В этом человеке сочетались прекрасные человеческие и профессиональные качества. Честность и порядочность, скромность, уважение и внимание к людям, выдержанность и тактичность, оптимизм и остроумие.

История ансамбля началась зимой 1941 года, когда враг стоял у стен Москвы. В это время по школам и дворам ходил молодой человек, которого по состоянию здоровья отправили из народного ополчения. Он задавал детям один вопрос: «Ты хочешь петь?» Это был студент консерватории Володя Локтев.

Когда Локтев пришел в Дом пионеров в переулок Стопани, большинство детских коллективов практически прекратили свою работу. Вскоре, в начале 1942 года, Локтев при поддержке тогдашнего директора Дома пионеров А.Ахапкина создает свой ансамбль. Именно за его подписью появился приказ №39 от 21 февраля 1942 года «О создании Ансамбля песни и пляски Московского городского дома пионеров и назначении его руководителем Локтева Владимира Сергеевича». С самого начала ансамбль не был простым соединением разных коллективов (хора, оркестра и танцевальной группы) на сводных репетициях для каких-либо важных концертов. Он стал центром художественного воспитания детей, коллективом педагогов-единомышленников. Ансамбль - это страна, республика, где жили люди одной группы крови. Не случайно слово «Ансамбль» Владимир Сергеевич всегда писал с большой буквы.

С первых же месяцев началась активная концертная жизнь. Сначала это были поездки на фронт, затем гастроли по стране.

В поездках всякое случалось, но даже в самые трудные моменты Локтев не терял присутствия духа и учил этому ребят. Не случайно в ансамбле всегда действовал девиз «Не пищать!».

С мая 1943-го возникла еще одна традиция: ежегодные отчетные концерты.

«В Локтеве сочетался талант музыканта, педагога, выдающегося организатора и чуткого, внимательного человека. Я считаю его самой выдающейся фигурой в детской музыкальной педагогике» - так вспоминал о нем народный артист СССР, лауреат Государственной премии России, художественный руководитель Академии хорового искусства Виктор Попов.

Добрый, с озорной улыбкой, Локтев изначально верил в лучшие качества ребенка. Он не читал нотаций (в этом не было необходимости), он воспитывал всем своим обликом, поведением, отношением к различным событиям. Каждое пожелание, каждое слово хотелось тут же выполнить, хотя он никогда ничего не требовал. Все высказывал мягко, но так убедительно, что становилось ясно, что это надо сделать. Владимир Сергеевич даже замечания делал в шутливо-юмористической форме, считая, что большего результата достигает замечание, сделанное в шутливой форме.

Его любимыми выражениями были: «Я на тебя надеюсь», «Держать марку», «Ансамбль - это значит вместе!». Он мог понять шалость и баловство, но никогда не прощал подлости и предательства в любых его проявлениях.

Локтев был мастером на все руки: мог погонять с ребятами в футбол, покататься на коньках, поиграть в любимые шахматы, «завести» на хорошее дело. Невозможно представить его хмурым, раздраженным. Локтев ввел в традицию регулярные знаменитые капустники, сам сочинял стихи. Ежегодно к Новому году всем посылались поздравления в юмористических стихах за подписью «Морозный Дед». Когда в 1967 году из-за болезни врачи не разрешили Локтеву поехать на гастроли с ансамблем во Францию, Владимир Сергеевич, находясь в больнице, писал ребятам шуточные рекомендации.

Всю жизнь повзрослевшие девочки и мальчики хранили эти открытки, как память о детстве и о добром волшебнике Владимире Сергеевиче Локтеве.

Дети ансамбля были его детьми. Он знал о них все: как живут, как учатся, с кем дружат, чем занимаются, умел подбирать ключик к любому, даже самому непростому характеру. Владимир Сергеевич навещал заболевших детей, помогал в учебе (Локтев хорошо знал математику и физику), ходил в школы, чтобы урегулировать их проблемы, боролся за каждого своего воспитанника. Тысячи мальчишек и девчонок он уберег от вредного влияния улицы в условиях безотцовщины в трудные военные и послевоенные годы.

Какое счастье встретить в начале жизненного пути такую личность, как Владимир Сергеевич Локтев! Как важно знать, что есть добрый и любящий человек, к которому ты всегда можешь обратиться за советом или помощью, у которого всегда найдется время выслушать тебя, разобраться в твоих проблемах! Как не хватает нашим детям такого человека!

Локтев жил для людей, не желая и не умея беречь себя. У Владимира Сергеевича была потребность делать добро людям. Он всегда был там, где нужна его помощь, помогая близким и незнакомым людям, получая радость, видя радость других. С ним было надежно, легко и спокойно.

Трагедия, произошедшая с Сережей Парамоновым, не могла произойти в ансамбле, руководимом Локтевым. При нем мальчики, у которых начиналась ломка голоса, не уходили из ансамбля, а переходили в оркестр, где, обучившись игре на каком-либо инструменте, снова выступали. После торжественного выпускного вечера, став взрослыми, воспитанники не прерывали с ним связи, они всегда продолжали оставаться желанными. Сюда они приходили со своими радостями и горестями, ходили на все концерты, принимали участие в отчетных концертах, устраивали встречи с новым поколением локтевцев.

Локтев обладал уникальным умением разглядеть в ребенке талант и способствовать его дальнейшему обучению: писал характеристики и рекомендации, а порой сам отводил талантливых ребят на прослушивание в Гнесинку или вокальное отделение при консерватории. Решающую роль он сыграл и в судьбе будущей солистки Большого театра Тамары Синявской.

Локтев гордился достижениями своих воспитанников, следил за их успехами, ходил на отчетные концерты, писал письма.

Частыми гостями у ребят были композиторы (Островский, Пахмутова, Лепин), которые доверяли ансамблю свои произведения. Некоторые произведения стали результатом, итогом сотрудничества («Школьная полька» Островского и «Топотушки» на стихи Баруздина).

Владимир Сергеевич стремился не только научить ребят пению, танцам или игре на музыкальном инструменте, но и поощрял их желание учить своих товарищей всему тому, что они получили в ансамбле. Большинство локтевцев организовывали в школах хоры и ансамбли, разучивали с ребятами песни и танцы, учили играть на музыкальных инструментах, выступали на конкурсах и концертах. «Локтев делал все, чтобы ансамблевцы, раз повстречавшись с музыкой, пронесли ее в своем сердце», - вспоминает солистка ГАБТ, воспитанница ансамбля Тамара Синявская.

Трудно перечислить всех тех, для кого занятия в ансамбле стали первыми шагами их будущей профессии.

Воспитанников Локтева можно встретить во всех ведущих творческих коллективах страны: ГАБТ, оркестр им. Осипова, ансамбль И.Моисеева, хор Свешникова, в лучших джазовых коллективах...

В Москве не было ни одного концертного зала, ни одной студии звукозаписи, где бы не выступали локтевцы. Все правительственные концерты, заседания открывались их выступлениями. Большой театр, Колонный зал Дома союзов, Кремлевский дворец съездов, Концертный зал им. П.И.Чайковского...

Тем не менее ни у кого не могло быть звездной болезни. На первом месте стояли человеческие качества. Никакой талант не мог оправдать их отсутствие. Сам маэстро был удивительно скромным человеком. Он мог часами скромно сидеть в очереди на прием к какому-нибудь чиновнику для решения многочисленных ансамблевских дел.

«Не думайте об успехе, о том, какое впечатление произведете. Думайте только о том, что исполняете», - говорил Локтев.

Им написано более 50 песен. Достаточно вспомнить: «Песня о России», «12 поросят», «Родная страна», «Пионерская дружба», «Топотушки», «Ты лети, ветерок», «Юные моряки». Его песни веселые и озорные, задушевные и удивительно мелодичные. Они певучи, удобны для исполнения.

По его инициативе и при его непосредственном участии на телевидении была организована передача по разучиванию новых песен «Звени, пионерская песня» и «Музыкальная весна».

Моя первая встреча с Владимиром Сергеевичем Локтевым произошла в Доме пионеров Ленинского района Москвы в 1961 году. (К большому сожалению, это старинное уютное здание, где зарождалось пионерское движение, снесли, построив вместо него банк. Таковы печальные реалии времени.) Помню, как легко и непринужденно маэстро общался со зрительным залом, как с шуткой и юмором рассказывал об ансамбле и его репертуаре, исполнял свои песни. Владимир Сергеевич настолько очаровал меня, что я по-доброму позавидовала ребятам. «Какие они счастливые!» - подумала я и загадала желание. Оно сбылось. Вскоре я поступила в ансамбль, переехавший в только что построенный Дворец пионеров на Ленинских горах. Удивительно, но Локтев устраивал особый отбор в хор, справедливо считая, что слух и музыкальные способности есть у каждого, их надо только развить. Даже в последние годы, при переезде ансамбля в только построенный Дворец пионеров, несмотря на огромный наплыв желающих, конкурс не был уж очень строгим. Более того, если ребенок имел хоть какие-то музыкальные способности и хотел заниматься, но по своим данным не подходил, например, в танцевальную группу, его отводили в хор или оркестр.

Мое пребывание в ансамбле пришлось на последние годы жизни Владимира Сергеевича. Занятия в ансамбле повлияли на выбор моей профессии.

Прошло уже много лет, выросло не одно поколение детей с того горестного дня, 28 ноября 1968 года. Владимир Сергеевич Локтев умер с карандашом в руках: он записывал свою новую песню.

Эта потеря до сих пор ощутима не только локтевцами. Имя маэстро, как пароль, объединяет всех локтевцев разных поколений, открывает путь к сердцам незнакомых людей, объединяя их. Званием «локтевец» гордятся и дорожат. Недавно в издательстве «Московские учебники» вышла очень интересная книга «Воспоминания о Владимире Сергеевиче Локтеве». Автор и составитель - бывший воспитанник ансамбля Владимир Филатов. Ему удалось собрать воспоминания бывших локтевцев об этом удивительном человеке, повлиявшем в той или иной степени на судьбы многих и многих людей.

Долли ЛЕВИНА, хормейстер