Досье «УГ»

Авторы украинских учебников все охотнее прибегали к такому понятию, как «чудо», посредством которого, к примеру, до сведения детей пытались донести значение «оранжевой революции».

Образование в Украине давно стало частью этого рынка: здесь можно было с большой выгодой продать все, что имело налет национализма, - гуманитарную концепцию, учебник, программу.

Не может быть, чтобы вдруг все, чему учит наш город, - мужество, преданность, благодарная память, - вдруг стало ненужным, не может быть... Не может быть, чтобы кому-то вновь пришло в голову искать то, что разделяет, а не соединяет славянские народы. Но...

Лидия ЛИТВИНОВА, депутат Севастопольского городского совета, директор педагогического училища, Севастополь

Как себя чувствовали на этом пространстве основные боевые единицы - воспитатели, учителя, преподаватели? Одни истово помогали подносить снаряды, снабженные детонаторами национализма, не думая о том, какой взрыв межнациональной ненависти может настигнуть в будущем их самих. Другие пытались переждать, отсидеться в бункере, сооруженном из инструкций и разрешений, этот бумажный конформизм, вероятно, и защищал самого учителя от гнева начальства, но был опасен для его учеников. Третьи просто следовали своей совести, измеряя собственную ответственность той мерой нравственности, которую несет само понятие «учитель». К счастью, таких учителей в Севастополе большинство - тем и спасались...

Краеугольные положения классической дидактики в образовании независимой Украины все чаще подменялись идеологическими установками. Учащимся вместо научных фактов нередко предлагалась субъективная оценка явления, события, личности, причем субъективизм этой оценки звучал, как правило, в националистическом ключе.

Авторы украинских учебников все охотнее прибегали к такому понятию, как «чудо», посредством которого, к примеру, до сведения детей пытались донести значение «оранжевой революции».

С каждым новым учебным годом становилось понятнее - ситуация, сложившаяся в образовании Украины, является не чем иным, как продолжением издержек государственного строительства. Фундамент украинской государственности изначально строился на системном обмане, на подмене понятия «национальный» понятием «исключительно украинский». Проект «Украина», предложенный обществу, на деле оказался проектом «Галичина», весьма агрессивным по отношению к юго-восточным регионам бывшей советской республики и самой России. Понятие «толерантность», изначально несущее в себе суть диалога и взаимопонимания, было приватизировано авторами этого опасного проекта и, не сообразуясь с законами логики, вдруг стало отражать какую-то особую «свидомость». И в бесконечной череде подмен толерантность в Украине стала пониматься как безапелляционное требование молча, без сопротивления уступать перед натиском националистов, которые нагло атаковали и школьного учителя, и вузовского преподавателя, и университетского ректора.

И после очередной высоты, занятой «оранжевыми», каждый честный учитель пытался разобраться, почему Украина заплутала в поисках собственного исторического пути и в перспективе, и в ретроспективе. Невозможно добиться достижения общей цели без четкой и честной формулировки этой цели, особенно если речь идет о цели государственного масштаба. Что должно быть положено в основу этой формулировки - мифы, описание чудес, частное мнение отдельно взятых политиков или история, культура, язык, которые и определяют направление движения, делая его понятным для каждого? Может, хватит уже торить узкую национальную тропу, в то время как мы на протяжении веков шли по широкому цивилизационному пути и на этом пути у нас получилось многое, в том числе и в образовании?

Традиционным ответом на этот вопрос являлось предложение вести диалог о содержании образования с учетом мнения оппозиции, без которой, по мнению самих профессиональных оппозиционеров, и солнце по утрам не всходит. Диалог в данном случае моментально переводился в режим императивного монолога, требующего толерантности в ее украинском измерении (см. выше). Законы логики лихо превращались в загоны произвольных толкований и смыслов. В этой точке оппозиционность превращалась в антагонизм, яростный и непримиримый, поскольку этой точкой на политической карте Украины обозначался цивилизационный выбор - откуда, куда и с кем идем, господа?

На этот вопрос невозможно было найти ответ в загонах произвольных толкований и смыслов. Ответ на вопрос «Откуда есть пошла земля русская» - в «Повести временных лет» и у героев Толстого, которые от европейских полей шли по старой Смоленской дороге к Бородино, чтобы слово «землячок» принять как высшее звание. Ответ этот в нашем молчании перед обелисками с пятиконечными звездами... И сколько еще таких значимых вех на пути, который мостили, завоевывали, поливали кровью, кропили святой водой, слезами горя и радости поколения наших земляков. И только этот путь всегда приводил их к победе, даже если мы сами жестоко ошибались, начиная искать для них какую-то иную дорогу, закрашивая политическими лозунгами указатель слияния трех дорог «Россия, Украина, Белоруссия» в единый путь славянской цивилизации.

Не будем беспечно полагаться на то, что «оранжевая революция», превратившаяся в ржавый ручеек, сама по себе иссякнет в быстро меняющемся политическом калейдоскопе Украины. В состоянии весьма неустойчивого политического равновесия башни национализма, с таким тщанием возведенные русофобами, могут устоять.

За годы «оранжевой власти» украинский национализм превратился в подобие валюты, которая легко конвертируется в гранты, в должности, в медиапроекты, в информационные продукты, в элитное место на политическом Олимпе.

Образование в Украине давно стало частью этого рынка: здесь можно было с большой выгодой продать все, что имело налет национализма, - гуманитарную концепцию, учебник, программу. Так, концепция интегрального национализма стала основой образовательной доктрины независимой Украины, причем в понимании «интеграл-наци» уровень государственной независимости представлялся величиной, прямо пропорциональной уровню националистических представлений в головах детей. С целью соблюдения этой пропорции был создан Институт национальной памяти, под эгидой которого объединились приверженцы интегрального национализма с дипломами историков и педагогов. Средств для строительства башни, накрывающей националистическим излучением образовательное поле, не жалели.

От этого излучения учителя севастопольских школ защищали детей и страницей книги, название которой не содержалось в перечне с грифом министерства, и призывом Пушкина верить в Россию, которая непременно воспрянет ото сна, и строкой Лермонтова о белеющем парусе, ставшей пейзажем в школьном окне... И звенел детский голос: «Не может быть, чтобы при мысли, что и вы в Севастополе, не проникли в душу вашу чувства какого-то мужества, гордости и чтоб кровь не стала быстрее обращаться в ваших жилах»...

Не может быть, чтобы вдруг все, чему учит наш город, - мужество, преданность, благодарная память, - вдруг стало ненужным, не может быть... Не может быть, чтобы кому-то вновь пришло в голову искать то, что разделяет, а не соединяет славянские народы. Но...

Международный консорциум грантодателей HERA выделил 1 миллион евро профессору Кембриджского университета Александру Эткинду на трехлетний исследовательский проект, в рамках которого предполагается изучить разногласия между Россией, Украиной и Польшей в восприятии их общей истории ХХ века.

Как видите, сегодня противники славянского единства готовы вложить миллионы в развязывание новых войн памяти.

Почему проблемы взаимоотношений славянских народов вдруг стали приоритетным направлением работы западных университетов? Что должно явиться результатом этих исследований? Врачевание ран, неизбежных при тесном взаимодействии народов в этом несовершенном мире? Вряд ли - миллионные затраты не окупаются с помощью милосердия.

Скорее всего, итогом изысканий будет создание некоего гуманитарного продукта - засушенных спор вредоносной культуры, способной управлять межнациональными отношениями в условиях борьбы за природные и интеллектуальные ресурсы.

Надежда на то, что сегодня можно сказать: «Цветные революции закончились, забудьте», призрачна. Мнение о том, что Украина может в одиночку выбраться из гуманитарной пропасти, в которой она оказалась по вине «оранжевой власти», ошибочно. Убежденность отдельных политиков в том, что никто из бывших республик Советского Союза не нуждается в возрождении былого единства на условиях, отвечающих реалиям сегодняшнего дня, безосновательна. Пассажи на тему неизбежного растворения ностальгии об утраченной Родине в бурных поисках национальной идеи алогичны. Попытка политиков присвоить себе исключительное право единолично определять цивилизационный выбор страны, народа преступна. Отстранение интеллигенции от участия в определении этого выбора, превращение образовательного пространства в область пропаганды, где учителю отведена роль транслятора взглядов политических лидеров, противоречащих здравому смыслу и нравственности, заканчивается катастрофой.

Национал-патриотический эксперимент в украинском образовании убедил севастопольских учителей в следующем: необходимое возрождение единой страны должно начаться не с дебатов о степени суверенитета, а с учебных планов и общих учебников истории, с русского букваря и программ, позволяющих растить гражданина, открытого диалогу культур.

Только единое образовательное пространство России, Белоруссии, Украины, образующих стволовую клетку возрождения великой страны, обеспечивает поступательное движение трех народов по пути славянской цивилизации. Только единое образовательное пространство определит развитие Украины в системе нравственных ценностей, общих для России и Белоруссии. Только совместные усилия интеллигенции России, Белоруссии, Украины смогут остановить очередное нашествие тех, кто стремится путем информационных войн разрушить единство братских народов.

От эмоций необходимо переходить к системному исследованию проблемы, от слов - к делу. Необходимо безотлагательно приступить к выполнению следующего плана.

1. Активизация контактов между высшими учебными заведениями России, Белоруссии, Украины по различным направлениям.

2. Обращение представителей учительства, преподавательской и родительской общественности к органам местного самоуправления, общественным организациям, политическим партиям на региональном уровне о поддержке инициатив по объединению образовательного пространства России, Белоруссии, Украины.

3. Проведение региональных конференций преподавательской общественности по обсуждению проблем объединения образовательного пространства России, Белоруссии, Украины.

4. Обращение делегатов конференций к органам государственной власти о необходимости поддержки инициативы, мероприятий, направленных на объединение образовательного пространства России, Белоруссии, Украины.

5. Создание межгосударственного комитета по организации съезда преподавательской общественности России, Белоруссии, Украины.