Со времен преподобного Сергия Радонежского Троице-Сергиева лавра, исполняя заповедь о любви к ближнему, уделяла большое и неослабное внимание приему странников и благотворительности: устраивала гостиницы, странноприимные дома для небогатых богомольцев и путников, а также дома призрения (богадельни), в которых находили приют беспомощные и одинокие люди. Подобная благотворительная деятельность продолжалась и в XIX веке. Когда в 1838 году в стенах лавры было учреждено народное училище, обитель уже содержала мужскую и женскую богадельни. Обе богадельни помещались в небольшом каменном двухэтажном здании на углу Красногорской площади и Александровской улицы; здание было построено в 1820-х. На содержании лавры имелась также женская странноприимная больница, размещенная в двухэтажном флигеле при так называемой Старой гостинице. Построенная еще в 1770-х, эта гостиница представляла собой целый комплекс каменных и деревянных зданий между Красногорской площадью, Александровской (Карла Маркса) улицей и Проезжим (Пожарным) переулком.

В 1838 году Старая гостиница вместе с флигелями и надворными строениями погибла в огне большого пожара. Он начался 15 июня в 11 часов утра в верхнем конце Переяславской улицы. Сильный ветер не позволил потушить пожар в самом его начале, а разносимая ветром горящая солома с крыш постоялых дворов и надворных строений способствовала быстрому распространению огня. Через два часа огненный фронт от северной границы Посада долетел до Красногорской площади и приходской Рождественской церкви, уничтожив попутно и Старую лаврскую гостиницу, отделенную от приходской церкви Александровской улицей.

Уничтожив лаврскую гостиницу, огонь очистил большой участок земли в самом сердце Сергиевского посада между Александровской улицей и Проезжим переулком. Этот-то участок и был вскоре отведен для женского Дома призрения.

Непосредственным поводом к строительству указанного благотворительного заведения стало завещание дочери действительного тайного советника Анны Александровны Луниной от 4 января 1840 года. Жертвуя в пользу лавры 85735 рублей ассигнациями, Лунина просила похоронить ее на одном из кладбищ внутри Троицкой обители и выражала «сердечное желание» устроить при каком-либо женском богоугодном заведении лавры церковь во имя Рождества Богородицы.

В последнем пункте своего завещания Анна Лунина писала: «Прошу капитал, который окажется по смерти моей сверх всех вышеупомянутых моих назначений в Духовном завещании, вручить сей капитал Его Высокопреподобию Свято-Троицкой Сергиевой лавры наместнику отцу Антонию, которого умильно умоляю... употребить мой капитал, ему врученный, во-первых, есть ли сие только возможно, устроить церковь возле самой Богадельни или Больницы, как Он найдет нужным или удобным. Но желание мое сердечное, чтобы церковь устроить во имя Рождества Пресвятой Богородицы. А есть ли за сим еще останется сумма капитала, то оставляю ему, отцу Антонию, в полное распоряжение на Богоугодные заведения. Зная его любовь к ближним ко всем и наиболее к бедным, больным и страждущим и его деятельность в трудах и попечении, все, что он устроит, будет в пользу бедным и для моей души вечное поминовение».

Анна Александровна скончалась в январе 1840 года, вскоре после ознакомления с ее завещанием членов Учрежденного собора лавры. Собор немедленно выполнил первую волю покойной: дочь действительного тайного советника была погребена в Троицкой обители, на юго-восточной стороне от крыльца Успенского кладезя.

Второе «сердечное желание» благотворительницы об устроении при лаврской больнице или при богадельне домовой церкви во имя Рождества Богородицы также не осталось забытым. В июле 1840-го архимандрит Антоний представил Учрежденному собору казначейский билет на 85735 рублей и копию завещания покойной Луниной. Обсудив дело, Собор нашел возможным построить на полученные средства церковь Рождества Богородицы и новую странноприимную женскую больницу там, где до пожара 1838 года находилась Старая лаврская гостиница с флигелями.

В одном из упомянутых флигелей Старой гостиницы, кстати говоря, и до пожара размещалась странноприимная женская больница, но небольшая, всего на 12 кроватей. Не исключено, что именно этот факт вкупе с очевидными достоинствами места, близкого к лавре и достаточно просторного для того, чтобы свести вместе все женские благотворительные заведения, определил решение Учрежденного собора. Митрополит Филарет согласился с мнением Собора и благословил создание на предложенном от Собора месте женской странноприимной больницы с церковью при ней.

Строительные работы развернулись немедленно и, находясь под неусыпным надзором Учрежденного собора, продвигались достаточно быстро, чему способствовало и то обстоятельство, что поврежденные огнем каменные стены главного корпуса бывшей гостиницы и флигелей (первые этажи зданий были каменными) разбирать не пришлось; стены лишь укрепили и заделали образовавшиеся в них трещины. Уже 16 апреля 1841 года Учрежденный собор докладывал митрополиту Филарету, что «обгорелое здание Старой гостиницы и двух флигелей, начатые в июле прошлого 1840 года, на сумму девицы Анны Александровны Луниной, ныне вчерне отделано, в коем по завещанию благотворительницы устроен храм, назначенный во имя Рождества Пресвятые Богородицы...». Датой окончания строительства и обустройства женского Дома призрения можно считать 8 июля 1841 года, когда митрополит Филарет совершил освящение домовой церкви во имя Рождества Пресвятой Богородицы.

Главное здание этого дома было каменным, причем боковые крылья остались одноэтажными, а второй этаж был надстроен над средней частью здания в виде мезонина, завершенного треугольным деревянным фронтоном с большим полуциркульным окном.

Церковь во имя Рождества Пресвятой Богородицы была устроена в северном крыле главного здания. Деревянный иконостас церкви украсила золоченая резьба. На южных дверях иконостаса помещалось живописное иконное изображение преподобного Сергия Радонежского, а на северных - изображение святой Анны - небесной покровительницы Луниной. Портрет Анны Луниной в золоченой раме украшал одну из богаделенных палат в этом же здании. Остальные помещения главного здания были отведены под богадельню, больницу и общую трапезную.

По сторонам главного здания стояли каменные двухэтажные флигеля. Северный флигель, в котором размещалась квартира смотрительницы Дома призрения, своим северным фасадом выходил на Проезжий переулок, южный фасад другого флигеля был обращен на Александровскую улицу. Главное здание с флигелями составляло переднюю или западную линию Дома призрения, обращенную в сторону лавры и Красногорской площади, от площади и начала Переяславской улицы эту линию отделял обширный палисадник. Остальные здания Дома призрения, включая странноприимную, баню с прачечной и коровник, выстроились вдоль Александровской улицы и Проезжего переулка, образуя обширный прямоугольный внутренний двор. Во дворе был устроен колодец, вода из которого с помощью конного привода заполняла резервуар «каменной цистерны», а из нее подавалась в здания.

Дом призрения содержался на средства Троице-Сергиевой лавры и благотворителей и управлялся смотрительницей, или «начальницей», которая назначалась Учрежденным собором и утверждалась в должности митрополитом Московским. Секретарь Особой канцелярии Министерства внутренних дел Александр Головнин записал после посещения лаврского Дома призрения в 1848 году: «Мало монастырей, где я находил практически полезные заведения. В этом отношении следует отдать полную справедливость Троице-Сергиевой лавре, которая поразила меня обширностью своих истинно полезных заведений, содержимых в большом порядке. В школе учатся 200 мальчиков. Больница открыта каждому. Страдание есть билет для входа. Богадельня доставляет приют многим, которые шатались бы как нищие или умерли бы на улице. Конечно, если кто хочет употребить деньги с истинной пользой, то лучше всего сделает, если опустит их в кружку лавры, назначенную для подаяний на эти собственно заведения».

Константин ФИЛИМОНОВ, ведущий научный сотрудник Сергиево-Посадского историко-художественного музея; Вячеслав СУХОВ, директор физико-математического лицея, кандидат технических наук, заслуженный учитель РФ

Сергиев Посад

Продолжение следует