Режиссеры во мне видят лишь Джеймса Бонда

Досье «УГ»

Сэр Роджер Джордж Мур родился 14 октября 1927 года в Стокуэлле, Лондон. Отец - полицейский, мать - домохозяйка. После окончания второй мировой войны был призван в армию, где безуспешно пытался сделать карьеру. Его увольнение из армии Муру объяснили тем, что он внешне не подходил под стереотип офицера. В начале 50-х Роджер работал моделью в рекламе трикотажа, после чего получил прозвище Большие Рейтузы. Также он рекламировал зубную пасту. Вскоре его заметили кинопродюсеры и подписали с ним контракт, однако фильмы с участием молодого Мура не имели успеха. Международную славу Роджеру принесла роль Симона-тамплиера в сериале «Святой». Именно при работе над этим образом Мур вырабатывает стиль, использованный им в роли Бонда. В следующем сериале - «Мастера уговоров» - Мур сыграл с Тони Кертисом друзей-миллионеров. За роль в этом проекте Муру заплатили неслыханную сумму в 1 миллион фунтов стерлингов за одну серию, что сделало его самым дорогим актером ТВ в мире.

Для бондианы Роджера Мура выбрал сам автор книг о Джеймсе Бонде Ян Флеминг. Актер был окончательно утвержден на эту роль в «Живи и дай умереть» (1973), хотя ему уже было 46 - на шесть лет больше, чем Шону Коннери во время съемок в фильме «Бриллианты навсегда» (1971). На данный момент Роджер Мур с его 12-летним участием в этом проекте является самым «долгоиграющим» Бондом.

- Мистер Мур, позвольте выразить восхищение вашей великолепной физической формой, а также спросить: как вам удается ее сохранять?

- Спасибо за комплимент. Я даже не знаю, что и ответить, чтобы вас удивить. Зарядка по утрам, бассейн, пробежки, спокойный сон, умеренность в еде. Правда, не успел я еще как следует осмотреться в Москве, как уже поправился на пять килограммов. У вас здесь очень много едят и еда очень вкусная. Так что по возвращении домой придется приналечь на тренажеры.

- В течение 12 лет своей жизни вы играли Джеймса Бонда. Эта знаковая роль не помешала вашей дальнейшей карьере? Режиссеры видели в вас только Бонда или еще кого-то?

- Да, могу сказать, что продюсеры и режиссеры видели меня чаще именно в роли Бонда и подобных ему героев - волевых и скорых на руку персонажей. Это и плохо, и хорошо. Хорошо, потому, что подобные ленты всегда приносили неплохой доход и мой банковский менеджер всегда был доволен. Плохо, что это несколько сузило спектр предлагаемых ролей. Я, может, и хотел бы, чтобы люди запомнили меня в образе Гамлета или короля Лира. Но то, что они запомнят меня в роли Джеймса Бонда, - это тоже замечательно.

- А как вы оцениваете игру нынешнего исполнителя роли Джеймса Бонда - Дэниэла Крейга?

- По-моему, он сильный актер. Я с удовольствием слежу за его игрой в бондиане.

- А не кажется ли вам, что в последнее время интерес к бондиане заметно ослаб по сравнению с былыми временами?

- Ну почему же? Последние две части пользовались огромным финансовым успехом, были большие денежные сборы. По-моему, это и является показателем популярности.

- А что в ней изменилось, на ваш взгляд, с точки зрения искусства?

- С годами в приключениях Бонда стало больше жестокости и крови. Эта тенденция наметилась еще в последней картине про агента 007, в которой снимался я. Но если людям такой Бонд нравится, значит, все нормально.

- Джеймса Бонда играли разные актеры. А Бонды разных лет общаются друг с другом?

- Шон Коннери - мой друг в течение уже более чем сорока лет. Наша дружба началась, когда я был занят в детективном сериале «Святой», а он снимался как раз в бондиане. С Тимоти Далтоном общаюсь время от времени. С Пирсом Броснаном я тоже приятельствую. Вы, наверное, хотите спросить, нет ли у нас клуба Джеймсов Бондов, где бы мы собирались и обсуждали, как кто из нас сыграл? Нет, конечно. И не будет, думаю. Мы люди слишком занятые своими делами, чтобы тратить время на обмен любезностями.

- Скажите, а какие роли у вас любимые? Кроме Джеймса Бонда, разумеется.

- Ну, без ложной скромности скажу, что мне нравится все, что я делал в кино.

- В фильме «Морское приключение» вы сыграли роль человека нетрадиционной ориентации. У вас были какие-то трудности при вхождении в образ?

- Это была забавная комедия. Нет, никаких трудностей не было. Я просто сыграл роль, и не более того. Уверяю вас, после съемок мой образ жизни никак не изменился, во всяком случае, танцевать с мужчинами у меня желания не появилось.

- Сейчас вы приехали в Россию в качестве посла доброй воли ЮНИСЕФ. Вас не тяготит эта должность, которая, кажется, еще и никак не оплачивается?

- Нет. Я являюсь послом доброй воли уже в течение 17 лет. В мои обязанности входит подготовка различных программ, я принимаю участие в подготовке медицинского персонала. А еще мне приходится отвечать по электронной почте на разные письма, которые приходят мне, как представителю ЮНИСЕФ и актеру.

- Почему вы решили заняться благотворительностью?

- Все началось с 1983 года, когда я снимался в Индии. Меня поразила жуткая бедность, которая царит в той стране. Потом я задумался о том, что в мире много голодающих и больных детей, которых можно накормить и вылечить, но это почему-то не делается. Образцом в деле благотворительности для меня была великая актриса Одри Хепберн, с которой мы близко сдружились. Именно она представила меня в ЮНИСЕФ, а после ее смерти я стал послом доброй воли. Для меня это реальная возможность помочь нуждающимся.

- В этот свой приезд вы участвовали в открытии парка экстремальных развлечений «Хеппилон». Почему сделан акцент именно на сферу развлечений?

- Все это делается в рамках программы ЮНИСЕФ по помощи больным детям и детям-сиротам. Согласитесь, такие развлечения способны подарить детям немало минут счастья. Мы договорились с хозяевами аттракциона, что по крайней мере раз в неделю в парк будут привозить детей с ограниченными возможностями и детей из детских домов. Они смогут не только развлечься, но и пообщаться друг с другом, с посетителями этого парка. Кроме того, парк будет жертвовать нашей организации процент от выручки.

- Вы также посетили фестиваль виолончелистов. Можете ли сказать, что виолончель - один из ваших любимых музыкальных инструментов?

- О, я люблю всякую музыку, и классическую в том числе. На самом деле посещение фестиваля - это тоже часть моей деятельности в качестве посла ЮНИСЕФ.

- На закрытии Международного фестиваля виолончелистов будет исполнена сюита Камиля Сен-Санса «Карнавал животных», между частями которой вы будете читать специально для этого сочиненный разными авторами текст. Вам часто приходится выступать в амплуа чтеца?

- Это началось лет 10 назад, когда я познакомился со скрипачом Юлианом Рахлиным из Литвы, который сейчас является послом ЮНИСЕФ от этой страны. В его музыкальном сопровождении мне приходилось читать сказку «Петя и волк», положенную на музыку Сергеем Прокофьевым, и этот самый «Карнавал животных». Это же замечательное произведение для детей! Вот я и решил исполнить его на нашем вечере поэзии. И опять же в сопровождении Юлиана. Представляете, два посла на одной сцене!

- Какой по счету этот ваш визит в Россию?

- Пятый. Я три раза был в Санкт-Петербурге. В Москве я во второй раз.

- В большинстве случаев иностранцам оказывается ближе Санкт-Петербург. Что вы можете сказать по этому поводу?

- Я не исключение. Город на Неве меня очаровал на всю жизнь.

- А каковы ваши впечатления от России в целом?

- Москва, безусловно, сильно изменилась за последние 12 лет, что я здесь не был. Ваша столица стала куда ярче и светлее. Но меня совершенно шокировали здешние пробки! Ничего не двигается и никуда невозможно попасть вовремя!

- В юности вы изучали живопись и даже учились в школе искусств. Сейчас вы уже не рисуете в свободное от основных своих занятий время?

- Когда-то я пробовал себя в качестве художника-мультипликатора. Но сейчас мне абсолютно не хватает на это времени. Может, я и рисовал бы, если бы не такая занятость. Впрочем, может, когда-нибудь мне и удастся расслабиться и порисовать в свое удовольствие.

- А когда у вас все-таки появляется немножко свободного времени, чем вы предпочитаете заниматься?

- Я люблю отдыхать дома: читать книги, смотреть шоу по телевизору, листать газеты и разгадывать кроссворды. А еще мы с женой Кристин любим гулять или ходить на лыжах - в зависимости от сезона. Кстати, на лыжи я встал только в 50 лет. До этого страховые обязательства не позволяли мне этого делать. Я должен был себя беречь для съемок.

- А вы знакомы с российским кинематографом?

- К сожалению, не очень хорошо. Я редко смотрю иностранные фильмы и почти не хожу в кинотеатры. В тихом, уютном швейцарском городке, где я сейчас живу, есть только маленький кинотеатр местного значения. Когда я ничем не занимаюсь, я смотрю подряд три-четыре фильма из своей гигантской коллекции DVD. Но в ней, увы, не так много российского кино.

  • Роджер МУР