В первом и во втором классах к каждому десятку учеников приставлялся старший воспитанник, который помогал младшим «в складах и чтении». Ученикам третьего и четвертого классов учитель давал краткие объяснения преподаваемых предметов, а затем заставлял их «в виде детского простого разговора читать по таблицам сии же самые объяснения».

Ученики сидели на длинных лавках, поставленных вдоль столов. Привычных больших школьных досок в лаврском народном училище 1840-х годов еще не было, зато имелось 29 малых досок. Имелись также собрание карт, картин из священной и естественной и российской истории, портретов «достопамятных мужей Российской Церкви» и другие учебные пособия, как, например, счеты, два глобуса и даже какой-то орган.

Библиотека училища на первых порах состояла всего из 15 книг для чтения, среди которых: описание путешествия в Иерусалим, книга басен Крылова, книги детского чтения Карамзина, номера детского журнала «Звездочка».

Важные изменения в «первоначальном» народном училище лавры произошли в 1847-м. В июне этого года по распоряжению Учрежденного собора училище ревизовал лаврский иеромонах Амфилохий. Отметив старание учителей, ревизор предложил «исправить или вовсе отменить некоторые мелочные и ненужные вопросы на церковную историю и скрижаль». Ученики, по отзыву ревизора, заслуживали «одобрения по успехам и благонравию» и подавали «добрую о себе надежду», а училище в целом находилось «в добром положении».

Тем не менее, возможно, по результатам ревизии и, безусловно, на основе опыта образовательной деятельности, полученного за предыдущие годы, Положение 1838 года, которым до сих пор руководствовалось училище, было дополнено четырьмя новыми параграфами. Они уточняли поставленную перед училищем цель и задачи учебного курса, определяли число детей из неимущих семей, подлежащих обязательному приему в училище, более точно оговаривали требования к дисциплине и наказания за ее нарушение. В 1838-м перед лаврским народным училищем ставилась цель «в ранних летах расположить их (детей) к благочестию и благонравию и утвердить в православии». С 1847-го училище, утверждая своих воспитанников в православии, должно было вместе с тем готовить их «к ближайшему по их способностям роду промышленности». Таким образом, поставленная перед училищем цель стала более определенной и практической. Цель раскрывалась в требованиях к учебному курсу, определенных особыми параграфами: выпускники училища должны знать совершенно Закон Божий, изучить грамматику, арифметику и российскую историю, иметь необходимые понятия по географии и «практической бухгалтерии, приспособленной к коммерческому делопроизводству». Завершение образовательного курса в училище отныне подтверждалось аттестатом, выдача которого Положением 1838 года не предполагалась.

Уточнение цели и определение задач учебного курса потребовали увеличения его продолжительности: установленный первоначально двухгодичный курс обучения с 1847-го увеличился до трех лет, но количество классов вновь сократилось с четырех до трех.

В 1849 году руководящие документы лаврского народного училища пополнились «Келейным наставлением дядькам при малых детях в училище и в певческой, и в мастерских». Автором этого документа, проникнутого идеей «внушать детям благоговейное и благочестивое внимание к страху пред Господом во всякое время и на всяком месте, к Вездесущему и Всевидящему Богу», стал наместник лавры архимандрит Антоний (Медведев).

Наставление определяло «порядок молитвенный», который должны были соблюдать ученики с утра и до отхода ко сну, а также их поведение в училище и дома, на улице. Так, например, приставленные к ученикам дядьки должны были следить, чтобы их подопечные, «идя мимо церкви, скидали шапку и с крестным знамением покланялись бы святому храму. А в обители как в месте, исполненном святыни храмов, не покрывали бы головы, но откровенною главою проходили монастырем из благоговения к святыне...». Встретив на улице старших, ученики должны были снять шапку и поклониться, «а буде встретится священник, то подходили бы просить благословения; так, с смирением кланялись бы и монашествующим, и послушникам обители. Когда встретятся с головою общества или с другими членами, служащими обществу, останавливались бы на дороге и с особенным уважением кланялись, когда они поравняются с ними, в знак того, что люди сии почтены целым обществом для спокойствия и общей, и их пользы». От учеников, живущих дома, наставление требовало, «чтоб они в воскресные и праздничные дни после игр своих не забыли бы что-либо прочесть вслух родным своим из книжиц или из Псалтыря, дабы и родным известно было, что учит сын их. А ежели дитя хорошо уже знает грамоту, то может прочитать и житие Святого или иное в душевную пользу и самих домашних своих, и к освящению имени Божия».

Ученики, имевшие голос и музыкальный слух, обучались «церковному на клиросе пению». Все обучались навыкам рисования человеческих головок, орнаментов и цветов.

Успешная деятельность лаврского училища наглядно проявлялась в ежегодном росте числа учеников. Так, в 1840 - 1852 годах их число возросло со 188 до 323 человек. Во второй половине 1850-х годов число учеников несколько сократилось, но уже в 1860-м в классах насчитывалось 298 учеников. Многих родителей, безусловно, привлекали и бесплатное образование, и возможность содержания детей на счет лавры. В указанные годы на полном или частичном (питание, учебники) содержании обители обучались подавляющее число учеников. Так, например, в 1851-м из 250 учеников «на коште лавры» содержались 200 человек, в 1853-м таковых насчитывалось 235 из 253 учеников.

Благотворительный характер лаврского народного училища проявлялся и еще в одной его особенности: сирот и бесприютных учеников «по выучении грамоте, Закону Божию и писать» не выбрасывали на улицу. Такие выпускники продолжали, находясь на содержании лавры, обучаться при лаврских же мастерских «разным простым мастерствам», чтобы не нищенствовать и воровать, а получить профессию и, начав самостоятельную жизнь, «снискивать своими трудами пропитание».

В 1838 - 1843 годах смотрителем лаврского народного училища был уже не раз упоминавшийся иеродиакон Матфей. Наряду со священноначалием лавры его без преувеличения можно отнести к основателям «первоначального» народного училища лавры. Иеродиакона Матфея сменил иеромонах Мелетий, он возглавлял училище вплоть до 1850 года. В дальнейшем смотрители менялись часто, причем некоторые назначались из числа преподавателей того же училища. В 1850 - 1852 годах смотрителем училища был иеромонах Иаков; в 1852 - 1854 годах - рясофорный послушник Сергий; в 1854 - 1855 годах - иеромонах Савва; в 1856 году - рясофорный послушник, учитель Алексей Коренев; в 1857 - 1859 годах - учитель, монах Анастасий; наконец с 1860 года на должность смотрителя был определен также учитель, священник Симеон Величкин. Так же, как иеродиакон Матфей, смотрители училища являлись одновременно и смотрителями мужской странноприимной больницы в Донском корпусе Троице-Сергиевой лавры.

Константин ФИЛИМОНОВ, ведущий научный сотрудник Сергиево-Посадского историко-художественного музея; Вячеслав СУХОВ, директор физико-математического лицея, кандидат технических наук, заслуженный учитель РФ

Сергиев Посад

Продолжение следует