ЕГЭ как зеркало государственной политики

Статфакт

Итоги ЕГЭ-2010

проведен экзамен по 14 общеобразовательным предметам во всех субъектах РФ;

всего работало 8676 пунктов приема экзамена;

количество участников составило 878664 человека (в прошлом году эта цифра составляла 993 тысячи);

государственную итоговую аттестацию не прошли 16000 выпускников (выпускники, которые либо дважды не сдали математику, дважды не сдали русский язык, либо не сдали одновременно русский язык и математику);

количество стобалльных работ составляет 2822 (в прошлом году их было 2232);

количество апелляций по процедуре проведения ЕГЭ составило 185 обращений (в прошлом году было 95);

количество апелляций по всем предметам - 60155 (в прошлом году - 54,5 тысячи апелляций);

из 7,5 тысячи вопросов, которые поступили на «горячую линию» Общественной палаты РФ, только чуть меньше 20 были связаны с негативным отношением к ЕГЭ;

около 16000 выпускников (2,1% от общего количества) в этом году не получат аттестаты.

Есть такой скверный правительственный канцеляризм - коррупциогенность. В этом плохом слове две стороны: первая - преподаватели, которых патовая экономическая обстановка в стране загнала в ситуацию выживания, когда или ты, или тебя. Даже в 2007 году, год спустя после начала реализации приоритетного национального проекта «Образование», уровень среднемесячной заработной платы работников образования составил 68 процентов от уровня в обрабатывающих производствах. В 2009 году, по данным Федеральной службы государственной статистики, образовательные зарплаты едва достигали 60 процентов от зарплат в обрабатывающих производствах. Причем по итогам 2009 года средняя зарплата в образовании составила примерно 65 процентов от средней зарплаты по всем видам экономической деятельности.

Вторая сторона медали - родители, у которых кровиночка лапочка-дочка (сыночек) ну такая гениальная умница, но вот что-то не идет у нее ни математика, ни русский... Поэтому почти в каждой школе были (а может, и сейчас еще есть) те, кто по странному совпадению получает и решает контрольные за неделю до их непосредственной реализации. Остается только достать и переписать без помарок.

Тут формат уже не «папа у Васи силен в математике», а «папа у Васи силен в своей профессиональной деятельности». И была у этого абстрактного Васи впереди долгая счастливая жизнь, где он с успехом сдает все экзамены, поступает в престижный вуз и в перспективе трудится на престижной работе. А потом ввели ЕГЭ. И неожиданно оказалось, что ни Васины пятерки по математике в контексте единого госэкзамена веса не имеют, ни способность Васиного папы посодействовать кулуарным занятиям с вузовскими преподавателями. В 2008 году, по данным Фонда «Общественное мнение», количество взяток от 30-40 процентов от общих трат на поступление в вуз снизилось до 7-9 процентов. Это та самая положительная сторона «уравниловки», про которую любит напоминать глава Рособрнадзора Любовь Глебова. «До введения ЕГЭ никто не знал, как бороться с нечестно сданными экзаменами, - отмечает она. - Раньше помощь «своим» ученикам в сдаче важных экзаменов не называлась ни преступлением, ни коррупцией. Теперь же наказание за любую помощь ученику на итоговом экзамене - обычный факт».

Между тем суета вокруг единого госэкзамена продолжается даже несмотря на то, что сам ЕГЭ идет спокойно и уверенно, как танк, хотя есть претензии ко всему: и к процедуре проведения, ее сложности, стрессу (родная школа с родными преподавателями осталась за бортом), к упрощению образования (тестовая часть не в состоянии проверить знания, необходимые для обучения в вузе). Рособрнадзор, фактический ответчик по вопросу ЕГЭ, по мере сил парирует обвинения и объясняет недопонятое. В частности, пришлось растолковывать формулу Минобрнауки России: «К ЕГЭ не надо готовиться». На разные голоса повторяли чиновники из Рособрнадзора и Минобрнауки фразу: «Чтобы сдать ЕГЭ, надо в течение всех 11 классов учиться». В отличие от прежней экзаменационной системы, в которую был заложен некий элемент случайности, когда, вытаскивая билет, ребята отвечали только на один вопрос по одному из разделов общего курса.

Иногда к Рособрнадзору подключаются общественные деятели. «Проблема в людях, которые сопротивляются введению ЕГЭ, - отмечает кандидат экономических наук, эксперт Фонда «Ощественное мнение» (ФОМ) Ефим Галицкий. - А вузы против ЕГЭ, потому что огромные коррупционные потоки теперь идут в другую сторону». А идут они в школы, преподаватели которых теперь готовят к ЕГЭ. Между тем, по словам эксперта ФОМ, в СМИ ведется пропаганда того, что единый госэкзамен плох и принесет образованию лишь один вред. Итогом такой пропаганды стали результаты опроса ФОМ, по которому в 2001 году ЕГЭ одобряли 59 процентов от тех, кто высказывал свое мнение, а в сентябре 2009-го - только 28 процентов. «Казалось бы, это результат практики: люди столкнулись с ЕГЭ и поняли, что это плохо, - говорит он. - Однако среди тех, кто сам сдавал ЕГЭ, противостояние пятьдесят «за» на пятьдесят «против».

Действительно, никаких вступительных экзаменов в тридцатиградусную жару, никакой нервотрепки для абитуриентов и родителей, никаких подготовительных курсов, съедающих половину семейного бюджета, - все это идеальная картинка, которая должна была появиться после введения ЕГЭ.

Тут надо сказать, что без подготовительных курсов в условиях огромной разницы между уровнем школьной подготовки и тем уровнем знаний, которые требовались в вузах, поступить действительно было достаточно сложно. И разница эта с 90-х годов год от года все увеличивалась. По оценкам исследователей, в течение последних пятнадцати лет 70 процентов абитуриентов, направлявших свои стопы в престижные вузы, и 52 процента абитуриентов массовых вузов занимались сверх школьной программы для поступления. Из них 40 процентов на платных курсах, а 20 - с репетиторами из вузов. Этот способ тоже, кстати, считался более или менее праведным.

«Процедуру ЕГЭ мы считаем однозначным злом, - заявляет между тем Виктор Панин из Общества защиты прав потребителей образовательных услуг. - Справиться с коррупцией с помощью механизма ЕГЭ невозможно, что показала практика нашей работы». По его словам, все попытки усовершенствовать механизм аттестации не увенчаются успехом, потому что «наш народ способен на любую хитрую гайку найти хитрый болт». По его мнению, на уровне вступительных экзаменов в высшие учебные заведения ЕГЭ должен быть отменен. Необходимо дать возможность любому желающему прийти в вуз, но по окончании первого курса устраивать жесточайший отбор и отсев.

В помощь Рособрнадзору ежегодно работает МВД России с операцией «Образование-2010». Напомним, в 2009 году министерство выявило 3177 преступлений, из которых 1143 - дача и получение взятки. Причем согласно данным МВД это на 91 процент больше, чем в 2008 году. Этими цифрами с удовольствием оперируют многочисленные противники единого госэкзамена, доказывая, что ЕГЭ - крайне коррупциогенная штука. Впрочем, глава Рособрнадзора уверена, что это не коррупция увеличилась, а выявлять ее стали лучше: «Это означает, что правила проведения ЕГЭ прописаны настолько хорошо, что стало ясно, где искать нарушения». На это «оперирующие» обычно не находятся что ответить.

Еще одна проблема ЕГЭ (в части поступления в вузы) - это льготные категории граждан. Возмутительная активность «льготников» стала притчей во языцех в 2009 году. «Идет огромное количество поддельных документов, - рассказывает директор Института судебных экспертиз Московской государственной юридической академии Елена Россинская. - Справки просто продаются». В институт в прошлом году приходили инвалиды со справками, где было написано «может работать юристом». В результате всю приемную кампанию директор занималась тем, что объясняла родителям, что юрист и судебный эксперт - две разные вещи, что слабослышащий не может работать экспертом по исследованию звуковых следов, а человек плохо видящий ничего не увидит в микроскоп. «Это юрисдикция ведомства, которое, не думая, выдает подобные справки по инвалидности пачками, - говорит Елена Россинская. - Некоторые родители мне отвечали: «Ну ничего, он вообще-то здоровый, и в октябре мы его снимем с инвалидности». Впрочем, Рособрнадзор проверял льготников в прошлом году и, вероятно, будет проверять в этом.

Еще одна претензия к ЕГЭ состоит в том, что фактически это тестирование. Это одновременно и упрощает проверку знаний, и усложняет ее. Говоря о процедуре единого госэкзамена, большинство противников не рассматривают части B и C, подразумевающие соответственно краткие и развернутые свободные ответы как адекватную замену сочинениям, изложениям и общению с экзаменатором. Зато Рособрнадзор, напротив, считает, что тестирование не требует экспертной оценки. А раз в КИМах, где присутствует часть C, экспертная оценка есть, то соответственно и ЕГЭ - экзамен творческий. Проблема тут, однако, еще и в том, что именно творческая часть единого госэкзамена и вызывает вопросы и апелляции. А при апелляции ребенок зачастую просто не в состоянии доказать взрослому незнакомому авторитету, что его ответ правильный.

В общем и целом, главная проблема ЕГЭ (как России в целом) - это коррупция. Проблема борьбы с коррупцией - вопрос не итоговой аттестации, а государственной политики.