23 июля 2010 года покончила с собой учительница математики Надежда Ивановна Удальцова. Весть быстро распространилась, все недоумевали, кто-то ляпнул: «Все дело в том, что ее ученики неудачно сдали ЕГЭ». Дескать, оставила записку и ЕГЭ во всем обвинила. Была записка или нет - неизвестно. Между тем следователи Островского межрайонного следственного отдела ломают голову, пытаясь понять, что заставило уважаемого всеми человека так обойтись с собственной жизнью. Хотя сведущим людям ясно: Надежда Удальцова не выдержала ежедневных пыток. Кто пытал?..

Заброшенная школа, в которой она до 2005 года была директором и учителем математики, располагается прямо перед окнами ее дома. Изо дня в день Надежда Удальцова видела, как разрушаются стены, как зарастает травой некогда ухоженный участок, как, лопаясь, осыпаются стекла. Та самая школа, мимо которой ее (по удивительному совпадению) в день 58-летия пронесут односельчане и собственные дети.

Надежда Ивановна Удальцова родом была из Дновского района Псковской области. После окончания Псковского государственного педагогического института приехала по распределению учителем математики в Михалкинскую основную школу, а с 1978 по 2005 год работала директором Крекшинской восьмилетней. И школа та была хорошей, и директор умным, и ученики победителями предметных олимпиад районного и областного уровней. И дети Удальцову любили, и педагоги уважали как честного, справедливого, порядочного человека. Но школа попала под молотилку оптимизации и была закрыта. Надежде Удальцовой до пенсии оставалось два года. Наверное, надеялась, что уйдет на пенсию со своей должности, что проводят ее с почетом, как и подобает провожать директора, славно проработавшего много лет, однако все получилось совсем не так. Два года до пенсии нужно было доработать. Должности директора в другой школе ей никто не предложил - там были свои директора, нашлось (и то хорошо!) место учителя математики в школе Выбора. Справедливости ради надо заметить, что с директором Выборской средней школы Новоржевского района Валентиной Васильевой у Надежды Удальцовой отношения были хорошие. Ведь Васильева когда-то после окончания института работала в школе, где была директором Удальцова. Так, спустя годы, они поменялись местами.

Надежда Ивановна была обычной сельской учительницей - помимо школы, еще и огород, и лошадь, и корова, и куры. Хозяйство, одним словом, требующее много сил. Два десятка лет проходили в привычной колее, ведь дом был рядом с работой, а тут начались поездки на автобусе: в восемь утра уже в Выборе, к четырем-пяти - дома.

Но не физическая нагрузка заедала Удальцову, и даже не маленький заработок. Душа болела, и как следствие обострилось заболевание щитовидной железы.

Душевный дискомфорт и плохое самочувствие не могли не сказаться на психологическом состоянии Надежды Удальцовой. В середине учебного года она даже хотела расторгнуть договор и уйти из школы, но ее упросили остаться. Дочери она сказала так: «Пропал интерес к жизни. Не понимаю, что со мной. Все грустно, все меня доконало». Договор и в самом деле закончился вместе с окончанием учебного года, а заключить новый никто не предложил. Можно себе представить, что было на душе у Надежды Ивановны - настоящие педагоги ведь своей жизни без работы не представляют. Вот и она не представляла, а потому и поступила со своей жизнью так жестоко...

На выпускном вечере в девятом классе она напутствовала ребят, читала им стихи, словно прощалась надолго, вот только никто не мог представить, что прощание-то со всеми и навсегда.

Сегодня уже практически не важно, какой была та частная причина, по которой ушла из жизни Надежда Удальцова. Есть одна общая, можно сказать, глобальная причина плохого психологического состояния практически всех учителей России. Конечно чиновники, которые принимают решения о закрытии школ, перед собой конкретных Удальцовых не видят, у них в глазах сэкономленные бюджетные средства, те копейки, которые мало что решают для бюджета страны. Судьба же учителей их не тревожит: молодые будут ездить, пожилые пусть уходят, никому не нужны...

Всегда удивляюсь, как те, кто больше всего на словах ратует за внимание к человеку, к учителю такое внимание проявлять ленятся, словно учитель для них раб на галерах, а вовсе не интеллигент, воспитывающий будущих граждан страны. Вполне возможно, что чиновники уже давно забыли, что и сами должны быть интеллигентами, а не бухгалтерами, подсчитывающими экономию. Никого им не жаль: ни детей, вынужденных ездить на раздолбанных автобусах в районные центры по жутким дорогам; ни учителей, выматывающих души на работе, становящейся не любимым делом, а каторгой; ни сел, которые без школ скоро исчезнут с карты страны. Исчезнут села-кормильцы - как жить будем?

Некогда так поступили с отечественной наукой, ученые подались в дальние страны, теперь мы готовы вкладывать большие деньги, чтобы вернуть их домой. Некогда мы так же отнеслись к дошкольному образованию, а теперь сказками, ласками, миллионами пытаемся возвратить разбазаренные здания. Но учитель не здание, его ударными темпами заново не выстроишь.

Учителя остаются последними патриотами России, которые готовы работать за идею. Жестким и равнодушным отношением чиновники убивают в них это желание. Напрасно они рассчитывают, что на место ушедших придут молодые учителя и заменят их. Нет, молодые, видя, как поступают с их старшими коллегами, уже намного прагматичнее. Старшее поколение могло ради учеников работать без зарплаты, терпеливо ждать задержанных отпускных, молодые же на такие жертвы не пойдут.

Надежда Ивановна Удальцова ушла из жизни в Год учителя. А может быть, в Год равнодушия к учителю, которое проявляют власть имущие, интересующиеся политикой, экономикой, личной жизнью, но только не судьбой педагогов. Конечно, они будут радостно и бравурно отчитываться о том, как прошел этот год, но кто из них возьмет на себя ответственность за то, что именно в этом году на одного замечательного учителя в России стало меньше?