Аида БЕЛОУСОВА, преподаватель информатики гимназии №116, Екатеринбург:

- Я была наблюдателем в школе №168 нашего района, присутствовала при сдаче экзамена по русскому языку и литературе. Все прошло без малейших нарушений, начиная с вскрытия пакета с заданиями и заканчивая процедурой завершения экзамена, который контролируют и сами школьники. Во время работы атмосфера была спокойной, в классе было достаточно тихо. И ученики, и педагоги вполне осознавали важность процесса, не было попыток ни подсказать, ни попросить подсказки.

Светлана КРУГЛОВСКАЯ, председатель родительского комитета школы №5, Великие Луки, Псковская область:

- В течение последних четырех лет я ежегодно присутствовала в качестве общественного наблюдателя на двух-трех экзаменах в разных образовательных учреждениях города. При этом нарушений никогда не выявляла. Я считаю, что их можно предотвратить, если четко организовать процесс проведения экзамена. Во всех школах, где я присутствовала на ЕГЭ, преподаватели ясно объясняли детям, что им нужно делать, просили не волноваться, доброжелательно настраивали их на успех.

Ольга АБРАМЕНКО, ведущий специалист администрации Краснослободска, Среднеахтубинский район, Волгоградская область:

- Я назначена общественным наблюдателем в пункте проведения ЕГЭ, расположенном в Краснослободской гимназии. Могу сказать, что не наблюдала никаких нарушений. Дети организованно разошлись по аудиториям, им раздали бланки, и они приступили к работе. Никаких ЧП на моем пункте не было. Единственное, что бы я отметила, - очень большое волнение отдельных детей. У одной девушки чуть ли не слезы на глаза наворачивались. Именно с такими детьми, склонными к чрезмерно эмоциональной реакции, нужно работать психологам и учителям.

Юлия ЛЕЩИНСКАЯ, ведущий специалист отдела опеки и попечительства отдела образования администрации Таврического района, Омская область:

- Нарушений я не заметила, и, на мой взгляд, они при такой продуманной процедуре вряд ли возможны. Когда мы ехали на экзамен в Новоуральскую школу, где собрались выпускники трех школ, ни я, ни главный организатор ЕГЭ не знали, с какими детьми будем вместе на экзамене. В школе были опечатаны все классы, учителя и сочувствующие остались на улице, в помещениях находились только дети, организаторы ЕГЭ, наблюдатели и дежурный, который как раз и следил, чтобы никто не ходил по коридору, в туалет и то провожал. Теоретически, конечно, можно подкупить и организаторов, и наблюдателей, и дежурного, но технически это сложно, к тому же всяческие нечестные манипуляции пришлось бы делать на глазах у выпускников, а они весьма пристрастные наблюдатели.