- Владимир Борисович, как вы считаете, подкрепляется ли борьба за повышение рождаемости, которую ведет государство, мерами по подготовке счастливого детства: строительством детских садов, какими-то проектами по развитию дошкольного образования?

- Да, с одной стороны сейчас государство активно проводит политику в области демографии, повышения рождаемости и каким-то образом приковывает внимание к дошкольному образованию. Вышло постановление Правительства РФ, внесена поправка в Закон «Об образовании», которая законодательно закрепила, что родительская плата за пребывание детей в детских садах должна составлять не более 20 процентов. Это положительный шаг для малообеспеченных родителей. По регионам России родительская плата значительно различается. Она зависит от той ценовой корзины, которая существует в конкретном регионе, потому что значительная часть в расходах дошкольных учреждений - это питание и коммунальные платежи. Сегодня по закону родительская плата не должна превышать двадцати процентов от расходов на содержание ребенка. Когда-то, в первые годы новой России, было принято постановление Верховного Совета с таким же ограничением. Затем оно было отменено 122-м Федеральным законом, по которому каждый муниципалитет имел право сам устанавливать родительскую плату, но, в общем-то, она оставалась в тех же рамках, поскольку никто не хотел у себя социальных катаклизмов. В ряде регионов часть родительской платы была даже ниже. В Московской области, например, не 20, а 10 процентов от расходов по содержанию ребенка. В увеличении рождаемости, наверное, большую роль сыграл материнский капитал. Важно и то, что компенсация затрат на родительскую плату осуществляется за счет федеральных денег, они идут субвенциями во все муниципалитеты. Случай в бюджетном отношении беспрецедентный, когда деньги Федерации опускаются сразу на муниципальный уровень.

Сейчас эти 20% прописали в законе после того, как один из регионов обратился с данной проблемой в Конституционный суд, и тот принял решение о закреплении указанной нормы на федеральном уровне. За соблюдение этой нормы несут ответственность субъект Федерации и муниципалитет. Также было принято постановление правительства об объеме компенсации родительской платы. В соответствии с законодательством о разделении полномочий дотации родителям (трансферт населению) - это полномочия субъекта Федерации. Регионы осуществляют дотацию установленным категориям населения, но если у муниципалитета есть собственные средства, он тоже может дотировать родительскую плату.

Это то, что касается помощи родителям. Есть другая сторона, с которой мы не можем согласиться. В свое время профсоюз добился того, что по школам был принят так называемый президентский закон, по которому зарплата педагогов финансируется субъектом Федерации. Мы доказали, что общее образование входит в круг государственных полномочий, как и записано в Конституции. А если брать Бюджетный кодекс, то по нему государственные полномочия передаются вместе с материальными ресурсами. И сегодня в Законе «Об образовании» сказано, что субъект Федерации как представитель государства несет ответственность за общее образование, и он передает муниципалитету эти государственные полномочия в виде финансирования, то есть субвенций. Но, если говорить о дошкольном образовании, под этот закон попадают только те группы дошкольников, которые находятся в школах, те же дети, которые воспитываются в детских садах, не попадают под эту норму. И сегодня дошкольное образование - это полномочия местного уровня, это не государственное дело в отличие от школьного образования, потому что ответственность за реализацию школьных программ несет субъект Федерации. Он передает финансы в виде субвенций, а значит, имеет право контролировать их расходование и формы расходования, то есть диктовать свои правила. Когда школы были переведены под опеку государства, пропали задолженности по зарплате... Сейчас, когда кризис все больше дает о себе знать, снова принципиальным становится вопрос: каким образом финансируются дошкольные учреждения.

- Какие механизмы финансирования детских садов действуют у нас на сегодняшний день?

- Сегодня порядка 33 регионов участвуют в Комплексном проекте модернизации образования, в половине субъектов Федерации отрабатываются новые подходы в оплате труда, реализуются нормативные принципы финансирования. Дошкольные учреждения не участвуют в КПМО, и каких-то других побудительных механизмов для их перевода на нормативное финансирование у субъектов Федерации нет. Во время недавней поездки в один из регионов я встречался с местным министром образования и сказал ему, что в регионе нарушается Закон «Об образовании», потому что по закону нормативы финансирования дошкольных учреждений должны утверждать субъекты Федерации. Для него это явилось неким откровением. Здесь в чем сложность: утверждает нормативы субъект Федерации, а финансирует их муниципалитет. И тем муниципалитетам, которым не хватает денег для выполнения утвержденных нормативов, субъект Федерации должен эти средства предоставлять. Поэтому, конечно, в подавляющем большинстве регионов это нарушение присутствует: субъекты Федерации не утверждают нормативы финансирования, а их величина, естественно, определяет величину заработной платы, потому что более 80% норматива и составляет зарплата.

- Есть ли у субъекта Федерации планка, ниже которой он не может опустить нормативы финансирования?

- Есть, заработная плата работников не может быть меньше существующей и не может быть меньше МРОТ. То есть нельзя понижать существующую на данный момент зарплату. Но сегодня государственной гарантией в области оплаты труда является только МРОТ, который с 1 января 2009 года установлен в размере 4330 рублей, а МРОТ - это гарантия для оплаты низкоквалифицированного персонала. Что же касается специалистов, то в постановлении Правительства РФ №583 записано, что правительство может устанавливать базовые ставки и оклады по профессиональным квалификационным группам. Может, но не обязано. Поэтому правительство их не установило. Тем не менее оно в лице Минздравсоцразвития под нажимом нашего профсоюза записало, что главные распорядители бюджетных средств могут принимать системы минимальных окладов и ставок. Здравоохранение их приняло, культура приняла, а Рособразование нет. Если бы сегодня они были приняты, стало бы понятно, что профессор в университете, который относится к Минздравсоцразвития, получает гораздо больше, чем профессор, который относится к системе Рособразования. Формально сослались на то, что нет статистики по базовым ставкам для квалификационных групп, но Минздрав нашел эту статистику, а Рособразование не нашло...

Речь идет о минимальных окладах для учреждений федерального подчинения. Но поскольку среди них есть учреждения всех типов и видов, то минимальные оклады, которые приняты для федеральных учреждений, являются ориентиром для регионов, пусть и не обязательной нормой. А сегодня этого ориентира в России нет. Поэтому каждый вуз, ссуз и другие типы учебных заведений, находящиеся в подчинении Рособразования, а их более тысячи, до 1 декабря прошлого года изобретали свою систему оплаты труда. Ведь теперь руководители этих учебных заведений расписывают не только надбавки, но и ставки и оклады.

По дошкольникам ситуация еще хуже. В прошлом году вышли методические рекомендации Министерства образования и науки по новой системе оплаты труда. Надо сказать, очень рамочный документ. И только сейчас выходят методические рекомендации по нормативному финансированию дошкольных учреждений. Но методики - это одно, в Комплексном проекте модернизации образования есть и финансовые инструменты, стимулирующие регионы: регионы берутся в проект, если они выполняют некие обязательства. Среди них введение новой системы оплаты труда, перевод школ на нормативное финансирование, создание стимулирующего фонда. И при соблюдении этих условий государство дает грант на реализацию новаций в регионах. Но на дошкольников денег опять не хватает. То есть субъекту выделяются деньги, но дошкольники в технических заданиях на участие в проекте не значатся.

Некоторые регионы по собственной инициативе переводят детские сады на нормативное финансирование, внедряют там НСОТ. Естественно, система оплаты труда для дошкольных учреждений не совпадает и не должна совпадать с моделью системы оплаты труда по школам. Это обусловлено разными условиями труда в школе и детском саду. Владимир Путин, еще будучи президентом, говорил о том, что нужно приблизить зарплаты воспитателей к зарплатам учителей. Но этот призыв остался только призывом, потому что сегодня, наоборот, увеличивается разница в оплате педагогов и воспитателей. Если в регионах - участниках КПМО зарплата учителей поднялась на 15-30% за счет стимулирующего фонда, то у дошкольников она на эти цифры не выросла.

- Скажите, почему у государства существует такое пренебрежительное отношение к дошкольному образованию? Может быть, это сложилось исторически?

- Пожалуй, что да. Дошкольники всегда были государством в государстве. Это даже не государства касается, а органов управления образованием. Всегда говорилось, что у нас министерство образования занимается всем: от горшков до новых информационных технологий. Так вот, под «горшками» и подразумеваются детские сады. Этим все сказано. Сегодня общество выражает недовольство тем, что детские сады, по сути, являются камерами хранения для детей. Но для этого много и сделано. Потому что в любой отрасли, где зарплата будет ниже средней по промышленности, возникает вопрос: кто там останется?

Если вспомнить историю, то сильная школа, из которой и вышли шестидесятники, это школа 50-х годов. Единственные годы, когда у нас учительство получало выше среднего по промышленности. В шестидесятые годы зарплата учителей сравнялась со средней, при Брежневе медленно шла вниз. Потом, при Горбачеве, были недолгие годы расцвета демократии в школах, и зарплата в конце 80-х у педагогов выросла, и тогда в школах сразу появились мужчины. Это хороший показатель и для школ, и для дошкольных учреждений. Работает в учреждении хоть один мужчина? В ДОУ на тысячи, наверное, один, а в школах где-то один к восьми. Это показатель престижности профессии. Кроме того, чисто женское воспитание подрастающего поколения к хорошему не приводит. А мужчина в школу, и особенно детский сад, не пойдет, потому что не сможет прокормить семью на такую зарплату.

Конечно, есть интересные предложения, проекты в сфере дошкольного образования, но они появляются не благодаря, а вопреки. Считается, что работа человека от зарплаты не зависит. Вопрос в том, сколько в образовании будет людей, которые работают творчески, сколько человек пойдет на непрестижную работу, если есть выбор?

- Меняется ли государственная политика в подготовке кадров для дошкольных учреждений?

- Пока ничего не меняется, и это очень плохо. У нас сегодня система оплаты труда построена в зависимости от того образования, которое нужно для того, чтобы выполнять данную работу - так сформированы профессиональные квалификационные группы. У нас есть педагогические колледжи, которые готовят учителей начальных классов и воспитателей. Они продолжают работать по устаревшим программам. В нашем законодательстве появились понятия «магистр» и «бакалавр», но это уровни высшего образования. Воспитателей выпускают со средним специальным образованием.

С точки зрения формирования личности дошкольный возраст - самый ответственный: к пяти годам складывается личность ребенка, изменить ее потом почти невозможно, и такими детьми занимаются девочки, окончившие ссузы! У профсоюза была дискуссия с Министерством образования, когда мы призывали к пересмотру уровня программ подготовки воспитателей ДОУ. Может быть, этот вопрос обсуждается внутри министерства, но пока о каких-либо изменениях в этой области широкой педагогической общественности неизвестно.

Хотя весь мир на самом деле учился постановке дошкольного образования в СССР, мы были ведущими в этой области. Сейчас внедряется совершенно другой уровень технологий, требуется совершенно другой уровень специалистов, изменяется тот информационный объем, который дети должны «проглотить». А адекватного развития дошкольного образования в массовой практике не происходит. Более того, по ряду показателей мы утратили свои позиции по сравнению с прошлым столетием.

Я был членом рабочей группы, когда разрабатывалась стратегия образования и возникла идея по предшкольному образованию. Это вовсе не ноу-хау. Если мы вспомним царскую Россию, то всегда была подготовишка, где ребят готовили к гимназии.

- Как сегодня обстоит дело с предшкольным образованием? Появились ли у родителей дополнительные возможности для развития детей?

- Во всех наших решениях записана преемственность между программами дошкольного образования и школы, но эта преемственность не соблюдается. По сути, решение о предшкольном образовании означало, что надо пересматривать программы первого класса и последних лет пребывания в дошкольных учреждениях с тем, чтобы этот порог между садом и школой для ребенка облегчить. Между психологами и педагогами шли споры: надо ли обучать малыша или надо развивать его, чтобы он мог обучаться, надо ли учить письму, счету? Но все родители стремятся к тому, чтобы ребенок пришел в первый класс, умея читать и считать, потому что это гарантия успешного обучения в школе. Если это не делается в саду, то делается в прогимназиях, различных клубах или самими родителями.

Вторая задача, которая ставилась, - увеличение охвата детей дошкольным образованием, сегодня он составляет около 50 процентов. В Новгороде 6-7 лет назад начали развиваться группы кратковременного пребывания детей, когда ребенок проводит там всего 4 часа. С точки зрения образования этого достаточно. На основе новгородского опыта проводился всероссийский эксперимент, но эта практика очень медленно внедряется в регионах, потому что для этого проекта надо иметь нормативное финансирование. В минувшем году министерство наконец приняло решение, кто за что должен платить. Ведь у нас в Конституции говорится, что дошкольное образование бесплатное. Родители платят за социальные услуги: питание, организацию сна, содержание детей и так далее. Значит, группы кратковременного пребывания, где дети не едят и не спят, должны быть бесплатными. За счет этих групп можно увеличить число детей, посещающих дошкольные учреждения. Конечно, тут может встать вопрос об обязательности дошкольного образования. Но речь идет об обязательности изучения образовательной программы, а не о пребывании в детском саду. Это могут быть семейные сады, домашнее воспитание - все это и есть основные составляющие предшкольного образования. В сегодняшней терминологии оно подразумевает программу образования детей старшего дошкольного возраста. Есть отдельные места, где что-то экспериментально пробуется. Но сказать, что сегодня мы вышли из режима эксперимента в режим фронтальной деятельности - понятна структура, есть документы, объясняющие, что такое предшкольное образование, - нельзя. Есть концепция предшкольного образования, она была вывешена на сайте министерства. Но у нас в стране хорошо обстоит дело с идеями, разработками до той поры, пока мы не переходим к вопросу о внедрении. Наши чиновники с этими задачами не всегда справляются, к ним должны подключаться другие люди.

Почему же дошкольникам уделяется меньше внимания? Наверное, потому, что социальный запрос общества больше направлен на школу. Отвели ребенка в сад - и главное, чтобы не заболел. А ближе к семи годам все начинают искать способы подготовки ребенка к школе.

- Владимир Борисович, какие регионы вы бы отметили как наиболее «продвинутые» в сфере дошкольного образования?

- Отмечу Новгородскую, Псковскую, Липецкую, Самарскую области, Москву. Зарплаты в них, конечно, зависят от уровня достатка в регионе. Понятно, что в Самарской области зарплата выше, чем, например, в Новгородской, поскольку это дотационный регион, как и Псков. Но во всех этих регионах введено нормативное финансирование детских садов, они разработали системы оплаты труда для дошкольников. В целом эти регионы уделяют развитию экономики дошкольного образования значительное внимание, что и сказывается на результатах.

P.S. Власти наконец-то приняли решение, которого так долго добивался профсоюз, - детские сады войдут в национальный проект «Образование». По словам министра образования и науки РФ Андрея Фурсенко, с 2010 года в каждом регионе планируется начать конкурсную поддержку муниципальных программ развития дошкольного образования. Может быть, теперь ситуация изменится к лучшему?