Директор музея, заместитель директора школы Юрий Янович Ковальский, подбадривает гидов: «Не волнуйтесь, здесь все свои». Конечно свои: активисты музея, посланцы из других школ, где есть подобные экспозиции, учителя...

В школе №1216 музей, посвященный знаменитому полку, появился в 1965 году. Первый в столице музей подобного рода сумел собрать немало ценных экспонатов. Здесь хранится штандарт полка. Его подарила школе делегация французских летчиков. И еще особая гордость музея - уникальные занавеси на окнах. На них обозначен героический маршрут авиаполка «Нормандия - Неман» (1942-1945 годы). 18 художественных панно отражают основные этапы боевого пути славных летчиков. 1 сентября 1942 года в Раяке (Ливан) была сформирована 3-я истребительная группа «Нормандия» из 15 пилотов. Решение о ее создании принял генерал де Голль.

Юные экскурсоводы, сменяя друг друга, рассказывают со знанием дела о боевом пути авиаполка, его летчиках, механиках. Экскурсовод Лия Котолашвили наизусть цитирует слова генерала де Голля, сказанные в 44-м: «На русской земле, измученной так же, как и французская земля, тем же врагом, полк «Нормандия - Неман» поддерживает, показывает и приумножает славу Франции».

Отважно сражались и русские, и французские пилоты, многие из них награждены высокими наградами обеих стран.

На груди ветерана войны, бывшего авиамеханика полка Юрия Филипповича Федорина французские военные кресты соседствуют с орденами и медалями нашей страны. У панно «Советские механики» Юрий Филиппович задерживается, рассматривает фотографии коллег.

Первая русская зима уже показала, что французским техникам трудно обеспечивать постоянную готовность самолетов к вылетам. И их заменили нашими авиамеханиками.

- А вам трудно было? - спрашивает кто-то из ребят ветерана.

- А как вы думаете, в чем была главная трудность?

Юрий Филиппович держится бодро, ему не откажешь в чувстве юмора. И он сам отвечает на свой вопрос:

- Главная трудность была в незнании языка. Мой французский летчик знал два слова «хорошо» и «нехорошо». После вылета спросишь: «Ну как», - если ответит «хорошо», радуешься, а если нет - ищи, где оно, это «нехорошо». Ведь самолет не автомобиль, не свернешь на обочину, не исправишь. Малейшая неисправность в воздухе, тем более в бою, приведет к гибели самолета и летчика. Уже за столом в классе Юрий Филиппович рассказал об одном эпизоде, характеризующем отношения в полку.

При перелете с одного аэродрома на другой на малой высоте (было это над территорией Литвы) группа гитлеровцев обстреляла самолет. Была повреждена топливная система. Летчик де Сейн передал: «Мотор работает с перебоями, дышать нечем, пары бензина режут глаза». Командир полка передал команду на французском языке: «Бросай самолет, прыгай». Летчик ответил: «Не могу, в фюзеляжном отсеке механик Володя Белозуб без парашюта».

Де Сейн пытался посадить самолет, но безрезультатно. Оба друга погибли и похоронены в одной могиле. Ребята слушают внимательно. Лица их серьезны.

- А что вам запомнилось больше всего? - интересуется гид Лия.

- Конечно, же День Победы, - улыбается ветеран. - Это не передать словами.

Дорогой ценой далась Победа. 43 летчика погибли. Советское правительство, оценивая подвиги пилотов, подарило французским ВВС 40 самолетов, по числу летчиков, оставшихся в живых. И 15 июня 40 самолетов Як-3 с аэродрома Эльбинг, что в Пруссии, вылетели в Париж. А с ними на транспортных самолетах 30 советских механиков для обслуживания. Перелет Эльбинг - Париж прошел успешно. И 20 июня 1945 года 40 самолетов, выстроенные в струнку, пролетели над крышами Парижа.

Много дают такие встречи ребятам. Верно заметил Юрий Янович Ковальский, что музей - это прежде всего вот такие нужные всем встречи-подарки.

А Юрий Филиппович снова удивил всех, прочитав на прощание пронзительные строки: «В небесах мы летали одних, мы теряли друзей боевых. Ну, а тем, кому выпало жить, надо помнить о них и дружить». Очень точные слова.