Комментарий «УГ»

Анатолий МИХАЙЛОВ, ведущий специалист Комитета образования администрации Лужского муниципального образования:

На капремонт средств не осталось

У нас категорически запрещено проводить ремонт школ в присутствии детей. В целях безопасности и охраны здоровья. Школа заканчивает работу в июне, приемка проходит в начале августа, поэтому на ремонт отведен фактически один месяц - июль. Конечно, ограниченность времени создает определенные трудности. Многое зависит от того, какие ремонтные работы будут производиться. Одно дело - покраска стен, потолков в недавно построенной школе, другое дело - те же работы в стареющей школе, а стареющие у нас почти все. Чем старее школа, тем больше вложений в нее требуется. Как правило, ремонт начинается с кровли. Мягкие кровли мы в основном все заменили. Требует замены электрика почти в каждой школе. Сейчас другие требования, другая нагрузка на сети. Нужна другая освещенность, другие светильники, надо менять алюминиевую проводку, которая везде осыпается. Финансирования, выделяемого на ремонт школ, недостаточно, и это одна из острых проблем.

С 2007 года в районе работала муниципальная целевая программа по капитальному ремонту школ. По ней было комфортно работать, потому что она обеспечивала стабильное финансирование. Благодаря программе в 2009 году мы сделали ремонтных работ на 16 миллионов рублей. Это, конечно, небольшой объем, но достаточный для того, чтобы поддерживать материальную базу школ.

В этом году все изменилось. У нас было две программы: по ремонту школ и по пожарной безопасности. В рамках последней мы должны были оснастить все школы пожарной сигнализацией. Программа рассчитана до 2012 года, однако этот срок был подкорректирован, и теперь пожарной сигнализацией надо оснастить все школы к сентябрю 2010 года. Поэтому мы были вынуждены перекинуть средства на выполнение этой программы. На капремонт школ денег не осталось. Правда, нам помогает область. Выделено более пяти миллионов рублей на подготовку школ к учебному году, они уже распределены, и мы по ним работаем. Уже сделан ремонт в четырех школах. Хотя нам нужно было бы средств в три раза больше. В идеале каждой школе, чтобы она не разрушалась, в год нужно давать два-три миллиона рублей.

Наталья АЛЕКСЮТИНА, Луга, Ленинградская область

Директор лужской школы №3 Римма Васильевна Шаферичева убеждена, что деньги и хорошие рабочие решают все. Но, увы, квалифицированных каменщиков, столяров, маляров, штукатуров сегодня трудно найти. А без них ремонт превращается в балаган.

- Нам предлагают свои услуги приезжие работники, но они, как правило, не имеют никакой квалификации и на вопрос, умеешь ли класть плитку, штукатурить, отвечают: научусь. Но почему школа должна быть подопытным кроликом? Мы от подобных услуг категорически отказываемся и живем в вечном поиске. Приходится через родителей, знакомых искать мудрых и опытных, у кого еще хватает здоровья делать свою работу. Когда-то школы пользовались услугами технического персонала, который мог выполнять косметический ремонт. Но сегодняшним «техничкам» уже далеко за 60 лет, и они не в состоянии заниматься ремонтными работами.

- А разве технический персонал (технички, гардеробщицы) имел квалификацию строительных рабочих?

- Нет, но они приобретали ее в процессе сорокалетней, тридцатилетней работы в школе. Поверьте, в покраске валиком многие достигли истинного мастерства. За десятилетия люди становились малярами, и им можно было смело доверять. Правда, большую помощь сейчас нам оказывают ремонтные бригады учеников 9-10-х классов (с оформлением на работу и оплатой за труд).

Следующая «ремонтная» проблема - деньги. За учебные расходы у нас отвечают федеральный и областной бюджеты, а за содержание зданий - областной и муниципальный в разрезе подушевого финансирования. Сколько детей, столько средств должно быть выделено. В этом году мы получаем деньги согласно контингенту по одной тысяче рублей на ученика для содержания зданий. Нашей школе выделено 890 тысяч рублей, что, конечно, крайне мало. На эти деньги можно только довершить ремонт крыши в двух зданиях, причем в здании начальной школы только частично, над спортивным залом, а что касается металлического покрытия основного учебного корпуса, то это требует гораздо больших вложений. В нашей самой большой школе района два здания: начальной школы и основной. Это типовые трехэтажные здания, где в одном учатся 320 детей, в другом - 560. Одному зданию - 60 лет, оно еще крепкое, но его металлическая крыша проверку временем не выдерживает. Когда выделялись средства, мы ее красили антикоррозийной краской, но сегодня крыша уже похожа на сито. Естественно, и некачественность материала тому виной. Ремонты производились в период перестройки, когда большие заводы были закрыты. Поэтому пользовались услугами артельных организаций: покупали трубы, сантехнику. Внешне труба, скажем, соответствовала нормативу, а через год-два она становилась фонтаном, потому что толщина стенок была различной. В целом здание давно нуждается в капитальном ремонте.

В прошлые годы мы получали достаточно средств из муниципального бюджета на автоматическую пожарную сигнализацию. Но сейчас идет постоянное ужесточение требований к той же системе АПС. Например, мы установили хорошую систему, потом нужно было подключить ее к центральному пункту, потом организовать речевое сообщение по школе... Последнее усовершенствование, например, можно оспорить. Когда в нашем трехэтажном здании работает АПС, все исключительно слышно не только нам, но и в ближних домах без всякого дополнительного речевого сообщения.

Каждая школа сегодня должна лицензировать медицинские кабинеты, а это требует определенных вложений. А если город не располагает такими средствами? Наша Луга примечательна как зона отдыха, курорт, значит, предприятий мало. Нет шефов. Деньги добывать сложно. А выделяемые средства уходят на небольшие проекты, требующие порой больших вложений. У нас, например, в начальной школе уже три года как приостановлена работа столовой из-за нарушений технологического процесса. Дети ходят через школьную территорию в столовую основного здания. Для того чтобы реконструировать столовую, требуется порядка двух миллионов рублей. Я предложила другой вариант и надеюсь осуществить этот проект. Причем комиссия учредителя одобряет его - перенести столовую на первый этаж в соответствии с новыми требованиями Рособрнадзора. Нам сказали, что на реализацию проекта требуется около пяти миллионов, и теперь мы живем надеждой, что с января 2011 года эти деньги будут выделены. Кстати сказать, у нас также есть идея строительства крытого перехода, если вдруг не получится сделать столовую, что по деньгам равнозначно.

- Римма Васильевна, если бы вас попросили ранжировать ремонтные задачи, что вы поставили бы на первое место?

- Прежде всего это крыша. С нее нужно начинать. В этом нас поддерживает и учредитель. Но здесь нюанс такой: ремонт мягкой кровли делается только в сухую погоду, поэтому длительный процесс согласования сметы всегда тревожит, а вдруг не успеем, вдруг пойдут дожди. Второе место, конечно, занимают окна. У нас осыпаются наружные рамы, простоявшие 50 лет. Так что крыша и окна - задачи первостепенной важности.

- Ваш алгоритм действий при ремонте?

- Мы находим организацию, которая составляет смету. После составления сметы сдаю ее на проверку в отдел капитального строительства учредителя. Смету проверяют от месяца до трех, нивелируют. Затем готовятся документы на котировку. Проходит тендер. На этом этапе минус в том, что «доделку» может выиграть другая организация. Мне кажется, если работа делается частями, то завершать ее должны те же люди, что и начинали. Потому что спрос должен быть с одного. А когда разные организации, то один валит на другого и крайнего не найти.

Право на работу выигрывает та организация, которая предлагает меньшую стоимость. Причем неизвестно, какими специалистами она располагает. И мы возвращаемся к вопросу о неквалифицированных рабочих. Дешевизну ставить во главу угла нельзя. Нужно смотреть на квалификацию. К примеру, в прошлом году у нас крышу чинили наши бывшие выпускники из класса, где я была классным руководителем, отличные кровельщики с семилетним стажем. И понятно, что было совсем иное отношение к работе: приятно было, что люди работают не вахтовым методом, когда уехали и забыли, где работали, а ответственно и добросовестно, понимая, что здесь учиться их детям.

- В процессе ремонта вы можете что-то подкорректировать?

- По мелочам - да, а по-крупному - тогда все нужно начинать сначала: изменение условий требует изменения стоимости. Я, к примеру, могу только изменить цвет краски и не более. Все делается согласно смете.

Меня мучает кроме состояния столовой ремонт спортивной базы. У нас два спортивных зала, они заняты полностью, и порой в них занимаются по два класса. Оба зала имеют недельную нагрузку 72 часа, а у нас количество классов и деление в старших классах выходит на 108 часов. Вся эта разница компенсируется за счет одновременных занятий мальчиков с девочками или двух классов. Залы заняты в послеобеденное время и вечером. Однако по новому законодательству они считаются не спортивными залами, а спортивными помещениями. Потому что в них нет достаточного количества метров, нет душевых, нет туалета при спортивном зале в здании начальной школы. Поэтому нам нужно либо произвести переоборудование, либо построить новый спортивный зал. Кроме того, наши залы расположены на втором этаже, а по новым требованиям они должны находиться на первом. У нас есть здание бывших столярно-слесарных мастерских, которое сейчас сдается в аренду пекарне, и нам бы хотелось оставить его в качестве спортивного помещения для целевых занятий: тренажеры, теннис, шахматы. Есть масса занятий, которые требуют небольшой высоты потолка. Причем это помещение могло бы работать и в вечернее время. Но ему нужен хороший ремонт. Мы его очень ждем. Впрочем, это могут быть и мастерские, главное, чтобы здание не ушло от нас - мы не так богаты, чтобы отдавать то, что имеем.

И, конечно, хотелось бы, чтобы у нас появились шефы, которые могли бы взять на себя часть наших проблем.

- Римма Васильевна, что вы хотели бы пожелать себе, как руководителю школы?

- Я бы хотела, чтобы к приоритетам, расставленным нами, прислушивались. Скажем, сегодня нужна замена электропроводки, а учредитель мне говорит: «У вас был ремонт электропроводки три года назад». Но три года назад ставили цокольные лампы по триста ватт. Теперь цокольные нужно менять на энергосберегающие. Их поставили - освещенность резко упала. Значит, нужно добавлять лампы, но не выдерживает сечение провода. А если бы вовремя это подкорректировали, проблемы не возникало бы.