Досье «УГ»

...Любопытно, что авторы статьи задают ребенку вопрос: как не разрушить свой внутренний мир? Напомню, что текст дается ученику, оканчивающему четвертый класс.

Модуль «Основы религиозных культур и светской этики» действительно выполняет заложенную функцию: знакомит юного читателя с основными религиями мира, разбирает основные понятия морали и нравственности на примерах православия, иудаизма, ислама и буддизма. Сравнительный подход снимает много вопросов, дает детям равное представление, не переходя в богословие.

Марат АЛИМОВ, учитель русского языка и литературы московской школы №143, победитель конкурса «Учитель года Москвы-2006»

Повод

В апреле 2010 года в российских школах начался эксперимент по введению курса «Основы религиозных культур и светской этики». В связи с этим издательство «Просвещение» выпустило новый учебно-методический комплекс «Основы религиозных культур и светской этики» для учеников 4-5-х классов, включающий в себя программу для образовательных учреждений под редакцией А.Я.Данилюка, модульные учебники по основным религиозным конфессиям, методические материалы для учителя, электронные приложения к модульным учебникам и (впервые!) специальную книгу для родителей, в которой подробно объясняется, как, зачем и для чего нужен этот курс. Формат детских учебников выполнен с учетом всех требований современного методического пособия: большие страницы, крупный текст, цветные иллюстрации. Учебник приятно взять в руки и начать изучать.

А вот дальше приятных моментов становится все меньше и меньше. Содержание первого параграфа всех модульных учебников одинаково («Россия - наша Родина»), в любом мы можем прочитать о том, что во внутреннем и внешнем мире человека «есть высокое и низкое, светлое и темное, красивое и безобразное, благоприятное для человека и опасное для него... человек вправе сам определять, чем питать свою душу. И этот выбор никогда не бывает легким». С этим спорить не будем, любопытно другое - авторы статьи задают ребенку вопрос: как не разрушить свой внутренний мир? Напомню, что текст дается ученику, оканчивающему четвертый класс. Ответ очевиден - надо изучать предмет «Основы религиозных культур и светской этики».

Возможно, нам, взрослым, такой ответ не кажется очевидным, не очень понятно, для чего следует изучать новый предмет. Обратимся же тогда к «взрослым» книгам, посмотрим, что предлагает программа, «учительские» книги.

Программа

Программа - устанавливающий документ, в котором прописаны все действия участников педагогического процесса. От четкости и внятности этого документа зависит логика построения всего курса, содержания учебников и пособий. К сожалению, предложенная программа далека от этих характеристик. Итак, основная цель данного курса, по мнению разработчиков, «формирование у младшего подростка мотиваций к осознанному нравственному поведению, основанному на знании культурных и религиозных традиций многонационального народа России и уважении к ним, а также к диалогу с представителями других культур и мировоззрений». При этом на протяжении всего документа подчеркивается культурологический характер курса, исключается миссионерская составляющая в любом виде. Запомним эти слова и перейдем к вариантам использования данного курса в школьной программе. Следует оговориться, что вариант представлен в рамках апробации, поэтому сложно себе представить всю систему в целом. Тем не менее ученикам предлагается в четвертой четверти 4-го класса в объеме двух уроков в неделю выбрать для изучения один из шести модулей курса: православие, ислам, буддизм, иудаизм, обзор мировых религий, светскую этику. Если ребенок затрудняется в выборе, то такое право есть у его родителей (законных представителей).

Таким образом, в программе сформулирована проблема выбора. Точнее, заложена проблема, о которой ничего не сказано, но решение которой далеко не простое. Во-первых, на чем должен основывать свой выбор ребенок 10-11 лет? На своей вере? На вере родителей? (Это не всегда одно и то же.) На простом любопытстве, курс ведь культурологический? Самое главное противоречие заключается в том, что культурологический аспект предполагает овладение определенными знаниями широкого гуманистического характера, а религия как вера - это чувства, наитие, ощущение двойственности бытия, которое не надо доказывать никакими знаниями, оно просто существует в человеке. По словам доктора Комаровского, вы можете верить в способность определенных веществ заряжать воду, а можете не верить.

Вера - самое тонкое, самое болезненное, самое ранимое явление из всех, что связывают нас с окружающим миром и другими людьми. Любой аргумент, мешающий верить, воспринимается зачастую как оскорбление. Но вера лечит и спасает.

Двойственность понимания вопроса истории религии и веры на самом деле ни в программе, ни в учебниках не решена. Само содержание курса, изучение таких понятий, как совесть, раскаяние, сострадание, милосердие, долг, добродетель и порок, не может быть выполнено только в культурологическом ключе, оно неизбежно затрагивает духовную сущность человека, так или иначе оказывает влияние на формирование картины мира подростка. Конечно, подобную роль играют все предметы в школе, но их влияние в данном случае осуществляется опосредованно, в контексте той или иной предметной области.

Обратимся еще раз к программе. В конце изучения любого модуля предусматривается столь модное ныне поветрие, как защита творческих проектов учащихся. Темы проектов не предложены. Но, следуя логике курса, а также обратившись к информации для родителей, мы понимаем, что проект в данном случае подразумевает расширенное и углубленное представление ребенком информации по какому-то одному разделу курса. Предположим, что ученик, выбравший курс «Основы иудейской культуры», готовит проект «Церемония авдалы». Простое перечисление ритуальных действий, предлагаемое учебником (урок 13 «Основы иудейской культуры»), не может быть достаточным для проекта (кстати, для хорошего урока тоже). Необходимо объяснение значений ритуальных действий в контексте общей религиозной картины мира. А любая религиозная картина мира основана не на логическом объяснении причинно-следственных связей, а на ответе на вопрос: верю или нет.

Если попытаться избежать ответа на этот вопрос, то ценность подобного проекта невелика, более того, такой проект будет неизбежным повторением много раз сказанного на уроках истории и мировой художественной культуры.

Другая сторона проблемы выбора, безусловно, не столь принципиальная, но все же, уверен, существенная, возникает в тот самый момент, когда четвероклассники худо-бедно свой выбор сделали. Программа предполагает свободу выбора каждого ученика в четвертом классе. При условии различия выбора, что вполне естественно, школа должна обеспечить проведение уроков по всем выбранным курсам, независимо от численного состава группы, в последней четверти четвертого класса и первой четверти пятого класса! Не забываем, что переход из начальной школы в среднюю очень часто связан со сменой самой школы. Словом, кажется, неудачное время для предмета выбрано. А какое удачное? Чем школьник становится старше, тем сложнее обстоит вопрос веры. А без решения этого вопроса выбор предмета лишен всякого смысла.

Не получив ответы на поставленные вопросы, попытаем счастья непосредственно в учебном материале.

Авторы и учебники

Несмотря на заявленную альтернативность изучения курса, учебники для детей неоднородны по содержанию. В первую группу можно отнести учебники по четырем основным религиям России - православию, исламу, иудаизму, буддизму. Оставшиеся два учебника образуют собственное гражданско-культурологическое пространство: учебник, дающий сопоставительный анализ основных духовных понятий на примере нескольких религий («Основы мировых религиозных культур»), и учебник основ светской этики.

На взгляд учителя литературы, наибольшую ценность могли бы представлять учебники, посвященные отдельным конфессиям. Русская литература на протяжении всего своего развития тесно была связана с православием, духовность многих авторов и их героев понимается прежде всего как православная духовность, вопросы веры являются ключевыми для многих поколений русских писателей и поэтов. Но может ли данный учебник помочь учителю литературы создать необходимый историко-культурный контекст, помогающий в дальнейшем разобраться в сложности авторского мира? Обратимся к учебнику «Основы православной культуры», к уроку 10, рассказывающему о раскаянии:

«Раскаяние (или покаяние) - это изменение той оценки, которую человек дает своим поступкам. Тот поступок, который раньше виделся человеку хорошим, смешным, остроумным, даже необходимым, теперь может оцениваться как глупый, нечестный, трусливый.

Первый шаг в раскаянии - согласие человека с протестующим криком своей совести. Второй шаг в раскаянии - это переворот своих стремлений.

Раскаяние совсем не похоже на признание своей математической ошибки. Песенка Крокодила Гены хороша именно по отношению к тем ошибкам, которые бывают в школьных тетрадках. Понял, что был не прав, - ничего, учись дальше... Кающийся человек именно ненавидит свой поступок, выталкивает его из своей жизни и из своего сердца. Даже плачет...

У христиан есть и третий шаг в раскаянии: покаянные молитвы к Богу. Самая простая из них - «Господи, прости!» И еще надо знать, что не всякое покаяние помогает».

Сложные чувства переполняют меня при чтении этого текста. Дело даже не в нарушении простой логики повествования, нарочитом упрощении текста, который предлагается одиннадцатилетнему человеку. Создается впечатление, что автор находится на перепутье: расскажи о православии, но не о вере, а о религии, дай церковный атрибут, но не поясняй его, а то получишь учебник богословия. А это уже миссионерство!

Авторы учебников заслуживают отдельного разговора. Провозгласив культурологический характер всего курса, разработчики проекта пригласили в качестве авторов первых четырех учебников и соответственных разделов в книге для учителя людей веры - магистров богословия, ректора Московской богословской семинарии евангельских христиан-баптистов, ректора Московского исламского университета, ректора Теологической семинарии Евангелическо-лютеранской церкви. С некоторыми из них автор этих строк знаком лично, и могу с уверенностью сказать, что эти достойные люди живут в вере, они ею дышат и мыслят. Трудность их задачи была очевидна: попробуй скажи «б», не сказав «а». Поэтому, когда мне говорят с гордостью, что в учебных текстах нет миссионерства, я вынужден добавить, что в них нет ничего, что могло бы помочь молодому человеку сформировать свою «гражданскую идентичность» (Федеральные образовательные стандарты второго поколения).

Разговор об учебнике основ светской этики, на мой взгляд, должен быть коротким. Альтернативы учебникам по истории религии не получилось вовсе. Хотя, думаю, многие бы предпочли из предложенных изучать именно этот модуль. Культура и мораль, особенности морали, добро и зло, добродетель и порок, альтруизм (?!) и эгоизм - вот далеко не полный список тем уроков, предлагающихся к изучению. Те же понятия, которые давались через призму конкретных конфессий, разбираются «на пальцах», без культурологических примеров, зато с огромным количеством фотографий людей, которые постоянно улыбаются чему-то. Взрослому читать - скука смертная, детям - тем более.

Учителя

Вопрос, который напрашивается с самого начала статьи: кто? Кто рискнет? Даже не важно, какой предмет преподает учитель. Учитывая нынешнюю практику школы, скажем прямо - найдут! Обращусь к этому найденному моему коллеге. Готовы ли вы взять на себя ответственность за слово веры? Это очень сложно, так как учебная линейка - предмет нашего сегодняшнего разговора - нам в этом не помощник. Конечно, можно не думать об ответственности, а ровным тоном вещать в понедельник о православии, в четверг об иудаизме, заканчивать рабочую неделю разговором о добродетели вообще. Но тогда не ждите, что ваш ученик станет человеком мира и у него сформируется «образ мира как единого и целостного при многообразии культур, национальностей, религий».

Сухой остаток

Что делать? Выход есть. Он в учебнике «Основы мировых религиозных культур», пятом модуле курса. На взгляд учителя-практика, это пособие действительно выполняет заложенную функцию: знакомит юного читателя с основными религиями мира, разбирает основные понятия морали и нравственности на примерах православия, иудаизма, ислама и буддизма. Сравнительный подход снимает много вопросов, дает детям равное представление, не переходя в богословие. Однако по объему материала это, конечно, не отдельный предмет и не модульный курс, а хорошая, добротная книга для чтения, могущая быть хорошим дополнением к урокам литературы, истории, МХК и изо.

P.S. Что дал российским четвероклассникам новый курс? Что о нем думают учителя, которые вели уроки по разным модулям? Какие выводы сделаны в пилотных субъектах РФ? Читайте об этом в июльских номерах «УГ».