Закон дополнен статьей 3.1. «Доплата до уровня минимального размера оплаты труда», которая гласит, что подобная доплата производится в том случае, если месячная зарплата работника при полностью отработанной норме рабочего времени с учетом всех выплат ниже МРОТ. И производится она в размере разницы между МРОТ и суммой начисленной зарплаты. В результате работники первых семи разрядов, не имеющие среднего или высшего профессионального образования, независимо от межквалификационной разницы и наличия доплат (за работу во вредных условиях труда, за работу в ночное время и прочих) с января этого года получают ровно 4330 рублей. К примеру, по информации, представленной Управлением образования администрации Нерчинского района, в январе работники первого, второго и третьего разрядов получили доплату более тысячи рублей. А повар шестого разряда при наличии доплаты, положенной за работу во вредных условиях, - всего 43 рубля.

Данный закон упразднил дифференциацию в оплате труда работников разной квалификации, поскольку специалистам с высшим образованием никаких денежных надбавок вообще не полагается. И теперь разница в зарплате выпускника вуза и работника без профессионального образования составляет чуть более 300 рублей. Получается, что пять лет обучения в университете, прохождение учебных и производственных практик, ночные бдения над учебниками и конспектами - все это была пустая трата времени и сил. Таким образом, уничтожен сам стимул в повышении профессионального образования.

Желание подтянуть доходы работников первых семи разрядов до утвержденного правительством минимума в 4330 рублей оставило за рамками адекватного повышения зарплаты специалистов, имеющих более высокую квалификацию. И это, конечно же, ущемляет права всех бюджетников: учителей, врачей, работников культуры.

Вариант повышения зарплаты, предложенный отраслевыми профсоюзами Забайкальского края с учетом профессиональной дифференциации, был отклонен из-за отсутствия средств в краевом бюджете. Конечно, сегодня финансовая ситуация в стране оставляет желать лучшего. Но если денег на повышение зарплаты нет уже сейчас, то откуда они возьмутся летом, когда образовательные учреждения в массовом порядке должны перейти на новую систему оплаты труда, которая потребует дополнительных расходов?

Осенью 2007 года Профсоюз образования уже бил тревогу по поводу того, что в МРОТ были включены все компенсационные выплаты: районный коэффициент, процентная надбавка за работу в тяжелых климатических условиях, за работу в ночное время и во вредных условиях труда. Профсоюзы Забайкалья предлагали установить более высокий, по сравнению с федеральным, региональный размер МРОТ. Но он так и остался на уровне федерального, и все категории работников первых двух разрядов ЕТС стали получать такую же зарплату, как и в регионах, где нет районного коэффициента. В итоге была дискредитирована сама идея доплаты людям за проживание в сложном климате и работу в тяжелых условиях.

С введением МРОТ в размере 4330 рублей ситуация еще более усугубилась: теперь уже тарифные ставки первых шести разрядов ЕТС сравнялись.

В январе было подписано Трехстороннее соглашение между правительством, Федерацией профсоюзов и объединением работодателей Забайкальского края на 2009-2010 годы. Документ рождался в бурных дискуссиях. Камнем преткновения снова стало повышение зарплаты всем категориям работников бюджетной сферы в связи с изменением МРОТ, а также увеличение фонда оплаты труда бюджетных учреждений на 30 процентов при переходе на новые системы оплаты труда. Договориться никак не получалось, профсоюзы уже стали готовить протокол разногласий, когда наконец удалось прийти к консенсусу и правительство края все-таки взяло на себя обязательство предусмотреть увеличение фонда оплаты труда при введении НСОТ. Но пока это обязательство никак не обеспечено финансами.

В прошлом году Профсоюзу образования потребовалось приложить значительные усилия, чтобы 14-процентная надбавка, введенная в феврале правительством страны, в крае все-таки начислялась на всю заработную плату. Тогда власти тоже жаловались на отсутствие денег. А сейчас на все претензии профсоюза они отвечают, что ситуация в то время, оказывается, была гораздо лучше. Анализируя события, приходишь к выводу, что тенденция к незначительному увеличению зарплаты бюджетникам, зародившаяся еще до кризиса, теперь нашла благовидную отговорку и будет всячески поддерживаться. Но согласится ли на это общество?

Чита