Как правило, в министерствах, ведомствах, иных органах исполнительной власти люди знают либо теоретическую часть того правового поля, в котором мы сейчас живем, либо отчасти практику, а в профсоюзе правовые работники - профессионалы и сведущи и в той, и в другой областях.

Мы живем в очень непростое время: за два года ощутили в полной мере последствия введения 122-го закона. Появились комплексные проекты модернизации образования. Идет очень непростой процесс в тех территориях, которые реализуют КПМО. Круг этих регионов будет год от года пополняться, и мы прекрасно понимаем, как сложно работать правовым инспекторам в этой ситуации.

В нашем профсоюзе есть специалисты по правовой работе, но нам сегодня нужны не только опытные юристы, но и опытные экономисты, так как вводятся новые системы оплаты труда. У нас на этот счет есть своя позиция, поэтому руководителям территориальных организаций профсоюза пришлось давать поручения правовым инспекторам и тем включаться в незнакомый им процесс разработки нормативно-правовой базы, анализируя все те элементы систем оплаты труда, с которыми нам трудно согласиться. Я понимаю, сколько сил, внимания, заботы пришлось уделить правовым инспекторам в этот момент всем учреждениям и работникам, органам управления образования, которым они помогали. Правовые инспектора работали и работают, как пожарные команды, пытаясь в этой ситуации нивелировать остроту тех проблем, которые возникают при введении новых систем оплаты труда.

Интересно, что уже сейчас, на исходе второго года внедрения новых систем оплаты труда, те, кто был авторами, соавторами или просто сторонниками этого нововведения, начинают понимать болевые точки этих систем. В одной из педагогических газет я недавно прочитала мнение реформаторов о НСОТ. Говорят они буквально теми же словами, какими мы говорили, оценивая новые методики в самом начале их внедрения.

Профсоюзы не любят в любой стране, будет неправильно, если нас начнут любить, значит, мы будем плохим профсоюзом. Я должна расстраиваться, когда слышу: «Вот эти профсоюзы, опять они нам мешают, не дают ничего внедрять!» Вроде бы нас упрекают в том, что мы догматики и консерваторы. Просто нас беспокоит то, что законодательство исполняется очень избирательно. Когда нужно сделать какие-то вещи в рамках изменения кадрового состава или еще чего-то, сразу вспоминают, что произошло что-то в нарушение закона и за это нужно наказать. Если хотят руководителя снять или наложить взыскание, то вспоминают о законах и ссылаются на них. Если же внедряют что-то с федерального уровня в нарушение действующего законодательства, то на это не обращают внимания. К сожалению, в нашем государстве это сегодня стало болезнью.

Я думаю, что чиновникам в России мы уже надоели, потому что мы действительно не кричим, не говорим: «Долой!», а настоятельно следуем главной позиции и призываем их: давайте соблюдать то законодательство, ту законодательную базу, в рамках которой мы работаем. Если вы хотите что-то изменять, давайте сначала внесем изменения в законы, в ту нормативно-правовую базу, которая уже есть, а потом уже будем делать те или иные шаги по реформированию системы образования.

Сегодня, конечно, очень сложная ситуация с новыми системами оплаты труда для федеральных учреждений. Мы прошли очень непростой путь, когда вместе с Министерством образования и науки РФ готовили первые и основные системные подходы, формировали профессионально-квалификационные группы, спорили, дискутировали. Но при этом прекрасно понимали, что самым сложным будет момент, когда нужно будет решать вопросы: утверждать нам все-таки базовые ставки и оклады или не утверждать; какими должны быть минимальные гарантии по оплате и какие нужно выделить средства на систему. Это самое сложное, что у нас сегодня есть, вот почему появляются дополнительные проблемы в жизни страны: нет системности и последовательности в развитии тех или иных процессов, непонятно, какова логика развития в стране. Пока нет уверенности в том, что если сегодня определили путь, то затем будем ему следовать.

В этом году произошло повышение зарплаты. Да, мы можем высказать неудовлетворенность, что она повышается ненамного, но это все равно шаг вперед. Если объявить на весь мир, что у наших бюджетников зарплата повышается на 14-15 процентов, что мы все учитываем и народ все радостно воспринимает, все порадуются за нас. Но в какие мучения потом превращается процесс реализации тех обещаний, которые даем не мы (хотя мы ведем переговоры, настаиваем на повышении зарплаты, но обещания дает власть). Если власть хочет, чтобы к ней продолжали относиться с уважением, то она должна выполнять то, о чем заявляет всенародно, и следовать этому.

Сложность ситуации определяется еще и тем, что каждый регион «варится в собственном соку»: где-то ввели новую систему оплаты труда, где-то проиндексировали зарплату, где-то ее увеличили через стимулирующие выплаты и так далее. Ситуация несколько размытая. В большинстве территорий зарплату проиндексировали, и в сложном положении оказались федеральные учреждения профессионального образования.

Во многих субъектах РФ по инициативе профсоюза проводится мониторинг, потому что мы продолжаем находиться в споре. Нам говорят, что была проиндексирована зарплата ровно на 14 процентов, а мы видим реальную ситуацию и говорим, что этого сделано не было. На заседании РТК будет непростой разговор. Сделан запрос в Минфин РФ о том, как индексировалась оплата труда. Мы понимаем, что Минфин найдет тысячу оправданий и обоснований того, что все сделано нормально, что вся ответственность лежит на руководителе каждого учреждения, но намерены отстаивать интересы педагогов.

Надо сказать, что в перспективе будут ужесточаться требования (вплоть до применения штрафных санкций) к руководителям учреждений. Эти тенденции уже явно проявляются, нас это очень беспокоит. Мы понимаем, что каждый руководитель берет на себя большую ответственность, что у него достаточные полномочия, но самое главное, чтобы не было излишней кампанейщины и излишней увлеченности этим процессом. Сегодня правовики, которые работают в Сибирском и Южном федеральных округах, понимают, как сложна реорганизация и создание федеральных университетов, так как при этом затрагиваются интересы сотен работников системы образования. Ведь для того, чтобы повысить зарплату одним, увольняют других, закрываются учреждения, возникает масса правовых вопросов. Судьбы людей во многом зависят от того, насколько юристы и руководители профсоюзных организаций стоят на страже их интересов.

Сейчас будет продолжаться процесс развития и внедрения автономных учреждений, это тоже непростой вопрос. Уже есть проект федерального закона, который говорит о том, что скоро будут созданы 17 федеральных вузов и возникнут новые сложности, а все взоры будут обращены на нашу правовую службу. Тем более что информацию о происходящих нововведениях и профсоюзные организации, и исполнительные органы в регионах получают в основном от нас. Федеральный уровень ведь часто увлечен общими проблемами, а информирование иногда считает чем-то не очень важным. Между тем мы прекрасно понимаем, что руководители в системе образования несут ответственность и за то, о чем их вовремя не проинформировали.