Доля расходов на образование в региональном бюджете увеличилась за последние годы в полтора раза, составив сегодня 23,08%, то есть почти четверть. Если расходы будут увеличиваться такими же темпами, то мы просто обанкротимся. Могу сказать, что сегодня мы достигли максимума финансирования и должны остановиться.

Структура бюджетных затрат на образование такова: половина средств тратится на средние общеобразовательные школы, 20 процентов - на дошкольные учреждения, 10 процентов - на учреждения дополнительного образования.

Мы провели анализ финансирования дошкольных учреждений. Образовательная услуга там составляет 19,9%. На самом деле реальные педагогические услуги составляют только 5-6 процентов. Государство, выполняя конституционную норму в предоставлении бесплатных образовательных услуг в детских дошкольных учреждениях, финансирует услуги, которые к образованию не имеют никакого отношения.

Пойдем дальше. После передачи на региональный уровень учреждений НПО структура бюджета вновь изменится и процент расхода на общеобразовательные школы уменьшится, потому что Федерация больше денег в результате этой реформы нам не даст. Это заставит нас заняться решением управленческой задачи: как улучшить в такой ситуации положение школы.

За несколько последних лет количество учеников общеобразовательных школ области сократилось на 15%, в то же время численность школьных работников не уменьшилась, а увеличилась.

Реально на селе осталось всего лишь 60 процентов учителей, 40 процентов - это психологи, социологи, административный персонал и так далее. В городе эта структура также неоптимальна. На уровне области последние десять лет мы этих проблем не касались, ведь школа была муниципальной. Но сегодня, когда законом нас обязали финансировать учебный процесс и заработную плату, мы вынуждены вникать и смотреть, что же мы реально финансируем.

Если говорить о сети общеобразовательных учреждений, то мы упустили тенденцию резкого снижения количества учеников в сельских школах и дожили до того, что в некоторых из них один преподаватель учит всего-навсего троих детей. Единственное решение, которое можно было принять в этой ситуации, - сокращение сельских школ. И дело не в том, что в результате сокращения достигнут какой-то огромный экономический эффект. Просто, если мы хотим, чтобы дети получали нормальное образование, то должны отдавать себе отчет: в школе с одним учителем это невозможно.

Несмотря на все усилия по перекомплектованию классов, нагрузка на учителей практически не меняется. В селе на учителя приходится в среднем 8 учеников. В лучших лондонских школах такого высокого показателя пока не достигли. Какие же деньги требуются для финансирования такой сети?

Над этим нужно задуматься, но тут есть и другая проблема. Всем известно, какой норматив регулирует количество детей, обучающихся в классе. Он снижен сегодня до 25 человек, в результате для села он ничего не дал, а в городе появились школы, работающие в две смены. Вторая смена не прибавляет ни здоровья, ни качества образования. Поэтому, мне кажется, не стоит регламентировать количество детей в классе столь жестко и отдать ответственность за исполнение этого норматива на откуп регионов.

Анализ величины учебной нагрузки, приходящейся на ученика, показывает, что с 1980 года она увеличивалась весьма значительно, причем на увеличение повлияли и федеральная, и региональная, и школьная компоненты. Все, что записано в федеральных законах, должно обязательно выполняться на региональном уровне, но в результате суммирования всех рекомендаций и установок Министерства образования РФ, положений Закона «Об образовании», программ и так далее нагрузка на школьника в 10-11-х классах порой достигает 68 часов в неделю. О каком здоровье тут можно говорить?! Мне кажется, здесь нужно установить жесткий контроль со стороны и федеральных, и региональных, и муниципальных органов, чтобы сообща такую перегрузку в школы не допускать.

Мы научились с экономической точки зрения оценивать все образовательные новшества. Например, в Тюменской области в каждой третьей школе введено профильное обучение на старшей ступени. Оно обходится бюджету в два раза дороже, чем обычное; расходы на профильную школу государство не регулирует никоим образом, оно не ставит конкретных задач перед образовательными учреждениями, так что в эксперименте больше самостийной фантазии, чем реальной необходимости. Трудно предположить, какую конкретную профессию выберет ребенок, учась в 9-м классе. Мы считаем, что он будет парикмахером, стилистом или юристом, начинаем его готовить по специальности, но я слабо верю в то, что, перейдя в 10-й класс, человек четко представляет, кем он будет. И, возможно, не надо его натаскивать на конкретную специальность, проводя такие колоссальные затраты.

Чему учат детей в современной профильной школе? Техническое направление составляет около 46 процентов, потребность же в кадрах на рынке труда - 75-80 процентов. То есть мы заведомо закладываем на уровне профильного обучения в школе неправильные ориентиры, и можно ожидать, что не получим необходимых специалистов для развития экономики области. Вкладывая средства в профильную школу, мы нерационально распоряжаемся бюджетными финансами. В вузы поступают 67 процентов выпускников школ. Потребность же в кадрах с высшим образованием совершенно иная. Достаточно сорока процентов дипломированных специалистов, чтобы удовлетворить спрос рынка труда.

Главная задача - переход на нормативное финансирование школ. Теперь каждый муниципалитет знает, сколько он получит денег на учебные заведения, исходя из конкретного количества учеников. Какую бы сеть муниципалитет ни развивал, какие бы новации ни внедрял, его деньги все равно будут «привязаны» к количеству детей в школах. Мы ввели не жесткий норматив, предложив поправочные коэффициенты, учитывающие конкретную ситуацию. Никто при этом не пострадал, поскольку нормативы индивидуальны по каждому муниципальному образованию. Но норматив этот стабильный и на долгие годы.

На втором этапе муниципалитеты должны довести нормативы до каждого образовательного учреждения. Такой подход создаст такую мотивацию в работе школы, которая будет сориентирована на количество учеников, а не на численность педагогического и технического персонала.

Качество сдачи ЕГЭ определит размер дополнительного финансирования для школ. В этом году мы уже выплатили премии тем школам, чьи выпускники показали наивысшие результаты по единому госэкзамену.