Почему же в постоянном общении со студентами и преподавателями вузов мы не замечаем, что у людей отступает чувство выживания и на смену ему приходит удовлетворенность своим положением, что от забот о хлебе насущном они переключаются на творчество и инновации? Может быть, все дело в том, что общаемся мы в основном с профсоюзным активом, а профсоюзники, как говорят, совсем «оборзели», у них на уме только одно: дай, мол, и дай!

Но тут под руку попадается справочник Росстата «Россия в цифрах» за 2008 год, официальное издание. И на странице 33 этого справочника приведен такой параметр, как индекс потребительских цен, отражающий ежегодную инфляцию. Она непостоянна, максимальное значение 15,1% было в 2002 году, а минимальное - 9% - в 2006 году. Но если перемножить эти цифры с 2002 по 2008 год, то получится, что между 2002 годом и настоящим временем надо учитывать индекс-дефлятор, равный 2,2 раза.

Проведя эти несложные вычисления, понимаешь, что 35 тысяч рублей бюджетных затрат на одного студента в 2002 году эквивалентны 77 тысячам рублей в настоящем учебном году, а стипендия в 1100 рублей сейчас - это все равно, что 500 рублей в 2002 году. То есть стипендия студента выросла за шесть последних лет не в три раза, а всего на 25%.

После таких расчетов совсем в другом свете выглядят цифры абсолютных и относительных затрат на образование, утвержденные в законе о федеральном бюджете на наступившее трехлетие, а 78% этих затрат - это финансирование именно федеральных вузов. (См. таблицу.)

Цифры-то понятны, но непонятно другое - как с такими подходами к финансированию высшего образования страна будет осуществлять переход к инновационной экономике?

Листая справочник, натолкнулся еще на одну характеристику, которая тоже показалась интересной, тем более что она связана с изменением положения работников образования, происходящим при введении новой системы оплаты труда (НСОТ).

В таблице основных социально-экономических индикаторов уровня жизни населения есть показатель «коэффициент фондов», или коэффициент дифференциации доходов, который характеризует соотношение среднего достатка 10% населения с самыми высокими доходами и 10% населения с самыми низкими доходами. По сути дела, этот коэффициент отражает социально-экономическое расслоение в обществе, и, по данным справочника, на протяжении последних лет он вырос с 14,0 в 2002 году до 16,8 в 2007-м.

В развитых странах, на которые так любят равняться наши руководители, этот коэффициент не превышает значение 7-8, а значения более 10, по мнению ученых-социологов, означают границу социального взрыва. Известно, что российский народ отличается долготерпением, но растущий коэффициент заставляет задуматься.

Работники образования России, по данным Росстата, относятся в основной своей массе, как и все бюджетники, к бедным. Средняя зарплата в образовании по данным за 2007 год составляла 0,65 от средней по стане. Ниже она была только в сельском хозяйстве и текстильной промышленности.

Но при чем здесь коэффициент фондов, спросите вы? Дело в том, что первые оценки введения НСОТ показывают: в системе образования, как общего, так и профессионального, возрастает расслоение по оплате труда. Причем разрыв этот, помимо регионального аспекта, во многом идет по линии «преподаватель - управленец». То есть к расслоению «бедный - богатый» добавляется еще один параметр расслоения по линии «работник - чиновник», что становится еще одним фактором роста социальной напряженности. Переход на НСОТ - это процесс, который будет идти в течение всего 2009 года, и хотелось бы, чтобы и руководители системы образования, и профсоюз сумели при этом сгладить негативные факторы.

Александр ЦЕПКОВ, заместитель заведующего отделом профессионального образования и научных учреждений ЦК Профсоюза работников народного образования и науки РФ