Комментарий «УГ»

До августа 2008 года (по данным Министерства образования Южной Осетии) в районных (сельских) школах обучались 1326 детей, в городских школах Цхинвала - 3798 детей. Детские дошкольные учреждения посещали 1750 детей.

2 сентября 2008 года в районные (сельские) школы пришли на занятия только 1158 детей, в городские школы Цхинвала - 2742 ребенка. При этом в детские дошкольные образовательные учреждения было подано 301 заявление, а реально их начали посещать только 80 детей.

В период до августа 2008 года численность педагогического корпуса в городе Цхинвале составляла 667 педагогов, по районам было 513 педагогов.

На 2 сентября 2008 года на работу в школы Цхинвала вышли 575 педагогов, по районам - 473 педагога.

По словам Валерия Сазонова, министра образования Северной Осетии, 1 сентября 2008 года в школах Владикавказа приступили к занятиям 314 детей из Южной Осетии. Всего на территории Северной Осетии, по имеющимся данным, находятся 558 детей из Южной Осетии, но официальные сведения по количеству детей Южной Осетии, находящихся на территории Северной Осетии, ежедневно меняются, так как продолжают возвращаться домой в Южную Осетию дети в основном старшего возраста.

Члены группы МГППУ проводили обследование в школах №№5 и 6 Цхинвала, в школах №№ 1, 3, 19 Владикавказа (среди этих школ была и одна грузинская). В результате были получены достоверные данные об особенностях посттравматического стрессового расстройства у детей и семей, проживающих на территории Южной Осетии, а также беженцев, временно находящихся на территории Северной Осетии. Всего было обследовано 26 детей и 32 взрослых. Из них в тяжелом состоянии находились 8 детей и 10 взрослых. На основании бесед с матерями из числа пострадавших семей и их родственниками были сделаны заключения о том, что это связано в первую очередь с разрушением жилья и страхом повторной военной атаки со стороны Грузии. Это обстоятельство способствует повышению общей социальной и психологической напряженности в условиях разъединения семей.

В результате обследования была выявлена практически 100-процентная травматизация детей и подростков. Каждый из обследуемых проявил симптомы посттравматического стрессового расстройства, при этом почти 30% детей и подростков могут быть отнесены к уровню травматизации высокой степени тяжести, что позволяет говорить о беспрецедентной глубине травматизации детского контингента, подвергшегося воздействию военного конфликта. Расстройства усугубляются психологической травматизацией, вызванной постоянной угрозой собственной жизни и жизни близких. Это проявляется в различных симптомах: расстройствах сна в темное время суток, ночных кошмарах, страхе темноты, непроизвольном сильном вздрагивании на любые резкие звуки, страхе собственной смерти и смерти своих близких. Поведение обследованных детей отличается замкнутостью, заторможенностью, односложными ответами на вопросы, непроизвольным длительным застыванием в одной позе, неузнаванием себя в зеркале или на фотографиях, телесным напряжением, зажатостью, «ломанием» пальцев рук, тиками. У всех обследованных детей из Южной Осетии выявляются травматические нарушения памяти, внимания, трудности в выполнении простейших игровых и учебных заданий, быстро наступающее утомление, значительные трудности в обучении. В некоторых случаях дети самостоятельно отмечают у себя возросшую раздражительность и агрессивность. Дети младшего возраста самостоятельно упоминают о войне. Примерно в каждом пятом случае в мимике наблюдается «маска горя». Отчетливо выявляется травматическая деформация образа «Я» по типу переживания острого горя в сочетании с невозможностью представить себя в будущем, нарушение социального функционирования.

Предварительный анализ позволил выделить группы детей, нуждающихся в дифференцированной психологической помощи:

По степени территориальной близости к очагу военных действий. Это дети и их родители, находившиеся вдали от очага боевых действий, которые имеют иную конфигурацию проявлений травматизации в отличие от детей, находившихся в эпицентре. По расспросам участников событий, отход беженцев начался с

1 августа, когда стали вывозить с территории Южной Осетии малолетних детей. Дети старшего возраста оставались в Цхинвале и прилежащих селах вплоть до 9 августа 2008 года.

По степени повторной или хронической травматизации. Ситуация оказания экстренной психологической помощи осложнена хронической психической травматизацией населения. Начиная с 1992 года на территории республики продолжается перманентный военный конфликт Грузии с населением Южной Осетии. По упоминаниям пострадавших, наиболее масштабные операции против мирного населения Южной Осетии проводились грузинскими военными формированиями в 1994 и 2004 годах.

По критерию этнического состава семьи. Особенную остроту имеют случаи оказания психологической помощи при смешанных осетинско-грузинских браках. В связи с этнической окрашенностью военного конфликта в таких случаях страдают все члены семьи без исключения.

По типу стратегии совладания с ситуацией военной агрессии. На момент обследования среди пострадавших взрослых из Южной Осетии отчетливо выделяются две группы, использующие разные по стратегии совладания с травмирующей ситуацией. Первая группа характеризуется тем, что в ситуации военной агрессии и постоянного риска обстрелов представители этой группы не покидали свох домов и мест проживания до той поры, пока не были разрушены их жилища. Они не выезжали за пределы Южной Осетии в момент атаки или стремились вернуться домой, невзирая на обстоятельства. Вторая группа - не желающие возвращаться. Эта группа начиная с 1992 года и по настоящее время оседает на территории Северной Осетии без регистрации и размещается у родственников.

Специалисты МГППУ и ПИ РАО провели психокоррекционную работу с педагогами (8 человек), родителями (6 человек) и детьми (5 человек), оказали необходимую методическую помощь педагогам и администрации по работе со школьниками, перенесшими военную психологическую травму. Кроме того, была организована волонтерская группа численностью 14 человек из числа сотрудников Комитета по делам молодежи Республики Южная Осетия для участия в оказании первичной психологической помощи пострадавшим, проведены переговоры с руководством университетов Северной и Южной Осетии о сотрудничестве с Московским городским психолого-педагогическим университетом для формирования учебной базы для подготовки и повышения квалификации педагогов и психологов, специализирующихся на оказании психологической помощи детям, родителям и учителям - всем участникам образовательного процесса.

Предварительные выводы

- Нарушены основные и неотъемлемые права ребенка на жизнь (Статья 6, п.1, п.2 Декларации прав ребенка), а также права на личную безопасность, физическую и психологическую защищенность (Статья 19, п.1, Статья 20 Декларации прав ребенка).

- Выявленные у детей психические травмы приводят к нарушению познавательной активности и снижению способности школьников осуществлять учебную деятельность, что представляет собой нарушение установленных Конвенцией о правах ребенка прав на получение образования.

- Школьные учителя Цхинвала в результате нанесенных психических травм испытывают существенные затруднения как в повседневной жизни, так и в профессиональной деятельности, что ставит под угрозу эффективную работу всей системы образования.

- Матери обследованных детей имеют отчетливые признаки посттравматического стрессового расстройства значительной степени, что говорит о необходимости пролонгированной, системной, адресной психологической реабилитационной работы с семьей.

- В регионе отсутствует необходимая система психологической помощи; работающие специалисты нуждаются в переподготовке в соответствии с нуждами пострадавших в ходе грузинско-южноосетинского конфликта.

Задачи на завтра

Провести комплексное медико-психологическое обследование детей Южной Осетии с целью выявления всех нуждающихся в психологической помощи.

Подготовить местных специалистов по оказанию психологической помощи детям и подросткам Республики Южная Осетия (на базе Московского городского психолого-педагогического университета).

Обучить на месте волонтеров, желающих реализовать себя в сфере психологической помощи и поддержки пострадавших в ходе грузинско-южноосетинского конфликта, силами сотрудников Центра экстренной психологической помощи Московского городского психолого-педагогического университета и Психологического института РАО.

Организовать психологическую помощь учителям и сотрудникам детских школьных учреждений, а также обучение их основам работы с детьми, пережившими военный стресс и проживающими в условиях послевоенной разрухи.

Организовать на базе школ республики центры семейного консультирования для родителей, не имеющих возможности самостоятельно справиться с последствиями военной травматизации.

Все эти предложения принципиально согласованы МГППУ с Министерством образования Южной Осетии, их реализация предполагает осуществление значительной ресурсной поддержки со стороны государственных структур России, в том числе определение объемов и источников финансирования, достаточного для реализации этих предложений.

Специалисты считают, что эффективным может стать создание республиканского психолого-медико-социального центра Южной Осетии, основной задачей которого станет координация и обеспечение инициатив по социально-психологической реабилитации детей и взрослых, пострадавших в ходе вооруженного конфликта, по образцу Ресурсного психолого-медико-социального центра в Грозном, созданного в рамках Международного проекта ЮНЕСКО с опорой на научно-методический, кадровый и информационный ресурс Московского городского психолого-педагогического университета.