Эта история началась с того момента, когда 24 апреля 2008 года Т.Фарзалиева направила жалобу руководителю Департамента образования Ольге Ларионовой, а 4 мая 2008 года - начальнику Южного окружного управления образования Нине Минько. Автор жалобы написала, что всем сотрудникам на праздники выписывают премии, а ей заведующая детским садом №740 сказала так: «Все продукты в твоих руках, бери, что хочешь, это и будет твоя премия». Она сообщила также, что заведующая, главный бухгалтер И.Северина, старшая медсестра М.Хромых, старший воспитатель (методист) М.Лушенкова бесплатно завтракают, обедают и ужинают в детском саду, уносят продукты домой (с Фарзалиевой при этом высчитывают деньги за питание), а также приписывают каждый день к общему списку присутствующих воспитанников по 50 детей, которые на самом деле отсутствуют. Кроме мелких претензий, вроде той, что заведующая закрывала туалет, расположенный ближе к кухне, были и серьезные обвинения: дескать, по словам бухгалтера, комиссию, что проверяла детский сад, накормили, дали ей денег, а потому та никаких нарушений и не нашла. Словом, если поверить автору жалобы, то всех в этом детском саду нужно было не только снимать с работы, но и преследовать по закону как злостных коррупционеров и взяточников. Но на самом деле все написанное в жалобе оказалось не больше чем наветом, это-то и установил суд.

Факты, изложенные в жалобе, были, конечно, проверены комиссией ЮОУО еще до суда. При проверке выяснилось, как полагаю, несколько весьма существенных деталей. При проверке питания в детском саду еще первого ноября 2006 года другая комиссия в котле для подогрева воды обнаружила две бутылки растительного масла. Спрятаны были те две бутылочки масла, которые должна была повар Фарзалиева использовать для приготовления блюд для детей, но почему-то сэкономила, в довольно неожиданном месте. Насчет того, куда бы повар потом их дела, варианты могут быть самые разные, но можно предположить, что деткам это масло не досталось бы точно. За это повар получила выговор. В 2007 году в детском саду №740 проводили проверку уже члены Общественного совета заведующих ЮАО, в справке о проверке они отметили, в частности, что санитарное состояние пищеблока неудовлетворительное. В феврале 2008 года другая комиссия проверила остатки продуктов питания на пищеблоке и в кладовой, обнаружила там излишки. Вполне вероятно, что именно результаты проверок и обнаруженные недостатки в работе изменили отношение повара к коллективу детского садика резко к худшему, поэтому она и постаралась подсобрать факты, чтобы потом эффектно изложить их в жалобе. На что она надеялась? На то, что коллективу если и не попортят существенно нервы проверками, то уж точно настроение испортят, так что не захочется коллективу требовать в дальнейшем, чтобы повар исполняла свои обязанности четко, правильно и добросовестно.

Проверка жалобы выявила, что Т.Фарзалиева, работающая поваром, как и все остальные сотрудники детского сада, получала доплату из фонда заработной платы согласно положению, которое предусматривает премирование сотрудников ежемесячно, ежеквартально или периодически при наличии средств в пределах этого фонда. За питание Фарзалиева платила столько же, сколько и другие питающиеся сотрудники детского сада. Вот так, шаг за шагом, пункт за пунктом, сначала все положения жалобы опровергла комиссия, а потом и Чертановский районный суд.

В решении, принятом Чертановским районным судом, отмечено, что согласно статье 151 ГК РФ «если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда». Исходя из этого суд и обязал Фарзалиеву выплатить денежные суммы истцам (а ими стали фигурирующие в жалобе сотрудники детского сада) в счет компенсации морального вреда. В том, что несправедливые обвинения в адрес заведующей и сотрудников детского сада причинили им физические и нравственные страдания, подрывали их авторитет в глазах вышестоящих органов управления образованием, сомнения нет. Уж очень убедительно подобраны факты и выстроены обвинения в жалобе, сразу возникает образ взрослых, которые безнаказанно обирают малышей и преследуют честных работников. Под честным работником повар Фарзалиева подразумевала, конечно же, себя, забыв и о бутылках не использованного по назначению растительного масла, и об излишках продуктов в пищеблоке и в кладовой, и о неудовлетворительном санитарном состоянии пищеблока, и об отсутствии графика закладки продуктов, и о том, что не ведется журнал закладки продуктов, и о многом другом, за что повару делали замечания или объявляли выговор.

Возникает резонный вопрос: что будет теперь? А теперь согласно решению суда Фарзалиева Тарана Мусеино-кызы должна опровергнуть сведения, порочащие честь и достоинство, деловую репутацию И.Левиной, И.Севериновой, М.Хромых, М.Лушенковой. Проще говоря, повару Фарзалиевой придется написать заявления на имя руководителя Департамента образования Ольги Ларионовой и начальника Южного окружного управления образования Нины Минько и опровергнуть всю ту информацию, что была изложена в ее жалобах. Очень хочется сказать: так будет с каждым, кто покусится на доброе имя, честь и достоинство московского работника народного образования. Но, к сожалению, пока повсеместно так не происходит.

Практика Южного округа, где зорко следят за всеми случаями облыжных обвинений педагогов в том, в чем они не виноваты, пока еще не стала практикой во всех округах Москвы. Отчасти дело в том, что обиженные жалобщиками и заявителями педагоги не решаются подать иски в свою защиту. Отчасти дело в том, что юридические отделы не считают своим долгом отреагировать на такие жалобы и заявления и подсказать педагогу, что он может защищаться, а также оказать необходимую помощь в составлении искового заявления, поддержку в рамках судебного процесса. Сегодня активно такую помощь и поддержку оказывает пока только отраслевой профсоюз, но это должно стать заботой и окружных управлений образования.

Если мы хотим покончить с нынешними тенденциями формирования неприглядного облика учителя в СМИ и в обществе, мы должны научиться выстраивать его защиту.