Светлана КОВАЛЬ, учитель информатики гимназии №6, методист по информатике Советского филиала Городского центра развития образования, Новосибирск

В этом году я руковожу одним из шести пунктов проведения ЕГЭ в Советском районе города Новосибирска. ЕГЭ идет в штатном режиме, никаких нарушений нет. Конечно, мы проводим проверку, ведь дети есть дети. Двух учеников пришлось удалить с экзамена - пользовались шпаргалками и мобильным телефоном. Произошел и анекдотичный случай. Открыты двери трех кабинетов, дети пишут. А дежурные педагоги вынесли из туалета кучу припрятанных решебников. Я взяла один из них в руки, открываю и говорю: «Да здесь в решении задачи ошибка!» И вдруг из всех трех кабинетов тихий стон: «В какой?!» Часть школьников уходила, выполнив задания частей А и B, даже не открывая часть C. Мы спросили почему, получили ответ: «А нам учителя даже не пытались это объяснять!» И это очень серьезная проблема, связанная с ЕГЭ. Но далеко не все учителя способны переделывать программы и планы. Человек, работающий по привычной схеме тридцать-сорок лет, не станет ничего менять. Вот и придут на ЕГЭ дети, не знающие, что такое часть С. Здесь вопреки всему, что упорно пишут о заслоне репетиторству, и открывается некое «окно». Если ребенок собирается поступать в вуз, родители наймут репетитора, потому что учитель не дает нужный уровень. Мне кажется, ЕГЭ не хуже традиционного экзамена. Хорошо его сдают дети с логическим складом мышления. Творческим детям он дается труднее. Я бы все же оставила за детьми выбор. Кто собирается поступать в вуз, серьезно готовится к продолжению учебы, пусть сдает ЕГЭ. А кому-то нужна другая форма итоговой аттестации.