Раиса МОСКВИТИНА, Гатчина, Ленинградская область

Поскольку его сверхаккуратная бабушка очень берегла свою комнату и сдувала буквально все пылиночки, то внук, едва проснувшись, перебирался на кухню и там восседал на детском стуле. С высоты своего положения созерцал все происходящее. Пока был мал, ждал завтрака, компанейски-хитровато взывая ко мне:

- Ну что! Будем варить кашку?!

Подрос и стал участвовать в наших беседах. Когда младшая, Оля, стала рисовать, брался даже оценивать работы.

- Как ты думаешь, - вопрошала студентка, - что мне поставили за этот портрет?

- Думаю, «пять»!

- Да-а, - недоверчиво ответила она.

- Ну четыре, не меньше! Наверное, снизили за то, что лысый. Речь шла о Вольтере. Пробившись сквозь хохот девчонок, Игорек стал настойчиво расспрашивать о философе. Часто приходил к нам послушать, как читают вслух, как играют на пианино. Сам стал читать. И даже однажды доверил свои первые стихи. Они нас удивили искренностью и музыкальностью.

В тот памятный день мы сидели на скамейке у дома в окружении дворовых ребятишек. Болтали о том, о сем, когда издали увидели возвращающегося из школы Игорёшку. Рюкзак, который всегда был в тягость, на сей раз ему не мешал. Он шел стремительно, и выражение лица явно было «архимедовское». Так и казалось, что вот-вот закричит: «Эврика!»

Наш сосед действительно сделал открытие:

- Вы знаете, кто я? Ни за что не угадаете!

- И кто же ты? - спросили мы хором.

- Я остальной! - сказал Игорек и сразу сник. Только присел рядом и будто исчез.

Но ребята его затормошили расспросами. И он вяло произнес: «Ну всякий день классная перечисляет, кому остаться, кому на кружок, кому дома что-то сделать. А про меня и еще некоторых говорит одно: «Остальные свободны!»

Он еще что-то хотел добавить, но его опередила Таня. У нее уже туманились глаза, но слезы пока не вышли из берегов. Так сочувствовала она соседу...

- А у нас немного по-другому делится класс! - сообщила она. - Наша классная всех подразделяет, когда дает задание: для сильных, для средних, для слабых. Я вот средняя.

Ребята, возражая, фыркали. Какая же Танька средняя, если в беге и в теннис она первая. В защиту обиженного - тоже первая.

Надо было видеть лица ребят... Открытие, сделанное Игорем и Таней, заставило всех задуматься. А в зеркале мнений соседских ребят Таня и Игорек увидели себя в ином свете - уважения, поддержки, соучастия. Хочется верить, что их дальнейшие шаги покажут, что они умеют держать удар. А написала я эту историю для их наставников в надежде, что они тоже сделают выводы.