Комментарий «УГ»

Андрей БАБУШКИН, председатель комитета

«За гражданские права»:

- Известно, что нелицензионный программный продукт (НПП) имеет около 80 процентов пользователей, а это не только коммерческие структуры. Специалисты утверждают, что все госструктуры «имеют гигантские запасы НПП». Вся страна работает в формате Microsoft, все госструктуры.

Возникает вопрос: можно ли судить граждан за то, что государство сделало для них за все эти годы создания компьютерной техники? Сегодня за нарушения в сумме 250 тысяч рублей каждый может получить 5 лет тюрьмы в колонии общего режима. И отвечать он будет не перед компанией «Майкрософт», а перед государством.

Известный перуанский экономист Эрнандо де Сото, изучающий страны с переходной экономикой и консультирующий правительства этих стран, предложил России поскорее перевести решение экономических проблем из уголовной сферы в арбитражную. Ведь такого рода террор (использование уголовного права) - инструмент нецивилизованного государства. Ни одно ведомство, ни одна организация не провели ни одной конференции, семинара, информационного совещания по предупреждению компьютерных преступлений. Большинство директоров предприятий, учреждений и не догадываются, что они потенциальные уголовники, нарушающие 146-ю статью УК, и им грозит реальный срок.

Нужен ли господину Нургалиеву рост низовой коррупции в связи с «активизацией» работы его подчиненных по вышеназванной статье? Если не нужен, то необходимо ввести систему предупреждений, чтобы цивилизованно решать проблему «нецивилизованных» пользователей.

Сергей рос домашним ребенком. Несмотря на слабое зрение, рано приохотился к чтению. Одним из верных друзей стал для него компьютер. Самым интересным занятием - его освоение. До сих пор в семье потомственных учителей (педагогом был дед, свою любимую литературу преподавала мама) «живет» собранный собственными руками компьютер. Стали с ним на «ты» и сестра, и мама.

На объявление Сергея (вот незадача!) никаких предложений не поступало более месяца. И как же обрадовался наш «компьютерный Самоделкин», когда в середине марта позвонил мужчина. Он представился сотрудником автосервиса, пожаловался на затруднительное положение, попросил помощи - мол, «полетел» компьютер. Нужно срочно восстановить программы.

«Помогу, конечно!» - с радостью отозвался юноша. Удивительно, что «компьютерный гений» не удосужился посмотреть в Интернете информацию о незаконности использования нелицензионных программ, а ведь тот переполнен рассказами о криминальных историях, начавшихся с таких же звонков. Даже программы («Фотошоп» стоимостью более 1000 долларов, «Компас» - около 2500 долларов) указаны те самые, которые заказал ему по телефону мужчина, назвавшийся Тимуром. Этот «работник автосервиса» звонил восемь раз - напоминал о заказе. Сергей добыл нужные программы - скачал из Интернета и в предвкушении заработка (обещано было четыре с половиной тысячи рублей) помчался по указанному адресу. Как оказалось, ехал он навстречу своей судьбе, которая на сей раз делала крутой вираж. Домой юноша уже вернется «преступником». Конечно, можно теперь упрекнуть Сергея Царькова в потере бдительности, ведь знал же он, что распространяет нелицензионные программы. Но вот о том, что такое проверочная закупка (не путайте с контрольной. - Н.Т.), наивный юноша не знал. А он ехал 19 марта именно на проверочную закупку. И приглашал на нее по телефону не кто иной, как оперуполномоченный ОБЭП окружного УВД города Москвы. И прибыл с нелицензионными дисками наш незадачливый «продавец» в ловушку... Была установлена кинокамера, понятые уже дожидались своего часа, чтобы засвидетельствовать совершенное преступление.

Вот как об этом говорит сухой язык протокола: «19 марта 2010 года примерно в 14 часов 45 минут в офис «Евромаркет» прибыл С.В.Царьков... Затем он установил на жесткий диск, находящийся в системном блоке, программы, находящиеся у него на носителях, а именно: Виндоуз ИксПИ Профессионал (русский), Майкрософт Офис 2003 Профессионал (русский), Фотошоп ЦСЗ, систему твердотельного моделирования «Компас». После полного взаиморасчета в кабинет вошли сотрудники ОБЭП УВД и объявили о проведении проверочной закупки, после чего С.В.Царьков добровольно выдал денежные средства в сумме 4500 рублей, пояснив, что получил их за установку нелицензионного программного обеспечения и что программы были им скачаны из Интернета».

Мышеловка захлопнулась. С подследственным у сотрудников правоохранительных органов проблем быть не могло. Сергей Царьков всегда привык говорить правду, как учил его дед, ветеран войны и труда, как с детства воспитывала мать-учительница.

Но именно мама начнет задавать неудобные вопросы, обращаться в прокуратуру, в Общественную палату, напишет в редакцию «УГ». Как же так? По сути дела, работники правоохранительных органов занимаются провокацией? Ведь они заранее готовят место преступления, ставят ловушку-мышеловку и начинают загонять в нее простачков. Разве можно таким образом пригласить на контрольную закупку действительно криминальную личность? Ясно, что в мышеловку попадет очередной простодушный Самоделкин типа моего сына». Все эти вопросы Вера Васильевна задавала и мне, сидя в редакции. Ее сыну после всех перипетий было предъявлено обвинение по ч. 3 статьи 146 УК РФ «Нарушение авторских и смежных прав» (максимальное наказание - до 6 лет заключения и штраф до 500 тысяч рублей) и ч. 1 ст. 273 УК РФ «Создание, использование и распространение вредоносных программ для ЭВМ» (максимальное наказание - до 3 лет лишения свободы со штрафом до 200 тысяч рублей).

«Обстоятельства, смягчающие наказание, по делу не установлены» - так написано на последнем листе обвинительного заключения (оно занимает со всеми приложениями 24 страницы).

Как показывает практика, привлечь по статье 146 могут за сбыт и хранение контрафактной продукции. Так, жителю города Березники Пермского края за сбыт нелицензионных дисков «Консультант Плюс» назначено наказание в виде 8 месяцев лишения свободы (условно). Кстати, в Пермском крае в 2009 году было заведено 21 уголовное дело по пресловутой статье, и почти все эти дела связаны с незаконным использованием программы «Консультант Плюс». Сыщики нашли золотую жилу. И вот что интересно: в семи случаях представители правообладателя (даже при крупном ущербе более 250 тысяч рублей) исковые требования к нарушителям отказались предъявить. Так чьи интересы защищают наши правоохранительные органы?

А вот ростовчанин Сергей Аврамов получил по «интеллектуальной статье» УК (так 146-ю часто теперь называют) один год лишения свободы (условно). А юноша просто разместил во Всемирной сети ссылки на бизнес-приложения компании «1С». Но тем самым он нанес производителю программы значительный ущерб.

А вот в Великом Новгороде уголовное дело в отношении 30-летнего Геннадия Терешко по нарушению авторских прав корпорации «Майкрософт» рассматривалось мировым судьей в особом порядке без проведения судебного разбирательства по делу. Незадачливого нарушителя обвинили в использовании лицензионного продукта путем установки на жестком диске системного блока персонального компьютера за вознаграждение. Помог другу, называется. А ведь юноша должен был заключить прежде соглашение на распространение программ с правообладателем. Обвиняемый, стало быть, незаконно использовал объект авторского права. И за это суд приговорил молодого человека к штрафу в размере 15 тысяч рублей.

В Екатеринбурге студент одного из вузов незаконно установил на жесткий диск контрафактную продукцию. (По объявлению он установил программу сотруднику милиции и получил за это 2 тысячи рублей.) Суд приговорил студента к 1 году лишения свободы (условно), штрафу в 4 тысячи рублей и, чтобы мало не показалось, к обязательным работам продолжительностью 240 часов.

Таких примеров, показывающих, насколько разнообразны и меры наказания, и трактование 146-й статьи, предостаточно. В разных регионах разные судьи вершат справедливость исходя из своего правосознания общей правовой политики и, думаю, указаний сверху. Разве это можно назвать цивилизованным правосудием? Провокационный метод проверочной закупки действует везде безотказно. Борцы с контрафактом практически подталкивают жертву, не осведомленную в юридических тонкостях Закона «О нарушении авторских и смежных прав», на совершение преступления. Как правило, в ловушку попадаются наивные молодые люди, которые в ходе следствия превращаются в «злобных и опасных пиратов». И это притом что в закон о розыскной деятельности около двух лет назад внесены поправки. Суть их в том, что милиции запрещается «подстрекать, склонять, побуждать граждан в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий».

А как же назвать тогда действия «работника автосервиса», которому зачем-то понадобились программы «Фотошоп» и «Компас» (последняя больше нужна архитекторам). А инициатору засады надо было просто поднять максимально цифру ущерба по 146-й статье. До 50 тысяч ущерб считается административным нарушением, наказывается штрафом, в отчетах по раскрытию преступлений эти дела не учитываются - а зачем «мышеловке» работать вхолостую? Отчетность о результативности работы милиции никто не отменял.

Семья Царьковых, увы, уже попала в эту «урожайную» статистику. И мама Сергея, будучи учителем до мозга костей, в конце нашей беседы произнесла горькую фразу - очень изменилось после всего пережитого отношение к правоохранительным органам. Ряды законопослушных граждан проверочные закупки не увеличивают. Скорее, наоборот!

- Ну почему никто и нигде не объясняет нашим детям суть тех или иных статей? Надо памятки создавать, просвещать, предупреждать, - сетовала учительница.

Разве она не права?