Для тех, кто не знает, - это сага о вампирах. «Фу-у, увлечься подобной ерундой и безвкусицей!» - скажете вы. Так сказала бы и я - до первого столкновения с «Сумерками». Мне пересказала сюжет экранизации первой книжки Стефани Майер случайная знакомая, потом я посмотрела первую часть киносаги по телевизору, потом полезла в Интернет и скачала книги, потом прочла их все (четыре с половиной штуки) и поняла, что не могу остановиться. Целыми днями ни о чем и ни о ком толком, кроме взаимоотношений Беллы с Эдвардом, Джейком и оборотней с вампирами, я думать не могла. А мне 35 лет все-таки. Приплыли!

И таких, как я, - боченков миллионы (уже в своем книжном варианте сага успела разойтись рекордным тиражом в 40 миллионов экземпляров и возглавить списки бестселлеров в США). В основном, конечно, подростки, но не только - это и мамы, и папы, и даже бабушки и дедушки. В чем же феномен «Сумерек» и как это может помочь понять психологию современного человека?

Думаю, такое массовое увлечение приключениями героев Стефани Майер говорит о нас скорее лестно. Ведь помимо спорно увлекательного сюжета - существования вампиров-«вегетарианцев», их дружбы с людьми, вражды с «нехорошими» собратьями и борьбы с оборотнями - главным манком для миллионов остается любовная линия «Сумерек». Казалось бы, ну что такого особенного придумала Майер - ну заставила влюбиться бессмертного (и тут слово «вампир» кажется неуместным) в смертную девушку. Однако вышла не просто очередная выморочная спекуляция на мифологический сюжет.

Главный герой Майер - Эдвард получился настолько убедительным и обаятельным, что ожил для миллионов девичьих (и не только) сердец. Каламбур, если учесть, что он вампир, то есть нежить. Но если подумать хорошенько, кого еще, кроме вампиров, могла американская писательница наделить всеми сокровенно желаемыми человечеством свойствами - скоростью передвижения, невероятной силой, сверхспособностями и, конечно, бессмертием? И при этом сделать их порождением человеческой культуры (по легенде, вампирами становятся укушенные люди), как говорит Эдвард, «отдельным видом». К тому же им свойственны все наши чувства, в том числе любовь, верность, дружба. Итак, хорошие вампиры Майер (они сознательно отказались пить человеческую кровь и заменили ее кровью животных) - это улучшенная версия человечества. Есть и ухудшенная, конечно, в противовес - «правоверные» вампиры. Иногда в своей гордыне и аморальности они напоминают «сверхчеловека» Ницше.

Вообще литературных, философских, культурологических ассоциаций в «Сумерках» - под покровом формы комикса о вампирах и оборотнях - хоть отбавляй. Многие лежат на поверхности: главная героиня Белла, та самая смертная девушка, постоянно читает то романы Джейн Остин, то «Ромео и Джульетту» Шекспира, то «Грозовой перевал» Эмили Бронте. И это неудивительно: Стефани Майер получила университетское образование со специализацией по английской литературе.

Эдвард, конечно, из романов Остин, он буквально рожден в XIX веке. Он не просто джентльмен до кончиков ногтей, чем иногда смешит Беллу, но и настоящий рыцарь. Эдвард честен и великодушен даже в отношении врагов. Да такой герой был бы просто нежизнеспособен (опять каламбур), не придай ему автор «вампиризмом» некоторой инфернальности, что всегда привлекательно для молодежи. Он даже людей убивал, правда, исключительно мерзавцев, за что Белла (а в глубине души практически каждый) его нисколько не осуждает. Этот герой идеален, по словам моей 15-летней знакомой, «даже слишком».

Почему же его любят столько нынешних отроковиц, воспитанных на сексе вместо любви, реалити-шоу с Пэрис Хилтон и MTV-передаче «Следующий» (там принцип: не понравился парень-девушка, следующий!)? Да потому, что - и это очевидно - люди СОСКУЧИЛИСЬ ПО ЛЮБВИ. Да, по той самой большой, чистой и светлой, которую столько высмеивали. Новое поколение устало от суррогатов. И вот нашелся автор, предложивший что-то по-настоящему греющее, втайне лелеемое и желанное всем. Любовь такую, какой она должна была быть. Жажда именно такой, исключительной любви сильна в подростках как ни в ком, и, конечно, они стали самой благодарной и преданной аудиторией Майер.

И они, а заодно и мы, те взрослые, что не заглушили в своей душе тоски по идеальной любви, за это могут простить и не бог весть какой литературный уровень (Джоан Роллинг явно посильнее пишет), и кривой нос Роберта Паттинсона (исполнителя роли Эдварда в экранизации саги), и даже утомляюще однообразную мимику Кристен Стюарт (Беллы). Вообще киноверсия «Сумерек» оказалась гораздо слабее книжной - хотя именно она придала одноименному культу такой размах (первая часть, снятая режиссером независимого кино Кэтрин Хардвик, получилась самой яркой и передающей атмосферу оригинала).

Так, в незавершенной книге Майер «Солнце полуночи», написанной от лица Эдварда, автор приоткрывает чувства своего героя. «На какой-то момент уродливая морда судьбы, которую я себе представлял, той самой, что так жаждала смерти Беллы, сменилась на образ самого глупого и безрассудного ангела... С бездумной улыбкой, с озорством в небесно-голубых глазах, этот ангел создал Беллу так, чтобы у меня не было единого шанса не заметить ее. Невероятно сильный запах, чтобы привлечь мое внимание, закрытые мысли, чтобы не иссякало мое любопытство, нежная красота, чтобы я не мог отвести глаз, бескорыстная душа, вызывающая у меня трепет. Он убрал у нее инстинкт самозащиты - чтобы она могла находиться рядом со мной - и в конце концов добавил широкий шлейф потрясающего невезения».

Так красиво и возвышенно уже не любят. А ведь как хочется! Немудрено, что приземленный и грубоватый друг Беллы - человек-оборотень Джейкоб - проигрывает рядом с Эдвардом.

Белла в книгах тоже куда более внятно прописана. Она, как и Эдвард, весьма нетипичный для современной американской культуры персонаж: не переносит никакого гламура и пафоса, не любит дорогие подарки, красивые модные вещи и тусовки, она скромная, застенчивая, подчеркнуто неспортивная и неловкая. Джейкоб говорит про нее: «Она действительно должна была родиться в другом веке». А еще Белла невероятно зрелая для своего возраста. Эдвард отмечает, что «когда она говорила о своей матери, это звучало так, как будто заботливая мама говорит о своем ребенке, а не наоборот. Она говорила с любовью, со снисходительностью, и, что забавно, в ее голосе слышалось желание защитить».

И разве не замечательно, что именно такой персонаж стал примером для подражания миллионов девушек-подростков? В этом смысле «Сумерки» можно признать еще и романом - воспитанием чувств, продолжающим традиции прозы Джейн Остин с ее добродетельными и мудрыми героинями. От современной девушки Белле достались от автора желание брать на себя мужские решения («Я тоже хочу защищать тебя», - говорит она Эдварду) и негативное отношение к браку.

Но главное ее качество, как и в Эдварде, - жертвенность во имя тех, кого любишь. Слова Джейкоба про Эдварда можно, поменяв адресата, отнести и к героине: «Когда речь заходит о Белле, нет таких барьеров, которые он не смог бы преодолеть».

Вот эта-то вера в любовь, побеждающую даже смерть, Стефани Майер удалась больше всего. Могу даже допустить, что история любви между вампиром и девушкой ей и вправду пришла во сне - откуда-то, оставив ощущение сильнейшей грезы, от которой не хочется просыпаться. И в этом смысле - не по уровню литературы, но по накалу чувств и степени воздействия - «Сумерки» и вправду наследуют «Ромео и Джульетте» и «Грозовому перевалу». А вампиры, оборотни и прочие навороты - да простят меня поклонники этой стороны «Сумерек» - не более чем вкусная приправа к основному блюду. Даже огромной любви в наш век, знаете ли, требуется коммерческая подача.

Впереди еще две серии «сумеречной саги» и кульминация любви главных героев. Жду с нетерпением.