В число основных направлений, которые декларировал Комплексный проект модернизации образования, как раз и входило решение вопросов регулярного финансового поощрения лучших - это гарантирует введение новой системы оплаты труда (НСОТ). Незадолго до того как модернизация перешла с первых трепетных шагов на уверенный марш, в рамках НСОТ были введены стимулирующие надбавки. Напомним, что после введения этой системы зарплату поделили на две части - базовую, размер которой зафиксирован, и стимулирующую, которая должна зависеть от качества труда учителя. Право определять его критерии в каждом регионе отдали местным властям. Схема же распределения стимулирующей части, составленная на уровне региона, все равно является лишь рекомендательной моделью. Принимая или не принимая ее во внимание, школы формируют собственные правила. Так что поощрение или непоощрение педагогов на свершения зачастую становится индикатором личных предпочтений абстрактного директора абстрактной школы. К этому прибавляется еще и то, что обязанность выделять средства в стимулирующий фонд была спущена с федерального на региональный уровень, что существенно сократило их объем. А также тот факт, что средства из стимулирующего фонда должны идти и на выплату компенсационных надбавок работникам школы, чья зарплата недотягивает до минимального размера оплаты труда, то есть уборщиц, электриков, поваров и так далее.

Сам факт модернизации намекает на то, что не все в школьном образовании хорошо. А даже если что и хорошо, то слегка устарело. Образовательные чиновники в этом контексте, кажется, выучили единственную фразу и, вторя друг другу, повторяют ее разными голосами в разных городах, в разных ситуациях, при стечении разного народа, к месту и нет: «Нельзя вести уроки по одному, пятьдесят лет назад написанному конспекту». Тут сложно не согласиться. Сколько лет прошло, а я все еще помню волшебную фразу, сказанную нам, тогда старшеклассникам, преподавателем по литературе: «Мастера и Маргариту» мы проходить не будем. Вы еще слишком малы и ничего не поймете». Большая часть класса к тому моменту уже по паре раз прочитала «МиМ», обсуждала Кортасара и бредила «Учением Дона Хуана».

Так что еще одна поощрительно-стимулирующая ипостась - многочисленные конкурсы для педагогов-новаторов. Часть из них приносят новаторам символические призы и моральное удовлетворение. Часть - призы не символические. Так, призом конкурса «Учитель года Чеченской Республики» этого года стал автомобиль. В Рязанской области шесть победителей областного этапа конкурса помимо Хрустального журавля получили премии губернатора (тридцать тысяч - первое место, 25 тысяч - второе и 20 тысяч - «бронза») и, кроме того, ежемесячную поощрительную прибавку к зарплате три тысячи рублей. Северная Осетия - Алания наградила победителей персональными компьютерами. Конкурсы, порожденные в рамках нацпроекта «Образование», тоже так или иначе подразумевают некий финансовый эквивалент общественной благодарности за тяжкий труд и новаторский подход к изучению школьной программы. Президентскую образовательную «сотку», ежегодно с 2006 по 2009 год раздаваемую десяти тысячам лучших учителей, можно даже сравнить с фронтовыми ста граммами - столь необходимыми для подпитки моральных сил и важными для внешнего фронта образования они оказались. В гонку за талантами включились и региональные министерства и департаменты, некоторые из них одаривали лучших учителей своего региона не меньшими деньгами. Впрочем, в президентских поощрительных деньгах есть один нюанс: распределялись они по государственной разнарядке сверху, то есть согласно квотам на лучших учителей по регионам, что несколько нивелировало само понятие «лучший учитель».

Нацпроект «Образование» вообще в этом отношении стал во всех смыслах всероссийской разнарядкой на по меньшей мере внимательное отношение к нуждам школьного образования: поддержка лучших учителей, программа «Школьный автобус», гособеспечение учебным оборудованием, конкурсы на инновационные школы и подключение к Интернету. Причем если нацпроект «Образование» - это начинание предыдущей администрации, которая в 2006 году лишь намекала, что российская школа должна обновиться, то президентская инициатива «Наша новая школа» - это уже прямое заявление, смысл которого заложен в самом названии: «Школа должна стать новой». И с точки зрения учебной составляющей, и с точки зрения педагогических кадров.

Само наличие практически у каждого городского школьника и в большинстве сельских школ компьютера с Интернетом диктует новые правила. Педагоги воспринимают Интернет как сиюминутную глобальную подростковую прихоть, а не как источник информации.

Кстати, о «Нашей новой школе». В рамках президентской инициативы в условиях кризиса было включено своего рода «ручное управление» - гранты на поддержку педагогов. Не далее как в январе 2010 года Дмитрий Медведев объявил о новой поощрительной системе: начиная с этого года тысяче лучших российских учителей будет вручаться денежное поощрение в размере двести тысяч рублей. То есть вроде как меньше, но больше. Кроме того, в рамках привлечения молодых учителей к работе в школе, в основном в регионах, где ощущается потребность в молодых педагогах, в течение двух лет каждому из молодых учителей, отправляющихся работать в такие регионы, как Сибирь и Дальний Восток, ежегодно будет выдаваться грант в размере 250 тысяч рублей, их также обеспечат жильем.

«Лауреаты» и первого, и второго поощрения, по всей видимости, также будут определяться по разнарядке. Однако если во втором случае это осенено некой логикой (зачем на Дальнем Востоке, к примеру, пять тысяч учителей, если необходима лишь тысяча), то в первом, вероятно, ситуация будет та же, что с нацпроектом «Образование»: квота сверху на определенное количество талантливых педагогов (а те таланты, что превышают квоту, уже и не таланты, а так, неплохие учителя) и региональные комиссии, рассуждающие о том, что педагогу грант давать нельзя, потому что в этой конкретной школе лучший учитель был уже в прошлом году.

Как уже было сказано, существуют, конечно, не только денежные поощрения - муниципальные и региональные конкурсы зачастую предлагают своим победителям дипломы, гранты, награды, добрые слова и ценные подарки. Существуют областные награды и звания, федеральные звания «заслуженных», «почетных» и «народных» (которых, кстати говоря, тоже на всех не напасешься), школьные объявления благодарности с занесением в трудовую книжку.

Лучшим же в этом контексте поощрением, наверное, является общественное признание, когда по району людской молвой распространяется: «Там работает Марьиванна, очень сильный педагог. Мой вот благодаря ей без репетиторов в вуз поступил. Идите туда учиться». Или когда родители волевым решением переводят свое чадо в другой, параллельный, класс только лишь потому, что педагог хороший. И это, наверное, единственный стимул и поощрение, в котором не присутствуют и никогда не будут квоты и разнарядки. Откуда взяться разнарядке на человеческую память и признание.