Продолжение. Начало в №№5, 7, 8-9, 13

Слово «видеть» тут не просто слово. Он действительно все это сам видел. И на карте мира в его кабинете многочисленными шпильками отмечены те места на Земле, где сам он побывал. Убежденный идеолог капитализма, Колодко, как ученый, реформатор польской экономики и неутомимый путешественник, хорошо знает пороки этой системы и говорит о них во весь голос. Он видит, что «своекорыстие и алчность необузданного капитала и растущее потребительство... уже повлекли за собой загрязнение и гибель природной среды в таких масштабах, которые делают проблематичным возвращение к нормальному состоянию». Он знает, что 1,3 миллиарда людей на Земле живут менее чем на один доллар в день и что «такое положение не может сохраняться вечно».

Высшей целью экономического развития, утверждает и убеждает книга, должно быть гармоничное социально-экономическое развитие. Такова точка отсчета. И вот почему через всю книгу проходит критика капиталистической модели США. Естественно, автор книги много говорит о выдающихся достижениях этой страны. Достаточно вспомнить американский скачок ХХ века, благодаря которому средняя продолжительность жизни в США увеличилась с 48,3 года для мужчин и 46,3 для женщин в 1900 году до 74,2 для мужчин и 79,9 для женщин в 2000 году. Более того, в ближайшие полвека можно прогнозировать, что в течение длительного времени «первую скрипку в плане конкурентоспособности и использования интеллекта и знания как непосредственной производительной силы будут играть Соединенные Штаты», хотя они уступят экономическое первенство Китаю.

Но в США каждый восьмой американец живет в бедности, а если он чернокожий - то и каждый четвертый. (В те дни, когда я дочитывал книгу, умер Эдвард Кеннеди, о нем много писали, и я прочел, что, когда в 2007 году ему задавали вопрос, что его больше всего раздражает, Эдвард Кеннеди ответил: «Бедность в стране, в которой так много богатства».)

Но если США, если так можно выразиться, главный антигерой книги, то ее подлинным героем стал Китай. Как образно сказано в книге, у китайских реформ были два родителя: отец - государство и мать - рыночная экономика. Вот почему Китай «за время жизни всего лишь одного поколения основательно поднял уровень жизни такой массы людей, как никто и никогда этого не делал ранее». И «такого больше никто никогда не повторит в таких масштабах».

Должен сказать, что если все, что написано в этой книге, мне было близко и созвучно, то очень важное рассуждение о Китае заставило меня усомниться в том, в чем я сам был уверен и что мне постоянно внушали, особенно в последние годы. Я не могу сейчас сказать, прав ли автор книги. Но не могу не рассказать о его точке зрения.

Колодко не согласен с расхожей мудростью, как он ее называет, утверждающей, что «нет экономического развития без демократии, а с демократией есть». Здесь достаточно сравнить Китай с Мексикой. Или что не может получить развитие экономическая свобода без свободы политической, а политическая - при ограничении свободы хозяйствования. Здесь достаточно сравнить Сингапур с Аргентиной. А потому «с экспортом демократии надо быть поосторожнее: как в свое время следовало быть поосторожнее с экспортом революции. Может не получиться... Потому что свобода - это выбор, а не выборы».

О России же в книге написано немного. В 90-е годы, по мнению Гжегожа В.Колодко, неумелая политика привела к падению производства более чем наполовину и создала «громадное пространство» социального отчуждения». В итоге - «подорванный человеческий капитал». Такое перераспределение национального богатства, какое имело место в России, редко случается в истории».

По мнению автора книги, «мы имели дело не просто с неолиберальной глупостью, а с преступностью. И надо добавить - со сверхорганизованной». И если Китай «не пошел неолиберальным путем, который ему, между прочим, тоже подсказывали», потому что «китайские реформаторы - политики и экономисты - сами лучше всех были знакомы с системными и культурными условиями своего общества и своей экономики», то в России суфлеров этих послушали, а сами суфлеры хорошо нагрели руки вместе с их русскими коллегами на разграблении бюджета. Уже сейчас в одном из интервью Колодко сказал о западных консультантах девяностых: «Они приехали в вашу страну не из простого любопытства, не ради каких-то благих целей. И в 1990-е годы Россия находилась под влиянием не столько западных советчиков, сколько западных интересов».

Так подошли мы к центральной теме книги - идеологии неолиберализма. О ее сути кратко Колодко сказал в том же интервью: «Неолиберализм - это отклонение от рыночной экономики, опирающееся на такие ценности, как свобода, демократия, частная собственность, конкуренция и т. п. Но при этом не ставится цель обеспечить устойчивое развитие в интересах масс». И добавил, что этот курс в конце концов и привел к кризису. А кроме того, наглядно доказал: интересы элит обслуживаются за счет масс.

Я читал эту книгу, и за ней вставала всеми нами пережитая жизнь, увиденное и пережитое лично мной. Хорошо помню, как в 1993 году мой бывший ученик, теперь, как он мне сказал, скупающий банки, устроил в новом и дорогом ресторане банкет по поводу своего двадцатишестилетия. Там были только его гости. Кроме родителей, двух учителей и одной бывшей ученицы из параллельного класса, ныне известной актрисы, все остальные - люди бизнеса. Среди них очень много молодых людей.

Но голова тогда кружилась не только у юных. Один известный и заслуженно уважаемый литератор, никогда до того не занимавшийся проблемами экономики, а писавший много о высоком и идеальном, говорил тогда совершенно по-другому. Особенно потрясла меня статья этого литератора, в которой он написал о том, что только то, что «делается из стремления к прибыли, делается с максимальной экономией», потому «выгодно и полезно всему народу». Так рождается гимн прибыли: «Прибыль - вот чем отличается новая жизнь от старой. В старой получать прибыль было невозможно, деньги нужно было лишь зарабатывать или воровать. Теперь установили свободу торговли, право на прибыль - совершенно новое для бывшего советского человека. И вот одни воспользовались этим правом (удачно или неудачно), другие не смогли, а третьи злобствуют». Но оказывается, что право на прибыль - категория не только экономическая, но и нравственная: «Человек, извлекающий прибыль, - самый высокоморальный человек нашего времени. Это значит, что он сумел наладить производство так, что оно приносит прибыль. Товары конкурентоспособны, производительность труда высокая и издержки труда минимальны. Следовательно, применяют все достижения науки». О том, что нравственно все то, что способствует построению коммунизма, я знал со школьных лет. О том, что нравственно все то, что приносит прибыль, я читал впервые.

Давайте на этой проблеме остановимся подробнее. Надеюсь, никто не упрекнет меня ни в отрицательном отношении к бизнесу, ни в непонимании значения прибыли в бизнесе. Среди моих учеников есть немало бизнесменов, которые, зарабатывая, тем самым делают немало полезного людям и обществу. Достаточно сказать, что среди них человек, которому страна обязана приходом в Россию мобильных телефонов, - создатель и долгие годы президент «Мобильных телесистем». Кстати, себя он называет не бизнесменом, а предпринимателем. Но сегодня, после трагедий на Саяно-Шушенской ГЭС и в Перми, мы слишком хорошо знаем, чем оборачивается прибыль, когда она становится единственным ориентиром. В Древнем Риме просто и без затей говорили: «Прибыль не пахнет». До того, что прибыль может стать мерой высшей нравственности, они еще не додумались.