..Нынче появилась еще одна беда - спекуляция вокруг школ ради политического и прочего пиара. Спекуляция разворачивается вокруг так называемого закрытия школ в мегаполисах. Спекулянты начинают, что называется, за здравие - с протеста против закрытия сельских школ (причем дальше критических всхлипов дело не идет), а продолжают банальным враньем во имя защиты тех или иных корыстных интересов. Поскольку мало кто затрудняет себя серьезным анализом того, что происходит с той или иной конкретной школой, из публикации в публикацию путешествуют одни и те же факты, сопровождаемые все теми же страстными восклицаниями и призывами. Чаще всего речь идет о московских школах, ведь они рядом, никуда не нужно ездить, к тому же поскольку богатой столице всегда завидуют, пишущие уверены, что ее критика вызовет соответствующий отклик в регионах.

Откуда взялось утверждение, что в Москве закрывают школы? Его вбросил в жаждущие критических фактов души представитель фракции КПРФ. Не серьезный депутат, к чьему мнению все относятся уважительно, а помощник депутата на общественных началах, который взялся защищать школу, расположенную в Юго-Восточном округе Москвы. Эта школа находилась некогда в аварийном здании, и город решил построить для нее новое. Когда новостройка открылась, в ней насчитывалось около 200 учеников, которым предстояло учиться в роскошном новом здании на тысячу. Поначалу никто и не помышлял, что нужно производить какие-то шаги по реорганизации. Директору предложили, во-первых, вместе с педагогическим коллективом разработать программу развития школы, во-вторых, хотя бы приблизительно посчитать, как экономически школа может существовать в условиях «недогрузки». Разрабатывать программу директор не захотела - дескать, будет новое здание, дети сами набегут, тогда и будем думать о том, как развиваться. А уж об экономике и вовсе размышлять не намеревалась - школа государственная, вот государство и должно ее содержать. Добрать учеников до проектной тысячи директор хотела очень интересным образом - забрав из приютившей детей школы Южного округа не только своих, но и вообще всех учеников. Такой своеобразный вариант сказки о лисе и зайце, если представить, что хитрая лиса забрала не лубяную избушку зайца, а присвоила все ее содержимое. Кроме нового здания у бывшей аварийной школы нет ничего, что могло бы привлечь новых учеников: имени, интересной образовательной программы, системы дополнительного образования. Ни-че-го! Можно было, конечно, ждать, когда в ближайших микрорайонах выстроят новые дома и заселившиеся в них семьи от безвыходности и в условиях отсутствия выбора приведут туда своих детей. Весь вопрос в том, сколько потребуется ждать и (что очень важно!) на какие средства при нормативном финансировании будет существовать школа, в которой 200 учеников. Не открою секрета, ибо так было по всей стране: в самом начале введения нормативного финансирования школы в мегаполисах попали в неравное положение. Те, что учили тысячу, могли себе кое-что позволить в плане развития, те, что имели всего пару-другую сотен учащихся, с трудом наскребли бы на зарплату учителям. Как выживают малые? Собирают родительские деньги. Правильно ли это? Преступно и преследуется по закону. Но школа в Юго-Восточном округе Москвы на вопрос о том, как будет выживать, отвечала бодро: будем оказывать платные образовательные услуги. Однозначно такая школа может превратиться только в псевдогосударственную - в государственном здании, но с принципами деятельности по модели частной школы.

А теперь аккорд в истории со школой в Юго-Восточном округе: чтобы рационально использовать новое здание, на его базе решили создать новый коллектив, переведя в него знаменитую по всей России школу «Ковчег» (400 с лишним детей). Казалось бы, налицо реальный государственный интерес, чтобы школа, пользующаяся уважением и спросом, улучшила еще и условия своей жизни, а школа, в которой мало учеников, сохранила контингент ребят и педагогический коллектив. Но тут возник другой интерес - личный. По справедливости директором объединенной школы должен стать директор «Ковчега», а директор малой школы - его заместителем. Но амбиции директора малой школы оказались такими большими, что возник большой скандал под надуманным лозунгом «В Москве закрывают школы!». Парадоксально, но учителя (не могу назвать их педагогами) малой школы в экстазе восклицали: «Не хотим работать в школе, где будут учиться и дети-инвалиды!»

Вторая знаковая история, которая разворачивается в СМИ, это история объединения школы №27 и школы №354, которые располагаются в центре Москвы. Открытую сменную (а проще - вечернюю) общеобразовательную 27-ю школу некоторые журналисты называют единственной и несравненной, так как там есть интенсив и экстернат, так как там учатся дети-музыканты, дети-спортсмены, дети-актеры, а также те ребята, которые по тем или иным причином не могут или не хотят учиться в обычных школах. В 27-й учились всегда дети из Москвы и Подмосковья, она была уникальной по своей программе обучения: тут были классы интенсива и экстерната, за год можно было окончить 10-й и 11-й классы. В 27-й использовали систему сочетания заочного и очного обучения вечерней школы, а еще создали индивидуальные маршруты для учеников. Но в этом смысле 27-я давно не единственная и уникальная, многие бывшие вечерние школы работали и работают так. Однако Центральный округ относился к ней со всем почтением и ходатайствовал перед правительством Москвы и Департаментом образования о реконструкции старого здания. На работы правительство Москвы выделило 300 миллионов рублей, реконструкция успешно была проведена, здание подготовлено к приему предусмотренных по проекту 550 учеников. Но пока шли работы, ситуация в столице изменилась. И в школе №27 тоже. Совсем недавно в этой школе было 700 учеников, которых привлекала возможность быстро получить качественное образование, но за несколько последних лет таких школ в столице стало намного больше. И интенсив есть теперь во многих, и экстернат, а уж об индивидуальном графике обучения и говорить не приходится - это вошло в практику работы многих школ. (Даже в Центральном округе так работают, например, школы №№ 497, 325, 57, 88, в каждой из них более 500 учащихся.) Так обстоят нынче дела не только в центре: если раньше ребята ездили со всех концов Москвы и Подмосковья на Старую Басманную улицу, в центр столицы, то теперь они нашли школы по соседству, в которых столь же успешно и с учетом их индивидуальных особенностей могут дать качественное образование, подготовить к сдаче ЕГЭ и поступлению в вузы. Это, кстати, очень хорошо понимала директор 27-й, в которой на 1 июня 2010 года осталось всего 178 учеников и на различных занятиях одновременно присутствовали лишь от 100 до 150 ребят. Директор уходила на пенсию, но судьба школы ее волновала, а потому она предложила Центральному окружному управлению образования объединить ее с какой-то из престижных школ, расположенных поблизости. Управление предложение приняло и решило объединить 27-ю с близлежащей средней общеобразовательной школой с углубленным изучением математики и биологии №354

им. Д.М.Карбышева. Эта школа - одна из лучших в округе, победитель различных федеральных и московских конкурсов, национальных программ, конкурса инновационных программ развития в рамках приоритетного национального проекта «Образование», славящаяся системой непрерывного экологического образования. Естественно, экологический центр 354-й стал методическим социально-производственно-педагогическим комплексом Басманного района, Центрального округа Москвы, Мосводоканала. Тут работает детский научно-исследовательский центр по изучению живой природы, создан мини-зоопарк. Но главное то, что в 354-й высокий уровень изучения предметов естественного и математического циклов, иностранных языков. То есть для объединения 27-й предложили очень удачного и уважаемого партнера. Но три завуча 27-й заняли резко отрицательную позицию. В вышестоящие инстанции полетели родительские письма с требованием разобраться с «произволом властей, закрывающих замечательную школу». (Когда в окружном управлении встретились с родителями - авторами писем, те признались: писали по инициативе некоторых представителей администрации школы №27.) В результате подробного разбора ситуации родители высказали мнение, что предложенный вариант слияния школ их устраивает.

А теперь посмотрим правде в глаза. В 27-й школе - 178 учеников, в 354-ю каждый год стабильно более 300 родителей хотят отдать своих детей в первый класс, школа же может принять не более 75 человек. Как соотносятся интересы 178-й и 354-й? И чьи интересы нужно соблюдать, не тех ли детей, что живут близ 354-й школы?

Государственный интерес в этом случае состоит, как мне кажется, в том, что объединенная школа - центр образования №354 сможет не только наиболее эффективно реализовывать общеобразовательные программы начального общего, основного общего, среднего (полного) общего образования, программы углубленного изучения математики и биологии, программы дополнительного образования различной направленности, но и оказывать дополнительные образовательные услуги, сохранив при этом различные формы обучения (в том числе интенсив), зачетно-лекционную систему для учащихся, совмещающих обучение в учреждениях дополнительного образовании. Уже сегодня ясно, что будут созданы индивидуальные траектории развития учащихся, условия для обучения мотивированных школьников и в основном профессионально сориентированных подростков для реализации их профессиональных образовательных интересов. Оптимальное использование учебных площадей двух зданий позволит увеличить образовательное пространство по углубленному изучению математики и биологии для жителей Басманного района и в целом Центрального округа, обеспечить занятость здания школы №27 в течение всего учебного дня. Речь идет о создании уникальной модели мультипрофильной школы, где полностью будет удовлетворяться социальный заказ на образовательные услуги каждого жителя московского мегаполиса, будут учитываться интересы всех участников образовательного процесса: и педагогов, и родителей, и учащихся.

Такие примеры говорят о том, что московские школы не исчезают с образовательной карты столицы, а становятся моделями, приближающимися к той «Нашей новой школе», о которой говорит в своей инициативе Президент РФ Дмитрий Медведев.

Конечно, при объединении школ учитываются и экономические интересы, но обвинения в том, что во главе угла стоит исключительно экономия средств, для Москвы не состоятельны, ибо уж на чем на чем, а на образовании столица никогда не экономила. И здания новые тут сдают каждый год, и зарплата учителей растет из года в год, достигнув самой высокой планки в стране. В процессе рационализации столичной системы образования прежде всего решаются проблемы повышения качества образования и его престижности, удовлетворения запросов родителей на обучение их детей.

В Москве школы объединяются в интересах государства и его граждан. Так появился, например, Центр образования №109 Евгения Ямбурга, так укрупнилась фактически до центра образования знаменитая московская гимназия №1520 имени Капцовых, взявшая под свое крыло обычную, ничем не примечательную среднюю школу по соседству и сразу резко поднявшая уровень обучения в ней. Государственный интерес в том, чтобы дети попадали в такие школы, которые в полном смысле слова уже сегодня можно называть Школой будущего или нашей Новой школой. Только вот лозунги о Школе будущего и Новой школе произносить ныне горазды все, а о сути грядущих изменений задумываются далеко не все.