- Когда мы говорим об инвалидах, то почему-то часто обращаемся не к государству, а к обществу. С одной стороны, понятно, что очень важно формировать общественное сознание, но, с другой стороны, важно то, что именно государственная политика формирует общественное сознание. Имеет смысл адресовать в конечном аспекте решение многих проблем все-таки государству, потому что мы говорим всегда о той политике, которую, в частности, формирует Правительство Москвы. Правительство, как мы все знаем, делает очень много в этом отношении, мы находимся в более щадящем положении, чем многие регионы России, но все равно мы должны постоянно обращаться с нашими предложениями к власти. У различных граждан, у различных общественных организаций есть свои отдельные мнения и предложения, которые нам необходимо учитывать и интегрировать.

Одна из главных сегодняшних ситуаций - это ситуация, в которой общественный сектор наработал очень много интересных разноплановых примеров. Эти разработки и наработки, этот опыт остаются втуне. Это происходит по нескольким причинам. Во-первых, нет некоей общей базы данных, куда можно было бы складировать, чтобы потом кому-то посмотреть, а не начинать все сначала, с нуля, набивая себе шишки. Во-вторых, этот опыт формировался самыми различными людьми, которые порой, не будучи специалистами в какой-то серьезной области, но имея свой уникальный человеческий потенциал и используя его, не могут донести его до всех тех специалистов, которые в этом заинтересованы. Здесь нужна помощь и со стороны специалистов Департамента образования, Департамента социальной защиты, которые могли бы этот опыт проанализировать и в нужной, доступной форме уже донести до тех, кто в нем нуждается.

Есть еще одна составляющая, имеющая точку соприкосновения партнеров, - кадры, которые нужно обучать, повышать их квалификацию или перепрофилировать, если в результате кризиса у нас появится достаточно большой кадровый потенциал из других областей - военные и еще какие-то другие специалисты. Но для всего этого мы должны сформулировать и обозначить курс на то, чему мы должны всех этих людей обучить, чем мы должны им помочь, какие дать знания или, наоборот, скорректировать те знания, которыми они обладают, и сделать их специалистами, которые в этой области станут профессионалами. Мне кажется, что Департамент образования может сформировать программу такого рода и помочь решить эти проблемы. Например, родители детей-инвалидов - ресурс, который сегодня используется фрагментарно, очень неэффективно, а там много людей, которые человечески переживают ту трагедию, что есть у них дома, которые готовы работать, которые часто работают практически бесплатно. Если мы сформируем из них специалистов, если мы поможем им каким-то образом найти ту площадку, где они смогут приложить свои усилия, то в этом отношении мы получим достаточно интересные результаты. Мне кажется, что те программы, которые намечены на 2009 год, смогут довольно легко принять вот эту категорию людей, которые действительно будут очень серьезно продвигать обозначенные программы.

Одна из проблем, которая сегодня, может быть, явно не видна, но тем не менее довольно скоро станет весьма актуальной, - это юридическая и правовая грамотность самих ребят, которые, имея инвалидность, поступают в вузы. Она пока еще никакая, нулевая, у многих специалистов, которые работают в этой области, правовая грамотность тоже никакая, чаще всего просто условная. У нас есть интересный специалист Виталий Ермаков, который постоянно пугает нас тем, что сейчас инвалид возьмет и выдаст нам некоторые претензии по поводу образовательного процесса, в который мы его погружаем довольно интенсивно, но забываем о его здоровье. То есть мы предоставляем ему те или иные технологии, которые действительно помогают получать ту информацию, тот материал, который позволяет инвалиду вместе и наравне со здоровыми студентами выходить на тот уровень хорошего специалиста, когда он оканчивает вуз, но нагрузка, которую он испытывает, несоизмерима с его возможностями, и он еще больше теряет в своем здоровье. В этом отношении студент-инвалид может предъявить нам претензии к образовательному процессу, к преподавателям, к самому высшему учебному заведению, в том числе и к системе образования в целом, уже с точки зрения судебного производства. Этот момент сегодня актуально не проглядывает, может, это и хорошо в том плане, что если мы его нынче обозначим, то тут же должны быть готовы думать об этом.