На первом месте в книге среди того, что ведет к развитию, стоят знания, образование. Читаю книгу и делаю выписки: «Стержень всего - знание». «Надо еще больше приложить усердия в воспитании и образовании». «Инвестирование в человеческий капитал, создание культурных основ для экономической активности». «Качество человеческих ресурсов». «Постоянно растущая роль знания в процессе производства». «Способность креативно использовать громадный объем знания».

«Выход из застоя и развитие цивилизации в огромной мере зависит от качества человеческого капитала, а он, в свою очередь, тем больше, чем лучше образованно общество. Это тем легче достичь, чем более умны, сообразительны ученики и студенты». «Чем ближе по времени к нам история, тем большее значение приобретает культурный фактор». «Со временем все большая часть хозяйственной активности во все большей степени будет создавать добавленную стоимость, обращаясь к интеллектуальным ресурсам человека, а не к физическим ресурсам Земли».

Это лейтмотив всей книги. Вряд ли стоит говорить при этом, что интеллект, культура, знания - не только средство экономического развития, но возможность осуществления человеком своей человеческой сущности.

Но что значит знать? Что значит знание? Знание - это не сумма сведений. Тут главное «преобладание критического мышления и инновационности над догматизмом в сфере культуры и просвещения». «Это скорее способ мышления, чем запас знаний».

«Знание может быть связано с накоплением информации и воспроизведением только того, что открыли и доказали другие. Такого типа изучение предмета может даже означать большую эрудицию». Тем и отличается наука, что наука - это способность к новым открытиям и формулировке новаторских идей». «А потому знание - воспроизведение, а наука - произведение, творение, акт добавления ценности к существующему запасу знания».

Но ведь задача школы не в подготовке только будущих ученых. Да, но и школа должна учить творческому, научному мышлению. Разница тут только одна: ученый открывает новое в науке, а школьник открывает новое для себя, но то, что давно уже известно. Но для него самого это акт творения. Хотя я не раз встречал в ответах и сочинениях по литературе такие наблюдения, каких не знало литературоведение. Сегодня, когда все больше людей в нашей стране понимают, что ее развитие, движение вперед прежде всего связано с творчеством, креативностью, как теперь говорят, инновационностью, все это приобретает значение особое. Добавлю только одно: при всем значении творческого начала школа должна воспитывать и добросовестность, ответственность. В сочетании добросовестности и ответственности с творчеством и заключается основа профессионализма, которого так не хватает нам во всех сферах жизни.

Очень близка мне и такая мысль, прозвучавшая в книге: «Речь не столько о том, что и как измерять, а прежде всего, что и как делать».

Суть проблемы в том, кого мы хотим видеть после окончания школы. В последней главе книги «Неопределенное будущее (или что нас ожидает в ближайшем и отдаленном будущем и как мы на это можем влиять)» Гжегож В.Колодко пишет: «Поскольку станет возможным развитие человека «в горизонтали» - не путем восхождения по вертикали на новые уровни в традиционной карьерной лестнице и накоплении материальных благ, а благодаря более глубокому духовному опыту и восприятию красоты природы и культуры, - постольку будет представлять ценность иная модель социального развития. В большей степени «быть», чем «иметь», и не обязательно «чем больше, тем лучше». Однако для того, чтобы «быть», надо кое-что иметь, но это кое-что не обязательно должно возрастать быстрее, чем «быть»... Остановится некритическое тиражирование образцов потребления, характерных для богатых стран».

Проблема эта, быть или иметь, не открытие автора книги. Достаточно вспомнить книгу Герберта Маркузе «Быть или иметь?» и ответившую на нее книгу Эриха Фромма «Иметь или быть?» (1976). С разных позиций оба автора не принимают общество и культ потребления. Но дело здесь не только в предназначении человека. Колодко приводит убедительные расчеты, показывающие, что все человечество не может достичь того уровня потребления, которое есть сегодня в США и Западной Европе. «Мир встал перед проблемой ресурсов, как никогда ранее в своей истории. Достаточно понять, что распространение на весь мир североамериканского уровня производства и потребления со свойственной ему ресурсоемкостью потребовало бы вовлечения ресурсов в три раза больше, чем все то, что скрыто в нашей Земле. Но откуда взять еще две Земли? Коль скоро их нет, то нет и не будет достаточно ресурсов для осуществления такого сценария. Никогда не будет возможным, чтобы человечество - даже если бы оно остановилось на теперешнем уровне шести с половиной миллиардов - достигло уровня потребления США. Будущее мира не может - и не будет - выглядеть наподобие того, что сейчас в Северной Америке или в Западной Европе».

В школе эта дилемма - быть или иметь - проявляется в несколько иной форме - быть или знать. Как-то давным-давно моя ученица написала в сочинении: «Я вам пишу не как ученица, а как человек». Беда школы в том, что она нередко на человека смотрит сквозь его успеваемость. Хорошо учится - хороший человек. Плохо учится - плохой человек. На самом деле все гораздо сложнее.

Ограничусь лишь одним примером. 9 июня прошлого года я прочитал в «УГ» «концепцию духовно-нравственного воспитания российских школьников». Там, в частности, написано, что «оценка личностных достижений школьников в процессе духовно-нравственного развития может осуществляться с помощью портфолио». Оказывается, «портфолио - это способ фиксации, накопления и оценивания педагогами, родителями и самими учениками результатов его духовно-нравственного развития».

Я вспомнил один эпизод. Это было еще до Беслана. Веду урок, вдруг открывается дверь, и кто-то крикнул: «В школе бомба, все на улицу». (Одно время у нас несколько раз были такие вот происшествия.) Через минуту в классе не осталось ни одного человека. А у меня в тот день было много альбомов, книг, я даже пришел с двумя портфелями. К тому же мне должны были вернуть тетради с работой над ошибками. Обычно их складывают аккуратной стопкой. А тут весь стол был забросан, очевидно, даже не подходили к столу, а бросали издали. Так что собирался долго. Через день прихожу на урок в этот же класс.

- Скажу честно, я не хотел идти на урок в ваш класс. Но я на работе...

- А почему?

- Потому что ни один из вас не подошел ко мне (а я вас на пару лет старше) и не спросил, не нужно ли мне помочь.

- Ну мы же не знали, что все это не по-настоящему...

- А если бы это было по-настоящему, то вы бы бросили меня погибать под руинами школы.

Сидят, опустив головы. А между прочим, среди них многие хорошо учились по всем гуманитарным предметам: литературе, истории, обществознанию. Да и ко мне вроде бы относились хорошо. Вот вам и портфолио. Кстати, в Беслане и учителя, и родители, и сами ученики вели себя достойно.

Но я видел и другое. В нейрохирургическом отделении института имени Склифосовского я несколько раз видел двух девушек лет семнадцати, которые, сменяясь, круглосуточно дежурили около постели своей подруги после операции на мозге (о том, что такое человек после операции на мозге, лучше бы вам не знать). А совсем недавно к подруге моей дочери после операции на мозге, но уже в институте нейрохирургии имени Н.И.Бурденко все время приходили подруги умершей 6 лет назад ее дочери. Каковы были успехи тех и других в школе по гуманитарным предметам, я не знаю. Я только знаю заповедь Христа: «У тебя же, когда творишь милостыню, пусть твоя левая рука не знает, что творит правая, чтобы милостыня твоя была втайне...», то есть в переводе на язык современной школы: будь хорошим, но не только для портфолио, и не судите о человеке только по портфолио.

Вот что значит хорошая книга: она многое открывает, о многом заставляет думать, со многим не соглашаться, в чем-то усомниться, что-то пересмотреть. Она рождает и мысли, и чувства.