Продолжение. Начало в «УГ- Москва» №№2, 3

Детей-сирот везли для того, чтобы они познакомились с американскими многодетными семьями и прикинули, не стоит ли и им войти в эти семьи, которые будут для них приемными.

Педагогов-ветеранов - для того, чтобы они наконец познакомились с далекой страной, которую они столь жестко критиковали на уроках истории за алчный капитализм.

Управленцев везли для того, чтобы они, посмотрев, на какой нравственной основе выстраиваются воспитание и профессиональная ориентация, приобщение к труду подрастающего поколения американцев, поняли: сотрудничать с Готардом и его «Институтом основных жизненных принципов» имеет смысл.

Спортсмены должны были убедиться, сколь существенно Готард и компания поддерживают развитие тенниса и как они радеют за культивирование этого спорта в России.

Журналисты должны были, по официальной версии, ознакомиться с тем, как ведут себя люди в трудных условиях: как пекут хлеб, ткут ткани, занимаются полиграфией и так далее.

Лично меня тогда пригласили в такую группу численностью свыше 200 человек именно для того, чтобы я посмотрела на трудную ситуацию и потом рассказала о том, что это ситуация не тупиковая, главное - искать из нее выход и трудиться.

В нашей делегации была особая группа - группа московских старшеклассников: Билл Готард не только привозил в Москву своих единомышленников, но и тут с помощью некоторых управленцев от образования вербовал молодых людей - школьников старших классов, владеющих английским языком и справляющихся с работой переводчиков. Они позже становились сотрудниками его «Института основных принципов».

В целом Готард спонсировал поездку большой группы москвичей в США, туда входили 50 детей-сирот, 50 ветеранов педагогического труда, 50 директоров школ, управленцы, журналисты, среди которых были, в частности, телеведущий Юрий Николаев с супругой, спортсмены из Теннисной академии и нынешний тренер сборной команды России по теннису Шамиль Тарпищев, сын Бурбулиса, внук Ельцина.

За три недели мы объехали несколько американских штатов, везде проходили встречи на огромных стадионах. Участниками таких встреч были, как правило, многодетные семьи, которые разделяли идеологию Билла Готарда. Делегацию России представляли всегда весьма торжественно (но в фойе выставляли карточные коробки весьма неэстетичного вида, в которые предлагали складывать доллары в помощь российским педагогам). При этом тогдашнего руководителя Департамента образования Любовь Кезину, которая очень долго сопротивлялась сотрудничеству с Готардом, публично клеймили как чиновника, не понимающего благих намерений американцев, а Галину Венедиктову превозносили как их верного друга и умного чиновника. Для американских семей такие сборы на стадионах были необходимы: Готард был противником обучения подрастающего поколения в государственных и муниципальных школах и сторонником домашнего обучения. На стадионах (дело было коммерчески очень выгодным) семьям продавали видеокассеты с учебными курсами, учебники, программы, альбомы и прочую продукцию. Беда была в основном в том, что не получивших хорошего образования и документов об окончании школы молодых американцев из этих семей не брали ни на учебу в вузы, ни даже на хорошую работу. Они работали по очереди в институте Готарда, обслуживая большую сеть семейного обучения.

В нашей группе были разные люди. Кто-то сразу же, что называется, «просек» ситуацию и усердно молился перед трапезой. Кто-то понял, к чему дело идет, и искренне возмущался происходящим. К здравомыслящим можно было причислить группу сотрудников Департамента образования, которую возили отдельно от всех в небольшом микроавтобусе. Видимо, сопровождающие - молодые американцы, утверждавшие, что не знают русского языка, все же могли понять, о чем так бурно дискутируют пассажиры микроавтобуса, и доложили Готарду. В результате на последнюю встречу с ним сотрудники департамента не попали: их, ссылаясь на то, что водитель не знает дороги, возили по городу ровно столько, сколько Готард рассказывал остальным членам делегации о дальнейших планах сотрудничества, и только после его команды по телефону группу доставили к месту проведения сбора.

После поездки Галина Венедиктова ушла из департамента и вскоре стала руководить образовательным учреждением - колледжем «Американский институт передового обучения» наряду с американским директором. Учредили колледж уже известный Институт передового обучения и Галина Венедиктова. Колледж получил лицензию Департамента образования, а потом, видимо, и аккредитацию, поскольку дети получали аттестаты и даже медали после окончания колледжа. Расположился он в бывшем здании интерната в Северном округе, которое американцы отремонтировали, обставили и создали отличные условия для жизни детей из малоимущих семей, детей-сирот и детей, чьи родители лишены родительских прав, причем детей направляло в колледж Управление образования САО. То есть учились тут совершенно социально беззащитные дети, а работали приехавшие из Америки и разделявшие идеологию Готарда более десяти семей со своими детьми, причем у этих семей были свои представления о том, как надо воспитывать подрастающее поколение. Московским детям - ученикам колледжа и их родителям объясняли, что смотреть телевизор нельзя, что такие мультфильмы, как «Том и Джерри», пропагандируют насилие, что русские народные сказки вредны, так как, скажем, пример Емели, разъезжающего на печи, ничему хорошему научить не может. И все бы ничего, но у американских семей были еще свои представления о том, как нужно наказывать детей. Например, они могли в наказание заставить детей мыть унитазы носовыми платками. Но главное - детей пороли и не видели в том ничего плохого. В одном из писем - руководств к действию для воспитателей и педагогов колледжа было написано так: «...сироты приходят к нам с неповиновением в сердце, и, если мы не приложим усиленные попытки для их сдерживания и воспитания, они сделают то же, что и сыновья Илии. Для того чтобы эффективно обучать этих детей, мы должны подчинить их, то есть покорить власти. Писание учит нас тому, что телесное наказание - явление нормальное и является выражением любви. Порицания недостаточно. Требуется розга. Телесное наказание (порка) божественно, и ему нет замены. Очевидно, что любой другой подход, исключающий правильное использование физической боли, не покорит бунтарства. Применение такого вида наказаний к непокорному ребенку только заставит его быть более решительным в неповиновении и разовьет в нем ненависть по отношению к власти». Думаю, что речь тут шла вовсе не о покорении детей власти государства.

Понимаю, что иногда, действительно, нашкодившего ребенка хочется выпороть, что родители порой и давали своим чадам хорошего шлепка, но, помилуйте, почему чужим людям, да еще и иностранцам, давали такое право по отношению к нашим российским детям? Да еще и сиротам?

Но и родителям в благонравном колледже давали брошюру под названием «Шаги наказания» с такими советами и объяснениями, как:

«6. Выпорите.

а. Должна быть использована тонкая палка (розга) или похожий на нее предмет, размеры которого могут изменяться в зависимости от величины ребенка.

б. Ребенок должен научиться лежать спокойно без всяких криков и брыканий. Если случится, что ребенок будет кричать и брыкаться, то порка должна прекратиться и начаться снова после исправления ребенка.

г. Розга должна быть применена на ягодицах ребенка.

д. Родитель должен определить точное количество и частоту ударов, необходимых ребенку. Будет применено только то количество ударов, которое необходимо для подчинения воли ребенка».

Кстати, насчет подчинения: в поместье «Института основных принципов» в штате Мичиган мы видели, как молодые американцы, которых семьи направили в институт для работы, не имели права купаться в озере, ныряли в воду прямо в брюках, белых рубашках и галстуках. Одна из девушек, у которой был приступ аппендицита, без разрешения Готарда не могла обратиться к врачу, а Готард предпочел снимать приступ молитвой.

Дети в московском колледже тоже молились, причем усердно, им преподавали Закон Божий. Оставим сейчас в стороне известный факт, что наши дети должны получать светское образование. Надо понять, что религиозная программа Билла Готарда ничего общего не имела с Русской православной церковью, а с кем имела что-то общее, понять трудно. Во всяком случае в Америке наша делегация лицезрела специфические службы в обычной обстановке - на стадионе, в зале, в комнате, которые проводил Готард. Лишь однажды нас привезли в баптистскую церковь, но заранее оговорили, что к этой церкви учение Готарда отношения не имеет. Тогда к чему оно имеет отношение? И не банальная ли секта «Институт основных жизненных принципов»?

Сегодня на месте проамериканского ОУ в САО - милицейский кадетский колледж. Директор - все та же Галина Венедиктова. О том, почему именно Галине Федоровне доверено право воспитывать будущих сотрудников правоохранительных органов, в Департаменте образования объяснять отказываются. Но в самом деле интересно, почему? Не потому ли, что у Венедиктовой есть сильные и влиятельные покровители, которые наблюдают за ее судьбой? Или потому, что в свое время находились журналисты, описывающие работу ОУ под патронажем Билла Готарда в восторженных тонах как некую методику сродни методике Макаренко? Интересно, а кадетов - будущих сотрудников правоохранительных органов тоже порют? Ведь Галина Венедиктова в свое время на полном серьезе говорила, что Бог велел детей пороть, что она с этим согласна, как и с тем, что «кто жалеет розгу, тот портит ребенка».

Но не только зарубежные религиозные структуры стремятся проникнуть в российскую систему образования. Это пытаются сделать и отечественные. Одно из крупных религиозных объединений, заинтересованных в привлечении в свои ряды российских школьников и студентов, - организация «Свидетели Иеговы». Ее учение - своеобразная интерпретация христианского вероучения, в рамках которого существует целая система запретов. По оценке экспертов и психологов, пребывание в такой организации негативно сказывается на психике иеговистов и может привести к разрушению личности, дезадаптации человека в обществе, различным психическим расстройствам (вплоть до суицидальных наклонностей), разрыву практически всех социальных связей (друзья, школа, семья).

Еще 10 лет назад - в 1998 году - прокурор Северного административного округа Москвы обратился в Головинский районный суд столицы с представлением о ликвидации и запрете деятельности «Религиозной общины Свидетелей Иеговы в городе Москве», обосновывая это тем, что в печатных изданиях, распространяемых московской общиной иеговистов, содержатся признаки разжигания религиозной розни, то есть действия, направленные на осуществление экстремистской деятельности. Предписанные в организации требования, обязательные для выполнения ее членами, принуждают к разрушению семьи, посягают на личность, права и свободы граждан, склоняют к самоубийству или отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи, побуждают граждан к отказу от исполнения установленных законом гражданских обязанностей, вовлекают подростков и несовершеннолетних детей в деятельность организации. В представлении отмечено, что община допускает неоднократные и грубые нарушения норм Конституции РФ, федеральных законов, осуществляет деятельность, противоречащую ее уставным целям. В качестве конкретных фактов нарушения закона со стороны общины прокурор приводил документально зафиксированные случаи разрушившихся семейных отношений, ущемления прав детей, отказа от переливания крови по религиозным мотивам, негативного влияния пребывания в организации на психологическое здоровье отдельных граждан. Среди фактов нарушения законов, приведенных прокурором, были ущемление права на личную жизнь вследствие неуместного прозелитизма, посягательство на право на оплату труда, на свободный труд призывами к служению в Вефиле (Управленческий центр организации в России, располагающийся в поселке Солнечное под Санкт-Петербургом), пропаганда отказа от прохождения обычной и альтернативной воинской службы, чествования флага и гимна страны.

Окончание следует