Все началось в трудные 90-е годы. Тогда у школ не было в достатке средств, и они начали сдавать помещения в аренду. Кто такие арендаторы, никто особо глубоко не разбирался: появилась вроде бы приличная организация, платит хорошие деньги, придерживается высоких нравственных принципов (по крайней мере на словах), чего еще надо? Между тем, были явные внешние признаки, которые при внимательном рассмотрении могли очень многое сказать о новоявленных арендаторах или даже партнерах, ведь всякий раз, получая школьные помещения в аренду, благодетели стремились подписать договор о сотрудничестве. Как правило, в каждой секте или религиозной организации настойчиво демонстрировалась чрезвычайная преданность какой-либо личности (гуру), идее или вещи; взаимодействие было построено по принципу жесткой вертикальной иерархии (без руководителя нельзя было и шага сделать); при вовлечении нового члена в секту или организацию, как правило, вся информация о них не сообщалась, информирование шло по уровням доступа: чем глубже неофит был вовлечен в сообщество, тем больше он знал. К сожалению, руководители образовательных учреждений, сдававшие помещения в аренду или подписывавшие договор о сотрудничестве, занятия или собрания новоявленных партнеров не посещали. А если бы это происходило, они бы сразу же поняли: тут используются различные психотехники, которые реформируют мышление новичка, убеждая его в правильности идей группы, устанавливают контроль над ним и интегрируют его в уникальную групповую модель отношений, верований, ценностей. Дело было поставлено так, что у члена группы, особенно у новичка, воспитывалось чувство вины за что-то, совершенное в жизни, а потом активно стимулировалось состояние психологической зависимости, которое, как правило, отрывает человека от семьи, от общества и даже рождает у него чувство независимости от государства.

Кто и каким образом попадает под влияние сект? Психологи и психиатры говорят, что это люди, которые нуждаются во внешней организации социального пространства, поскольку в силу самых разнообразных причин не способны принимать на себя ответственность за собственные решения. Они нуждаются в некотором лидере и определенной системе ценностей, которая упростила бы им принятие жизненно важных решений. Постоянная поддержка социальной структуры позволяет таким людям ощущать себя полноценными индивидами. Кроме того, в жизни любого человека бывают моменты, когда его личность становится уязвима, например, это происходит под давлением жизненных ситуаций в результате горя (смерти близких людей) или тяжелого заболевания, потери смысла жизни, во время смены работы или ее потери, в период первого года вне семейного дома, в год до поступления или после окончания учебного заведения, из-за смены образа жизни, гражданства и так далее. Все эти обстоятельства очень умело используют те, кто вербует или привлекает неофитов в секты и организации. Многие из них даже разработали специальные методические пособия для внутреннего пользования, подробно рассказывающие, как выявить потенциального «клиента», как установить и поддерживать с ним контакт, как получить от него согласие посетить культовое мероприятие. С детьми и подростками это оказывается очень просто. При этом очень часто вербовщики не раскрывают свою принадлежность к секте или организации и приглашают «клиента» посетить «просто лекцию», «встречу с интересными людьми» или «самый обычный тренинг», которые помогут разрешить различные жизненные проблемы. Я сама как-то попала в такую ситуацию, когда некая добрая женщина посетовала, как мы, женщины, одиноки в этом мире, как мужчины не понимают наших забот и устремлений, и пригласила меня в гости в дом, где они собираются с подругами просто попить чайку. Дом позже оказался как раз приютом одной из религиозных сект, и я порадовалась, что хватило ума не воспользоваться таким «добрым» приглашением.

Доброта религиозных организаций заканчивается сразу, едва кто-то из их членов заявляет о намерении покинуть их ряды. Закрытые доктрины таких структур признают возможность использования насилия, угроз, шантажа во благо организации. Побуждение адептов к отказу от исполнения гражданских обязанностей, причинение вреда их здоровью, вовлечение в культовую деятельность несовершеннолетних стали обычной практикой сект. При этом подобные структуры чаще всего открыто демонстрируют лояльность по отношению к государству, создают себе имидж законопослушной организации, стараются заручиться поддержкой государственных органов и предпринимают активные попытки делегирования своих представителей в органы власти и управления. Иногда именно характеристики представителей властных органов и вводят директоров школ в заблуждение, дескать, раз какой-то депутат положительно отзывается о той или иной организации, то она действительно вреда не нанесет. Директор заключает с ней договор о сотрудничестве... Вот только отвечать за последствия приходится самому директору.

В наши школы рвутся не только отечественные религиозные организации, но и те, что направляются в Россию зарубежными религиозными центрами. Это «Международная церковь саентологии» («Международная ассоциация саентологов», США, Лос-Анджелес и Клируотер), «Свидетели Иеговы» («Общество сторожевой башни», США, Нью-Йорк), «Церковь объединения» («Церковь Муна», США, Нью-Йорк), «Церковь Иисуса Христа святых последних дней» (мормоны, США, Солт-Лейк Сити), «Церковь Христа» (США, Бостон), «Всемирный духовный университет «Брахма Кумарис» (Индия) и многие другие. Эти организации приходят в Россию со своей идеологией, своими догмами, своими психотехниками. Деятельность всех этих структур на канонической территории традиционных для России православных, мусульманских, иудейских и буддистских общин провоцирует возникновение конфликтов на межконфессиональной основе, а также способствует возникновению «раскольнических течений», приводит к внутриконфессиональной конфронтации. У этих иностранных структур, как правило, есть средства на проведение религиозной деятельности. Кстати, именно они, а не отечественные секты, в 90-е годы были щедрыми арендаторами и партнерами образовательных учреждений. Зарубежные благодетели приезжали не просто так, они создавали в России свои структуры,отрицая свое отношение к какой-либо религии и выдавая себя за светские организации (благотворительные и образовательные фонды, проекты здравоохранения, антинаркотические программы, правозащитные организации и так далее). Это давало возможность смело вступать в контакты с образовательными учреждениями. Ну как, скажите, плохо относиться к организации, поддерживающей многодетные семьи или устраивающей благотворительные обеды для стариков? Или как не участвовать в конференции, посвященной борьбе с наркоманией или укреплению здоровья детей? А если еще эти организации устраивали зарубежные поездки для руководителей школ, то... Между тем внимательное рассмотрение программ таких акций выявляло далеко не светскую платформу их организаторов, которые стремились распространять свои идеологии и вероучения в молодежной среде. Школы для этого им подходили больше всего. Парадоксально, что при этом директора не считали нужным спросить родителей, а согласны ли они с проведением таких мероприятий и вовлечением детей в них. Между тем, по оценке экспертов, врачей и психологов, введение нетрадиционных методов преподавания, предлагаемых подобными организациями, в учебную практику может привести к нарушениям в развитии личности ребенка и дезадаптации его в обществе. Кроме всего прочего, п. 4 ст .5 Федерального закона РФ №125 от 26.09.1997 г. «О свободе совести и о религиозных объединениях» гласит: религиозные организации имеют право обучать детей религии только вне рамок образовательной программы и только «по просьбе родителей или лиц, их замещающих, с согласия детей, обучающихся в государственных и муниципальных образовательных учреждениях ... по согласованию с соответствующим органом местного самоуправления». Даже проведение антинаркотических программ строго регламентировано в российских законах: статья 55 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» от 10.12.1997 г. содержит п. 1: «Диагностика наркомании, обследование, консультирование и медико-социальная реабилитация больных наркоманией проводятся в учреждениях государственной, муниципальной или частной систем здравоохранения, получивших лицензию на указанный вид деятельности»; и п. 2: «Лечение больных наркоманией проводится только в учреждениях государственной и муниципальной систем здравоохранения».

Похоже, некоторые директора школ не в курсе, что есть и приказ министра здравоохранения и медицинской промышленности РФ №245 от 13.06.1996 г. «Об упорядочении применения методов психологического и психотерапевтического воздействия»: п. 1: «...не допускать пропаганды и использования в целях оздоровления, профилактики, лечения и реабилитации 1) не разрешенных Министерством методов и методик психологического и психотерапевтического воздействия, 2) методов и средств оккультно-мистического и религиозного происхождения»; п. 2: «Руководителям органов здравоохранения субъектов РФ обеспечить строгий контроль за соблюдением ч. 6 ст. 57 Основ законодательства об охране здоровья граждан о запрещении проведения сеансов массового целительства, в том числе с использованием средств массовой информации...»; п. 3: «Применение разрешенных Министерством методов и методик психологического и психотерапевтического воздействия допускается только при наличии лицензии на данный вид деятельности...».

Среди религиозных организаций, характеризуемых специалистами-религиоведами и психологами как секты и активно использующих систему образования России для распространения своих вероучений, можно выделить «Церковь Объединения», возглавляемую выходцем из Кореи Сан Мен Муном. Кстати, проникала «Церковь Объединения» в Россию именно через систему образования, в частности, высшего образования. Я была непосредственным свидетелем того, как в Тверском государственном университете открылся офис этой организации и как многие приличные, умные, отлично образованные люди вдруг стали сотрудничать с ней и даже пропагандировать «великие гуманистические идеи» Сан Мен Муна.

Все началось с того, что друзья-профессора из Москвы пригласили меня в Тверской университет на открытие офиса благотворительной организации. Представители Церкви оказались людьми, приятными в общении, абсолютно не меркантильными - офис был оборудован новейшей компьютерной техникой, ректор университета произнес на церемонии открытия речь, из которой следовало, что новые партнеры вуза - люди высоконравственные и заботятся о повышении нравственности всех живущих на планете. Во главе офиса и представительства «ЦО» в Тверской области встала заведующая кафедрой иностранных языков ТверГУ, ей помогал один из проректоров университета... Сегодня эти люди отошли от организации Муна, но в свое время они много усилий приложили для того, чтобы представители высшей школы участвовали в различных конференциях и самим своим участием легализовывали и пропагандировали деятельность «ЦО» в России. Их имена были как бы гарантией того, что все нормально, что Мун бескорыстен, что ему ничего не нужно, кроме пропаганды великих нравственных ценностей. Между тем на улице молодые люди и подростки просили пожертвовать средства на деятельность «Церкви Объединения». Выходит, все не так бескорыстно?

Церковь Муна постепенно вовлекала в свою орбиту все новые и новые слои российского образовательного сообщества. «Вузовская (Студенческая) ассоциация по изучению Принципа (CARP)», «Федерация семей за единство и мир во всем мире», «Международный фонд помощи и дружбы», «Федерация женщин за единство и мир во всем мире», «Федерация молодежи за единство и мир во всем мире», «Академия профессоров за мир во всем мире», «Международный культурный фонд», «Международный религиозный фонд», «Всемирная ассоциация боевых искусств за мир во всем мире» - это все отделения и ответвления Церкви Муна, все еще действующие на территории России как общественные организации, которые проводят многочисленные семинары и конференции для работников образования и учащихся. Более того, отделение Церкви - «Международный фонд образования», существующий на территории России в качестве общественной организации, разработал для внедрения в систему российского образования учебный курс «Мой мир и я», против которого выступили и православная церковь, и другие конфессии. Когда учебник по этому курсу был отвергнут, в 1996 году был создан «Фонд духовного и нравственного образования», который уже в 1997 году издал новое учебное пособие «Я в мире людей», исключив из прежнего учебника наиболее одиозные пропагандистские положения.

Кроме учебников для старшей школы, «мунисты» разрабатывают программы для других возрастных групп. В частности, для учеников пятых-седьмых классов выпущено пособие «Первая вершина. Путь к поступку»...

Продолжение следует