, составил 30% фонда оплаты труда? Дело в том, что разговоры о тридцатипроцентном увеличении фонда оплаты труда оказались очередным обманом для работников высшего образования. Оказалось, что в этот тридцатипроцентный фонд заложены расходы и на увеличение минимального размера оплаты труда, и на повышение и без того не самых маленьких зарплат административно-управленческого персонала вузов.

Для вузов такая ситуация может иметь в самое ближайшее время довольно неприятные последствия. Ведь высшее учебное заведение - это закрытая, консервативная структура, где все про всех все знают, где ничьи зарплаты не становятся секретом для работников. А значит, совсем скоро нас ждет резкое обострение социальной напряженности в системе высшего образования.

Наш профсоюз предлагает провести расширенный мониторинг положения в вузах в связи с введением новой системы оплаты труда. Мы предложили свой вариант мониторинга, который распространили по вузовским профсоюзным первичкам. Но мы понимаем, что те данные, которые мы запрашиваем у председателей профкомов, вероятней всего, предоставлены им не будут. Даже когда я сам обратился за информацией в планово-финансовый отдел одного из московских вузов, мне ответили, что подобной информацией там не располагают.

Этот вопрос обсуждался на последнем заседании президиума центрального комитета профсоюза, в результате было решено обратиться в Министерство образования с просьбой проводить этот мониторинг совместно, с тем, чтобы предоставление администрациями вузов данных по этому мониторингу было обязательным.

Говоря об общих проблемах высшего образования, нельзя не напомнить о том, что все реформы, которые продолжают проводиться в высшем образовании в условиях общего кризиса, представляются профсоюзу в целом и мне, в частности, чрезвычайно несвоевременными. Мне кажется, что наиболее одиозные элементы реформы необходимо прекратить, потому что они приведут просто к катастрофическим последствиям для молодых людей, желающих получить хоть какое-то образование.

Я, конечно же, в первую очередь имею в виду тяжелую проблему, которая надвигается на нас с окончанием этого учебного года. Это проблема обязательности единого государственного экзамена. По оценкам специалистов (совсем недавно я получил подтверждение от директора школы, которую я заканчивал), по итогам пробных ЕГЭ, около 40% выпускников не получат положительных результатов. Таким образом, мы рискуем получить почти 40% выпускников этого года за воротами институтов, техникумов, за воротами образования. А это значит - под забором, а это значит - в преступных группировках, а это значит - у пивных ларьков, а это значит - со шприцами в руках и прочее, и прочее, и прочее...

Эти дети в условиях нынешней безработицы будут просто никому не нужны и выброшены на улицу. Если наше государство действительно заботится о своих гражданах, оно должно поставить себя перед выбором: либо посадить детей еще на 5 лет за парты, и тогда они проведут самый опасный возраст, с 18 до 23, в приличной среде, среди грамотных, достойных людей, либо ускоренными темпами строить приемники, тюрьмы, КПЗ.

Справедливости ради должен отметить последние высказывания президента нашей страны о том, что вузы ни в коем случае не должны сокращать прием на бюджетные места. Заслуживают внимания также слова мэра Москвы о необходимости обеспечить продолжение образования для тех студентов, которые сейчас учатся платно и чьи родители теперь не могут платить за обучение. Хотелось бы только, чтобы слова эти нашли продолжение в виде конкретных мер. Ведь бюджетное финансирование по-прежнему остается мизерным, в связи с чем на фоне сокращения количества людей, способных платить за образование, возникает проблема выживания самих вузов. Потому что значительную часть их бюджета составляют внебюджетные поступления, в том числе во многом от платного обучения.

Профсоюз не раз говорил о необходимости постоянного обновления преподавательских и управленческих кадров в высшем образовании. Но если этот процесс не проводится планомерно, если он проходит резко и не всегда продуманно, это тоже вызывает проблемы. За последние два года в Москве сменилось 80% ректорского корпуса. Совершенно нормальна и естественна ситуация, когда ректорами становятся бывшие проректоры, заведующие кафедрами - люди, знающие вуз и специфику управленческой работы в нем. Однако теперь у нас появилось очень много ректоров, пришедших из бизнеса, законодательной власти, с государственной службы и даже из силовых структур. Большинство из них, как правило, имеют весьма своеобразное представление о том, что такое управление вузом, что сказывается и на профсоюзной работе. Новые ректоры зачастую не понимают значимости профсоюза и даже порой не очень хорошо представляют, что это такое. Есть такие руководители, которые считают вуз своей вотчиной и, следовательно, требуют безоговорочного выполнения всех их решений. Сталкиваясь с наличием профсоюзной организации, с необходимостью заключения коллективного договора, такие ректоры начинают заявлять, что никакого профсоюза они и знать не хотят.

Таким ректорам можно лишь порекомендовать внимательно прочесть Трудовой кодекс, в котором права профсоюза и трудового коллектива определены достаточно четко. С такими руководителями мы проводим работу, чтобы не допустить конфликтов и решить спорные ситуации путем убеждения. Ведь профсоюзная организация попросту необходима каждому вузу, поскольку она берет на себя и, что самое главное, решает огромное количество проблем, которые руководитель вуза не сможет решить в одиночку. Но вместе с тем я особо обращаю внимание на позицию ректоров, воспринимающих профсоюзную организацию в качестве подушки, которая гасила бы всякие социальные конфликты и помогала бы ректору принимать непопулярные решения. Такой роли профсоюз играть не будет! Конечно, профсоюзная организация должна делать все для сохранения социального мира и стабильности в коллективе. Но только в том случае, если между профсоюзной организацией и администрацией вуза налажена система социального партнерства, если профсоюзный комитет чувствует со стороны администрации понимание проблем работников и стремление к совместному их решению.

Взаимопонимание с ректорским корпусом для профсоюза важно не только для того, чтобы эффективно решать спорные ситуации, возникающие внутри трудовых коллективов. Нам важно и стратегическое сотрудничество, поскольку все вопросы находятся главным образом в сфере государственной политики. Убедить наше правительство в том, что экономия на высшем образовании это неразумно даже (и особенно!) в период экономического кризиса, обеспечить нашей молодежи гарантии получения образования, дать достойную зарплату и достойные условия труда как залог качества работы преподавателей - эти задачи мы обязаны решать совместно.