Михаил КИСЛОВ, учитель лицея №3, Гатчина, Ленинградская область

В курсе философии на физфаке ЛГУ наш лектор Свидерский (приятно было встретить ссылки на его книги в «Фундаментальных понятиях») среди гегелевских законов диалектики особо выделял закон меры как единства количественных и качественных характеристик явления, объекта или события. Владимир Иванович говорил: «За шахматной доской должно быть двое, в танке трое; а у двадцати двух футболистов на баскетбольной площадке футбола не получится - нарушен закон меры». Про школы речи не было... Но мои школьные учителя, вспоминая нашу 203-ю школу начала 50-х годов, говорили: «Очень большая школа - две смены по 400 человек». А я пришел организатором внеклассной работы в школу, где при проектной вместимости полторы тысячи учились в одну смену 1600-1750 человек (в рекордный год - 62 класса, по 6-7 классов в параллели). Приходилось готовить и проводить десять праздников елки, потому что актовый зал вмещал всего 200 человек... Школа была построена по типовому проекту (такую же я встретил в Ярославле), и особенности проекта были неизбежно связаны с расчетной вместимостью. Поэтому по коридорам из конца в конец второго этажа насчитывалось 180 метров, причем зигзагами (пять «колен»). Гости школы - ветераны войны - единодушно отмечали: «Защищать такое здание одно удовольствие, а штурмовать - потерь не оберешься...»

Недавно «Учительская газета» рассказала о дискуссии: нужен ли для реализации четвертого направления инициативы «Наша новая школа» один идеальный типовой проект или все-таки несколько? Вообще-то сначала хорошо бы обсудить, какими должны быть эти проекты, в том числе и по вместимости. И пусть в таком обсуждении участвуют учителя, психологи, родители, а не только архитекторы-строители и управленцы-реформаторы. Вариантов наверняка окажется несколько.

Хочу отметить, что в провинциальной американской школе, с которой наш лицей взаимодействовал долгое время, тоже было 1700 учащихся, но здания три. В одном - малышня до 4-го класса, в другом - самые бурные и динамичные пятые и шестые классы, в третьем - серьезные старшие. Директор Уильям Доунс подчеркивал педагогическую целесообразность такой структуры: на каждом этапе ребенок проходит своеобразную социальную лестницу - от позиции младшего, подчиненного, всеми опекаемого до позиции старшего, руководящего и за многое ответственного. По сути, это модель карьеры в любой сфере деятельности...

Но проблема не в возможном количестве необходимых проектов, а в том, что при проектировании и строительстве школ господствует правило: «Главный критерий при оценке проекта - его экономичность». Ведь школы без водопровода, туалетов и канализации строились тоже по типовым проектам! Да и переход на кабинетную систему, по которой мы все работаем (а дети лишены нормального отдыха между уроками), был совершен первоначально не из педагогических, а из экономических соображений. Государство в очередной раз заботливо повысило требования к школьным зданиям, но потребовало оставить на прежнем уровне объем строительства и стоимость одного ученического места. Работникам образования пришлось сопровождать этот переход обещаниями небывалого технического оснащения каждого предметного кабинета. С тех пор дети и бегают из кабинета в кабинет со своими тяжеленными рюкзаками (вот он, дополнительный, третий, урок физкультуры!). А мы сопровождаем эти пробежки возвышенными разговорами о здоровьесберегающих технологиях... Если серьезно, то именно кабинетная система в школе начала отучать детей от чтения задолго до компьютерных игр, мобильных телефонов и Интернета.

Представляется очевидным: бессмертный лозунг «Экономика должна быть экономной» в применении к системе образования позитивных результатов не даст.