Тому много причин, тем не менее пока та система, которая сегодня есть, в первую очередь оплачивает урочную нагрузку, это стимулирует учителей давать уроков как можно больше. Эту ситуацию призвана преодолеть НСОТ, которая вводится сегодня во многих регионах РФ.

Серьезный показатель при этом - соотношение средней зарплаты по промышленности и в сфере образования. В некоторых регионах зарплата в образовании превышает среднюю в экономике: в Дагестане на 10 процентов, в Тыве почти на 30, такая же картина в Магаданской области, Алтайском крае, Республике Кабардино-Балкарии. Но в регионах-донорах зарплата педагогов отстает от средней по экономике: в Санкт-Петербурге она составляет 79 процентов, в Москве - 74, в Тюменской области - 42 процента, хотя НСОТ была в этом регионе введена еще в 2003 году. Реализация НСОТ по-разному складывается в регионах: в Республике Чувашии средняя зарплата педагогов выше, чем в экономике, в Волгоградской области - ниже, а в Московской области половина учителей получают зарплату выше, чем в экономике, а половина - меньше. Вообще есть парадокс: в богатых регионах учителя получают существенно меньше, чем в промышленности, а в бедных регионах педагоги стали привилегированной группой, уж точно получающей не меньше, чем получают в промышленности.

НСОТ предполагает введение стимулирующих выплат. Есть ли это где-то еще в мире или это исключительно русский вариант? Нет, в мире стимулирования оплаты труда за результаты достижений учащихся, а не за собственные достижения учителя практически нет. Стимулирование - российская новинка, она апробируется в КПМО и ставит заслон урокодательству. Но на введение НСОТ в регионах наблюдается острая нехватка средств, поэтому, наверное, рекомендуемое министерством соотношение базовой части ФОТ к стимулирующей как 70 к 30 практически нигде не соблюдается. Дифференциация в оплате труда учителя за счет базовой части составляет примерно 1,5, больше не получается, но она может быть увеличена за счет стимулирующей части. Однако очень мало регионов в рамках КПМО в состоянии обеспечить 30 процентов стимулирующей части. В той же Чувашии даже 10 процентов стимулирующей части - очень большая проблема, так как нет дополнительного финансирования. Саратовская область с трудом дотягивает до 12 процентов. Тут нас подстегивает МРОТ: то, что регионы зарезервировали на повышение оплаты труда учителей, было съедено повышением зарплаты обслуживающего персонала, чтобы они получали за ставку не менее 2700 рублей. Средняя доля стимулирующих выплат в общем объеме ФОТ по другим территориям не превышает 20-22 процентов.

Мы считаем, что в регионах были изысканы резервы. Они связаны в первую очередь с соотношением педагогического и непедагогического персонала, мало кто сейчас дотягивает до границы в 70 процентов (45 процентов чаще всего - педагоги, все остальное - непедагоги). Второй резерв связан с наполняемостью классов, повышением соотношения «ученик - учитель», у нас раздуты штаты, и именно тут нужно искать резервы. Третий резерв - в возможностях сетевого взаимодействия, укрупнении старшей школы, в обеспечении выбора на старшей ступени за счет интеграции и кооперации учебных заведений. Часть регионов могут добавлять средства за счет повышения уровня своего экономического развития и повышения в целом бюджетной обеспеченности. НСОТ может работать только в тех условиях, когда фонд оплаты труда постоянно возрастает. На этапе перехода в тех ограничениях, которые есть сейчас, это может привести к тюменскому эффекту, когда 2300 учителей были сокращены.

При введении НСОТ есть несколько эффектов. Первый - очень трудно идет переход на «ученико-часы». У нас в школах низкая наполняемость, учителя говорят, что они не отвечают за наполняемость классов, и это не их задача. Да, это кнут, мы понимаем это, как и то, что кнут этот жесткий и вызывает наибольшее сопротивление. Учет всей другой работы педагоги приветствуют. Второй эффект заключается в том, что происходит экономическое стимулирование работы учителя в школе в режиме полного дня. А собственно стимулирование за качество труда, за успехи учащихся, за достижения, за изменение отношения к ученику, мы считаем, работает пока слабо.

В регионах, участвующих в КПМО, было проведено прогнозирование рисков. Регионы к дифференциации не готовы, но главное не в этом, а в том, что учителя не готовы к оценке своей деятельности. То, что кто-то будет думать об их зарплате, вызывало категорическое несогласие и отторжение. Нам предлагали любые советы, но в основном педагогические. То, что работу учителя станут оценивать родители и что-то диктовать школе, рождало недовольство практически везде. Конечно, в массовом порядке представление относительно того, что должен получить ребенок и каким стать в школе, что хотят сами родители, весьма расплывчато и невнятно, поэтому делать оценку формальной, выхолостить содержание общественной оценки очень легко, но допустить этого нельзя. Если общество не дозрело до ответственного контроля, значит, выхолостят. В тех регионах, где есть сильный директорский корпус, где есть контакт между региональным, муниципальным уровнями и корпусом директоров, есть мотивация к введению НСОТ. Но в прошлом году одномоментное увольнение директоров в Самаре и в Тольятти выглядело федеральным скандалом.